Страна «Пилигримия» и ее жители

Данилов ставропигиальный мужской монастырь Москвы

Известно, что христианским воспитанием человека необходимо начинать заниматься с первых дней его жизни, а может быть, даже и раньше. К сожалению, в наше непростое время у родителей зачастую не хватает на это ни времени, ни сил, так как они вынуждены решать вопросы выживания семьи. Школа? Но современной школе тоже не до воспитания. Не секрет, что сегодня оно не является приоритетным направлением в системе образования. Тем приятнее видеть, что в Русской Православной Церкви есть Центры, где замечательные и неравнодушные люди занимаются с детьми, воспитывая их настоящими и активными христианами.

Педагоги Юлия и Тарас Лагутинские на протяжении почти 10 лет руководят работой подросткового клуба «Пилигримия» в Патриаршем центре духовного развития детей и молодежи при Даниловом монастыре. Они называют свой проект клубом, подчеркивая, что создают в нем пространство, в котором детям и подросткам бывает легче найти свой путь к Богу. Но, слушая их, я представил себе, что «Пилигримия» – это некая страна, подобная фантастической Нарнии, созданной писателем Клайвом Льюисом, или Средиземью, рожденному гением Джона Толкина. С этой ассоциации и начался наш разговор с Юлией и Тарасом.

Ребята, если представить ваш подростковый клуб как некую страну, то что вы можете рассказать о «Пилигримии»?

Тарас Лагутинский: «Пилигримия» – это особое пространство, где ведется диалог между взрослыми и ребятами в возрасте от 7 до 15 лет, где царит атмосфера доверия и где дети и подростки имеют возможность осмыслить свои отношения с Богом, родителями, внешним миром. Ведь невозможно понять, какие у тебя отношения с Богом, не разобравшись в своих отношениях с другими людьми.

Как возникла «Пилигримия»?

Юлия Лагутинская: В 2010 году руководитель Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи игумен Иоасаф (Полуянов) предложил нам создать паломнический проект для детей и молодежи. Поначалу клуб существовал как паломнический в прямом смысле слова. Вместе с ребятами из семей прихожан Данилова монастыря и других приходов мы ездили в паломнические путешествия, посетили немало христианских святынь в России и за рубежом. Побывали во Пскове и в Санкт-Петербурге, Калининграде и Балтийске, совершили паломничества к христианским святыням Германии, Словакии, Люксембурга и Австрии. Но вскоре от паломничества географического мы переключились на внутреннее паломничество душой и сердцем…

Почему?

Юлия Лагутинская: Потому что поняли, что подросток редко воспринимает паломническую поездку в том виде и с тем смыслом, как ее воспринимает взрослый. Для ребенка она зачастую превращается в религиозный туризм.

Простите, а чем же плох «религиозный туризм»?

Юлия Лагутинская: Религиозный туризм вовсе не плох, но у ребенка происходит своего рода обесценивание того, что он видит. Христианские святыни в глазах подростка становятся в один ряд с картинной галереей или художественным музеем. Тарас Лагутинский: В такой паломнической поездке у детей не происходит осмысления христианских ценностей. Подростки, руководимые родителями или другими взрослыми, часто поклоняются христианской святыне лишь потому, что так делают взрослые, при этом сами не задумываются, не знают, не понимают до конца, зачем им это.

А как вы можете охарактеризовать «жителей» «Пилигримии»? Кто они? Сколько их?

Тарас Лагутинский: В основном, это юные христиане, хотя среди них есть и ребята, которые еще только готовятся к Крещению. Родители направляют их в «Пилигримию», чтобы они ближе познакомились с христианским мировоззрением и жизнью Церкви.

Новые «пилигримовцы» – это ребята в возрасте от 7 до 15 лет, хотя есть у нас и «старожилы», которым уже по 20 и более лет. Мы стараемся не терять связь со всеми повзрослевшими «пилигримовцами», и они нередко помогают нам в наших программах. Активное ядро включает в себя 30 человек – это те, кто постоянно участвует во всех наших встречах, программах и часто бывает с нами на Литургиях. Еще порядка 40 человек появляются периодически. И раз в год в клуб приходит около 30 новичков. Так что если считать за год, то в «Пилигримии» порядка 100 «жителей».

А есть ли в «Пилигримии» какие-нибудь законы, обязательные для ее «граждан»?

Юлия Лагутинская: В клубе действуют определенные правила, которые мы озвучиваем нашим новичкам: правила безопасности, правила совместного времяпрепровождения, правила вежливости… То, что у нас действуют правила безопасности, вполне понятно. Нам важно создать в «Пилигримии» безопасное пространство, чтобы ребята понимали, что делать можно, а чего нельзя. Нельзя, скажем, вылезать из окон. Если что-то болит, надо не терпеть, а сразу сообщить ведущему и т.д. Правила вежливости и общежития составляли вместе с нами сами ребята. Нельзя опаздывать, трогать чужие вещи, без разрешения вторгаться в личное пространство…

И еще вы, вероятно, учите их избегать конфликтов…

Тарас Лагутинский: Конфликты мы стараемся разрешать и проговаривать. Есть в «Пилигримии» и ключевое правило: мы уважаем христианские ценности, не обесцениваем их. Это правило для тех новичков, которые еще только-только знакомятся с жизнью Церкви, чтобы они с уважением относились к мировоззренческим позициям других ребят, не обесценивали веру другого человека. А в целом мы стараемся создать в «Пилигримии» пространство максимального доверия и дружелюбия. Скажем, у нас есть дискуссионный клуб, где ребята отстаивают, порой весьма эмоционально, свои взгляды по разным вопросам, но у нас нет конкуренции, мы призываем выслушивать любую точку зрения со вниманием и дружелюбием.

Теперь мы подошли к главному – той работе, которая ведется в «Пилигримии».

Тарас Лагутинский: В клубе есть несколько направлений. Есть городские лагеря, которые мы проводим на каникулах и в дни длинных праздников. И есть короткие тренинги. Лагеря занимают от 4 до 14 дней, и суммарно в год проходит порядка 15 городских программ.

Вы куда-то с ребятами выезжаете?

Тарас Лагутинский: Нет, это просто такой формат – городской лагерь. Всё проходит в стенах Патриаршего центра. Ребята приезжают к нам (или их привозят родители) утром и находятся в лагере весь день, с утра и до вечера. Тренинги тоже проходят здесь, только они занимают от 2 до 4 дней и идут с 14 до 18 часов. Тренинги, как правило, посвящены различным проблемам социализации, на них обсуждаются вопросы коммуникации, целеполагания, конфликтологии, общения с внешним миром…

Вы сами придумываете темы для лагерей и тренингов?

Тарас Лагутинский: Да, чаще всего темы подбираем мы, но нередко их предлагают сами ребята. Недавно они попросили обсудить тему одиночества, многих из них это волнует. Так что летом мы проведем программу «Одиночество: хорошо это или плохо?»

Юлия Лагутинская: В лагерях мы предлагаем ребятам темы, связанные с христианским мировоззрением, осмысление которых могло бы помочь им лучше понять отношения человека с Богом. Что у меня общего с Богом? Какое место в моей жизни занимает вера? Кто мой небесный покровитель? Тему одиночества мы тоже