Монастырь в пространстве милосердия

Игумения Даниила (Севериненко)

Феодоровский, в честь великомученика Феодора Стратилата, женский монастырь в Переславле-Залесском стоит на земле, имеющей богатейшую историю, прославленной явлением великих святых и деяниями выдающихся правителей русского государства. Сам монастырь, существующий – если ориентироваться на первое упоминание в летописях – уже более семи веков, является свидетелем и участником многих событий, и славных, и трагических. Свидетелем, по милости Божией, живым и деятельным. Обитель мужественно преодолела основные трудности восстановления после десятилетий хозяйничания в ней советских учреждений, – основная тяжесть этой работы легла на плечи игумении Варвары (Чекотковой; † 2017). Сегодня под управлением преемницы матушки Варвары – игумении Даниилы (Севериненко) монастырь живет в упорядоченном ритме богослужений и монашеских трудов. При этом древняя обитель пользуется немалым вниманием как паломников, так и туристов, во множестве посещающих Переславль-Залесский. Это побуждает сестер к внимательному изучению ее прошлого – благо, архивы неплохо сохранились и ждут своих исследователей.

А с недавнего времени монастырь стал участником новых интересных начинаний, выступив во многом и их инициатором. Речь идет о проектах, на первый взгляд, различных по задачам, но на деле тесно связанных общими целями: это и постоянно действующий Свято-Феодоровский историко-культурный форум, и увековечение памяти о переславском периоде жизни святителя Луки (Войно-Ясенецкого), и открытие в городе православного паллиативного стационара…

Обо все этом мы побеседовали с игуменией Даниилой. В разговоре приняла участие помощница матушки, координатор Свято-Феодоровского форума послушница Наталия Ямолдинова.

Матушка Даниила, как возникали эти проекты, с чего все началось?

21 февраля 2019 года праздновалось 1700-летие мученического подвига святого великомученика Феодора Стратилата – нашего небесного покровителя. И мы решили посвятить этой дате несколько мероприятий: хотели провести конференцию, совместно осмыслить феномен мученичества как свидетельства о Христе, и почему это может быть актуально в наши дни. Хотелось также донести до людей новые исторические данные о монастыре, так как переславские экскурсоводы зачастую опираются в своих рассказах на устоявшиеся мифы и местные легенды, а достоверной информацией не владеют… И так в марте 2019 года состоялся круглый стол «Роль монастырей в формировании социокультурного пространства малых городов». Изначально это мероприятие еще не называлось форумом, его идея возникла прямо в процессе нашего общения, и епископ Переславский и Угличский Феоктист предложил проводить Форум ежегодно.

На этом же круглом столе мы впервые подняли вопрос о комплексе зданий переславской земской уездной больницы, где в 1910–1917 годах главным врачом был Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий, будущий святитель Крымский Лука. Незадолго до того прошел слух, что здания больницы, постепенно приходящие в ветхость, возможно, будут снесены, чтобы построить на этом месте какие-то коммерческие заведения. Мы, конечно, обеспокоились и решили привлечь к этой проблеме внимание общественности. Первоначальной задачей было попытаться привести, насколько это возможно, в порядок территорию и просить правительство Ярославской области о передаче комплекса больницы в пользование Церкви.


Святителя Луку ведь многое связывало с Феодоровским монастырем?

Да, святитель Лука особенно близок нашему монастырю. Он не только был знаком с матушкой игуменией Евгенией, но и безвозмездно оказывал обители медицинскую помощь, о чем сохранились и письменные, и устные свидетельства. В архивах была найдена переписка игумении Евгении с врачебным отделением Владимирского губернского правления; в частности, есть письмо матушки, подтверждающее, что врач Валентин Феликсович Ясенецкий-Войно обязался предоставлять врачебную помощь сестрам и семьям священнослужителей, «полагая свои труды безвозмездно». Супруга Валентина Феликсовича была в теплых отношениях с игуменией. Бывшая горничная Войно-Ясенецких Елизавета Кокина вспоминала, что примерно раз в месяц матушка приезжала к ним «попить чайку». Есть и фотография, где матушка Евгения запечатлена с Анной Васильевной и детьми, – возможно, снимок сделал сам Валентин Феликсович. Поэтому для нас память святителя Луки так дорога.

Владыка Феоктист, который возглавлял круглый стол, поддержал нашу инициативу, а потом предложил оформить территорию больницы в пользование Феодоровского монастыря. Поскольку зданий там несколько, то мы сразу подумали о том, что нужно это место сделать не только мемориальным, музейным, но и продолжить дело святителя Луки – дело милосердия, помощи людям.

А местные власти вас поддерживают, оказывают помощь?

В администрации города отнеслись доброжелательно. Но территория находилась в собственности области, и когда мы обратились в департамент имущественных и земельных отношений, нас тоже поддержали и помогли найти приемлемый вариант передачи. Пока мы получили это место в пользование на 49 лет. То есть у нас появились все основания, чтобы развивать какую-то деятельность, привлекать партнеров, благодетелей.


Объект социальной помощи и социального предпринимательства

Чем вы руководствовались при выборе направлений этой деятельности?

Эти направления появились естественно, исходя из потребностей города. В малых городах особенно востребована помощь людям с ограниченными возможностями здоровья, инвалидам. Паллиативная помощь. Консультативно-диагностическая. Реабилитация после инсультов, травм, ДТП… Конечно, Переславль-Залесский не исключение.

Например, что касается детей и взрослых с ограниченными возможностями здоровья: чаще всего работа с ними опирается на энтузиазм добровольцев. В нашем городе есть волонтерская группа по игровой реабилитации людей с множественными нарушениями развития под руководством С.А. Старостиной. Светлана Александровна – член Общественного Совета по правам ребенка в Ярославской области, зампредседателя Ярославского отделения Национальной Родительской Ассоциации, человек очень активный, по сути всю эту волонтерскую деятельность она поддерживает энергией своей личности. И когда появилась возможность заниматься социальной реабилитацией инвалидов и людей с ограниченными возможностями здоровья на базе создаваемого Центра святителя Луки, она со своими единомышленниками охотно присоединилась к нам, потому что им требуются помещения, требуются ресурсы для развития.


Благодаря владыке Феоктисту мы познакомились с Алексеем Юрьевичем Заровым – главным врачом и директором Клинической больницы святителя Алексия в Москве. У руководства больницы появилось желание открыть свой филиал в Переславле. Сначала говорили только о паллиативном отделении, поскольку им предоставляется федеральное финансирование для паллиативных отделений в регионах (недавно такое появилось в Шуе). Потом планы расширились, сейчас уже есть желание открыть и небольшое хирургическое отделение по направлениям офтальмологии, ортопедии, отоларингологии, – с операционной и небольшим стационаром, и консультационно-диагностический центр, тоже силами московских врачей. Алексею Юрьевичу хочется создать современную операционную именно в тех стенах, где проводил операции святитель Лука.

В Центре святителя Луки обязательно будет и мемориальный музей. Есть у нас и человек, который уже начал заниматься организацией музея – Екатерина Игоревна Каликинская, биограф святителя Луки. Она собрала много архивных данных, написала несколько книг, одна специально посвящена переславскому периоду жизни святителя. На материалах этого исследования построены экскурсии, которые мы сейчас проводим.

Еще благодаря Екатерине Игоревне зимой прошлого года мы оказались счастливыми обладателями двух картин, пейзажей. Один абсолютно точно написан святителем Лукой, в 1896 году, это указано на обратной стороне. Сейчас в Ярославле завершили его реставрацию. А второй этюд, вероятнее всего, принадлежит кисти сына святителя Луки, Валентина. Это замечательное приобретение для будущего музея.

Будет ли на территории Центра храм, и существовал ли он прежде?

Строительство храма планируется, хочется, чтобы в Центре святителя Луки с самого начала шла богослужебная жизнь. До революции церкви при больнице не было, в архивных документах, в докладных записках Валентина Феликсовича есть только упоминание о часовне при покойницкой

Храм, музей – все это говорит о том, что пространство Центра будет открытым и при наличии сугубо медицинских учреждений.

Послушница Наталия: Идея, что это пространство должно быть инклюзивным, возникла изначально. Практически сразу в концепцию было заложено создание доступной среды. А спустя некоторое время Алексей Юрьевич Заров познакомил нас с Марией Алексеевной Львовой-Беловой, сенатором Совета Федерации от Пензенской области, общественным деятелем, основателем проекта «Квартал Луи» в Пензе, автором несколько проектов социализации детей с тяжелой инвалидностью и, что еще сложнее, – детдомовцев. Все проекты направлены на сопровождаемое проживание, на интеграцию в социальные процессы. В начале этого года мы ездили с коллегами в Пензу, и нам очень понравилась концепция инклюзивного хостела в «Доме Вероники». У них на первом этаже постоянно живут ребята инвалиды, которые там учатся, трудятся, а второй этаж отведен для приезжих. То есть на такой основе могут существовать одновременно и объект социальной помощи, и объект социального предпринимательства. Конечно, у нас не получится создать копию «Дома Вероники», но поскольку мы сразу планировали, что на территории Центра должен быть паломнический гостевой дом, то инклюзивный хостел, где будут и трудиться, и останавливаться люди с инвалидностью, укладывается в концепцию ее развития: с одной стороны, это регулярный приток средств на ее содержание, с другой – территория должна выполнять социальную и просветительскую функцию. Количество зданий позволяет все это устроить. Вот такое интересное направление возникло, очень востребованное в общегосударственном масштабе.

Заинтересовались ли горожане вашими проектами, готовы ли сотрудничать? И насколько активно в них принимают участие сестры монастыря?

Игумения Даниила: Люди собираются, у нас есть сотрудники, готовые помогать. Сестры не так активно вовлечены в эту работу – только те, у кого есть склонность и способности, может быть, соответствующий опыт в мирской жизни.

Привлечь серьезные ресурсы к изучению и популяризации истории монастыря

Послушница Наталия: Говоря о привлечении мирян к сотрудничеству, наверное, стоит подробнее рассказать о Переславском Свято-Феодоровском историко-культурном форуме. Круглый стол, который упомянула матушка, – был первым мероприятием. И как уже было сказано, мы затеяли его в первую очередь, чтобы привлечь какие-то серьезные ресурсы к изучению и популяризации истории монастыря. К этому решению нас подвигли сразу несколько поводов. Когда я начала заниматься монастырской канцелярией и вести летопись обители, то столкнулась с большим объемом документов: предшествующие архивные изыскания сестер, документация, касающаяся реставрационных работ (поскольку монастырь является объектом культурного наследия федерального значения, то любой реставрационный проект должна предварять историко-культурная экспертиза, опирающаяся на архивные данные). Еще Господь нам подарил чудесного исследователя – Елену Константиновну Шадунц, старшего научного сотрудника Переславского музея-заповедника. Это человек горящий своим делом, неравнодушный, она открыла нам очень много интересных документов, касающихся монастыря. И в какой-то момент мы осознали, что архив Феодоровского монастыря достаточно хорошо сохранился (не только у нас, но в Ярославле, во Владимире), но он очень плохо, фрагментарно изучен.

Сохранившийся архив – это ведь драгоценность, нечасто такое встречается…

Послушница Наталия: Конечно. Ведь там много данных о сестрах, о священниках, которые здесь служили. Священномученик Николай Дунаев, например, начал служить в монастыре в 1901 году и ушел только с закрытием обители в 1923-м. Очень интересна судьба матушки Олимпиады – последней игумении. Матушка Евгения, которая была знакома со святителем Лукой, в 1916 году отошла от дел и, по-видимому, приняла схиму. А на долю игумении Олимпиады выпали все тяготы разорения, аресты, ссылки… Исповедница веры, она упокоилась 1955 году. Похоронена здесь, в Переславле, могилка ее известна, сейчас пытаемся установить точную дату смерти. А вообще после революции в монастыре оставалось около пятисот сестер, они все рассеялись, и теперь к нам поступают иногда разрозненные сведения о том, что кто-то из них пострадал, был репрессирован…

Очень хочется как-то материализовать эту память, почувствовать традицию, понять, какой духовный опыт мы можем из этого извлечь… Это действительно драгоценность. Но у нас в монастыре нет достаточного человеческого ресурса для того, чтобы заниматься изучением архивов, нет историков, музейных сотрудников, мы не знаем, как с этим работать. Поэтому мы и собрали круглый стол, потом конференцию под названием «Роль монастырей в формировании социокультурного пространства малых городов». И мало-помалу стали знакомиться с исследователями, поняли, что вообще изучение истории монастырей – это серьезный пласт в исторической науке, потому что монастыри были крупнейшими землевладельцами, вели хозяйственную деятельность, взаимодействовали с государством, с миром…

Обычно каждый исследователь «распахивает» свое поле. Нужно еще найти тех, чьи научные интересы совпадут с вашими.

Послушница Наталия: Отчасти по этой причине мы затеяли конкурс научно-исследовательских проектов студентов, аспирантов и молодых ученых по изучению истории русских православных монастырей. Пока он прошел один раз, и, признаемся, заявок было немного, но они точно попали в цель. Победили две работы, вернее, пока заявки на работы; одна – непосредственно по изучению синодиков Феодоровского монастыря XVII–XIX веков из Переславского музея и монастырской вкладной книги, которая хранится в библиотеке архива Санкт-Петербургского института истории РАН. Автор – Евгения Лашманова, теперь уже аспирантка РГГУ, продолжает заниматься этой темой.

Понятно, что к нам не побежали сразу толпы воодушевленных историков, но мы рады этим крупицам, тому, что какие-то разделы будут серьезно изучены. Нашлись и благодетели: Наталья Александровна Ямщикова, топ-менеджер одной из крупнейших угольных компаний, поддержала такую идею развития потенциала ученой молодежи.

Нынешнее дело оказалось востребовано

А если вернуться к социальной деятельности, делам милосердия и помощи самым уязвимым – больным детям, и вообще людям, которым трудно в сегодняшней реальности, – предполагали ли Вы, матушка, заранее, что Вы и сестры будете заниматься этим?

Игумения Даниила: В такой степени не предполагали, конечно. У нас социальная работа особо никогда и не велась. Когда-то были планы по открытию приюта, но, видимо, он не был востребован в тот момент. А вот нынешнее дело оказалось востребовано. Например, подопечные Светланы Александровны Старостиной, о которой я уже говорила. Мы с ней давно знакомы, и сначала у нас просто было желание чем-то помочь им. Однажды она говорит: может быть, у монастыря есть какая-то работа, которая была бы по силам ребятам? Для них важно хотя бы прийти в это пространство, зайти в храм… Мы думали, думали, потому что практически всё им трудно (хотя большинство из них, в сущности, и не дети – совершеннолетние с тяжелыми нарушениями). И нашли занятие: наклеивать этикетки на пакетики с нашим «фирменным» Феодоровским Иван-чаем. Это оказалось для них целой премудростью – ровненько вырезать, наклеить… Но они были очень рады! Еще и плату небольшую за это получили.


Потом, у них же есть свои театральные постановки, сценки, и им конечно важно, чтобы их кто-то увидел. Нам захотелось предоставить площадку, чтобы эти дети могли выступить, и мы провели в монастыре такой праздник – «Святки в Феодоровском», где участвовали и дети из обычных городских художественных коллективов. Удивительное было впечатление. Если для обычных детишек совершалось довольно-таки рядовое событие, то дети с ограниченными возможностями просто преобразились: для них это был очень важный момент жизни – возможность реализоваться. Когда они выступали, они легче двигались, лучше говорили, они действительно жили на сцене.

Послушница Наталия: С ними работает замечательный режиссер, Олег Анатольевич Королев – он каким-то удивительным образом добивается того, что, без преувеличения, можно назвать катарсисом… Спектакль был посвящен Рождеству Христову, и дети так искренно обращались к Господу! В их устах это звучит совсем иначе…

Вообще, это огромная проблема, особенно если речь идет о полностью беспомощных людях. Мы сейчас имеем дело не с подопечными интернатов, а с теми, кого все-таки опекают семьи, родственники, но что с ними будет, если с родными что-то случится? Все родители таких детей думают об этом. Паллиативное отделение поэтому – потребность самая насущная. Кто-то должен был за это взяться.

Как решаются материальные вопросы?

Послушница Наталия: Когда уже был подписан договор с департаментом земельных отношений Ярославской области о пользовании комплексом, нам нужно было понять: с чего же начать? Все без исключения здания требуют ремонта, какие-то косметического, какие-то очень серьезного, вплоть до капитального; для заявленной деятельности нужно оборудование, пространство, чтобы создать доступную среду – это сейчас практически нормативные требования. Естественно – огромные суммы. В монастыре лишних средств нет. Вот тогда мы в первый раз решились на опыт получения гранта. Нас вдохновили, что брать грант – это не страшно, и мы стали выяснять, на какие направления мы можем получить финансирование. В итоге возник проект «Миссия – врач», который летом 2020 года получил поддержку Фонда президентских грантов. В проект входит передвижная выставка «Дороги святителя Луки», которая 15 февраля начала свой путь по Ярославской области, а затем побывает в Москве. У нас уже есть договоренность со школами, колледжами, вузами, с больницами, где мы планируем ее экспонировать. Затем – инклюзивный спектакль «Восемь побед святителя Луки» с участием детей, о которых мы говорили; автор композиции Екатерина Игоревна Каликинская. И третье направление проекта «Миссия – врач» – это волонтерская помощь по благоустройству территорий Центра святителя Луки. Возможно, найдутся и добровольцы, которые захотят помочь тяжелобольным лежачим пациентам. Все это в основном направлено на привлечение внимания к Центру, привлечение людей, которые могли бы в близком будущем трудиться в паллиативном отделении, помогать в социальных проектах Центра святителя Луки.


Это род духовного делания

Но ведь паллиатив подразумевает профессиональный сестринский уход, то есть основная тяжесть здесь ложится не просто на добровольцев, а именно на сестер милосердия. Кто может ими стать?

Послушница Наталия: Конечно, это так, и мы думаем о том, как создать сестричество милосердия. Здесь есть свои трудности. Очевидно, что опираться придется не на молодежь (если девочки выбирают профессию медика, то они, скорее, ориентированы на продолжение учебы), а на женщин зрелого возраста, возможно, уже вырастивших детей, но имеющих еще силы, чтобы потрудиться. Однако город наш небольшой, население малочисленно…

Игумения Даниила: Тем более служение сестры милосердия подразумевает не только медицинскую подготовку, – должно быть определенное призвание, желание самоотверженно служить ближним, это тоже не у каждого встретишь. У нас есть несколько прихожанок с опытом работы в медицинских учреждениях, надеемся, что они смогут на первых порах помочь.

А какое-то духовное образование для членов такого сестричества предполагается?

Послушница Наталия: Начнут действовать учебные курсы больницы святителя Алексия, а в их программу в обязательном порядке входят как раз духовные основы милосердия. Эта программа у них уже отработана, и лицензия есть.

Но вообще большинство людей, кто трудится в сестричестве милосердия или как-то приобщен к этому, отмечают, что здесь очень важен духовник. Собственно, это именно род духовного делания. Который, тем не менее, тесно соприкасается с телесным аспектом, и более того – с самой болезненной и неприглядной стороной нашего телесного существования… Роль духовника здесь колоссально важна.

Епископ Феоктист вам деятельно помогает. А из священства кто принимает участие в проекте?

Послушница Наталия: Руководитель социального отдела епархии отец Игорь Залесский. Но что касается духовного окормления, – пока не нашлось отца, который поднял бы это знамя. Мы молимся.

В Переславле-Залесском еще четыре монастыря, три – в Угличе. Ближайшие соседи не присоединяются к вашей деятельности?

Игумения Даниила: У каждого монастыря свой уклад, свои задачи. У нас, как видите, по милости Божией находятся помощники в миру.


И это позволяет сестрам не слишком отвлекаться от уставной монашеской жизни.

Игумения Даниила: У монашествующих свое призвание. Как сказала недавно в интервью игумения Елисавета (Позднякова), настоятельница Марфо-Мариинской обители милосердия, «сейчас социальное служение – не тот стимул, ради которого оставляют мир. Сегодня церковная социальная деятельность – это прерогатива в основном мирян». Монастырь здесь играет организационную роль, координирующую и вдохновляющую. Конечно, когда проходят мероприятия, то все в этом задействованы: нужно принять, расселить, накормить… Сестер в монастыре сейчас не так много, около двадцати, среди них есть и очень пожилые.

Должно быть и время личного общения с Богом

Сестры имеют, или получают, духовное, богословское образование?

Игумения Даниила: Часть сестер сейчас с благословения священноначалия учится на курсах, которые организует Ярославская духовная семинария. Это очные занятия, проходят они в Никольском женском монастыре – там больше учащихся. Курсы трехгодичные, и сейчас второй год подходит к концу. Конечно, сестры должны разбираться в вопросах веры.

При такой занятости есть ли у Вас, матушка, возможность уделять личное внимание сестрам?

По воскресеньям мы собираемся на беседы после трапезы.


Какие, уже именно монастырские, дела и заботы занимают сейчас Ваше время?

Главный объект нашей заботы сейчас – Феодоровский собор, реставрацию которого мы надеемся закончить в этом году и подготовить его к освящению. Восстановили росписи, будем устанавливать иконостас – его делают в Костроме, иконы пишут в Сергиевом Посаде. Речь идет о центральном престоле в честь великомученика Феодора Стратилата – он находится в четверике XVI века. А галерея, пристроенная в XIX веке, уже отреставрирована, там службы проходят по престольным праздникам.

Общая для всего монастырского ансамбля проблема – подсос влаги из почвы: отсыревают стены. Сейчас заказываем проект, чтобы устранить это.

Для благоустройства нашей внутренней монашеской жизни насущно необходимо выделение особой сестринской территории, чтобы она не соприкасалась с маршрутами паломников и туристов. Мы постепенно к этому идем: бóльшая часть сестер сейчас переселилась в одно из отреставрированных зданий, в другое после ремонта переедут остальные. Тогда можно будет эту территорию отделить. А здание, где сестры до недавнего времени жили, – это исторически странноприимный корпус, и он снова станет полностью гостиничным. Пока нет средств привести в порядок еще одно здание, XVII века, хватило сил только внешне его облагородить. На очереди также проект восстановления ограды – у нас не полностью замкнут периметр, и даже одни соседи через наши въездные ворота входят-выходят… Проект уже завершен, но он очень дорогостоящий. А просто новую ограду построить нельзя: монастырский ансамбль – объект культурного наследия федерального значения, поэтому мы обязаны сохранять и реставрировать каждую сохранившуюся постройку…


Какие проблемы, касающиеся сугубо монашеской, молитвенной жизни сестер Вас как настоятельницу волнуют? Вы участвовали в нескольких монашеских форумах последних лет. Может быть, есть темы, обсуждения которых Вы ждете, считаете их особенно важными?

Я стараюсь в качестве слушателя участвовать во всех монашеских собраниях и конференциях, еще с тех пор, как стала старшей сестрой. Для меня это и возможность общения с опытными игумениями, возможность посоветоваться, и просто услышать интересные выступления, суждения. Мы потом беседуем об этом с сестрами, желающим я раздаю тексты докладов для чтения.

Об ожиданиях. Хотелось бы услышать обсуждение темы келейного правила. В Пятигорске уже проходил посвященный этому круглый стол, и, кажется, эти вопросы снова будут вынесены на конференцию. Для нас это важно. В нашем монастыре еще матушкой Варварой были установлены ежедневная Литургия, полный суточный круг; бóльшая часть правила прочитывается тоже в храме. Но ведь должно быть и время личного общения с Богом. И вот насколько это возможно, учитывая такое длительное богослужение и обязательные послушания? Такие темы меня давно интересуют, потому что традиции монашеского правила исторически не были единообразны, практика и в наших монастырях бывала разной, не говоря об отличиях в других Православных Церквях. Важно, как сейчас это будет разработано с учётом традиции и современных условий, и какой вариант будет предложен…


Беседовала Елена Володина

Фото: Владимир Ходаков. Фотографии также предоставлены Феодоровским женским монастырем Переславля-Залесского

Материалы по теме

Публикации:

Протоиерей Михаил Дудко
Игумения Елисавета (Позднякова)
Протоиерей Михаил Дудко
Игумения Елисавета (Позднякова)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Спасо-Прилуцкий Димитриев мужской монастырь
Покровский Хотьков ставропигиальный женский монастырь
Новоспасский ставропигиальный мужской монастырь
Пюхтицкий Успенский ставропигиальный женский монастырь в Эстонии
Данилов ставропигиальный мужской монастырь
Андреевский ставропигиальный мужской монастырь
Макарьева пустынь
Свято-Богородице-Казанский Жадовский мужской монастырь.
Мужская монашеская община прихода храма Тихвинской иконы Божией Матери
Пензенский Троицкий женский монастырь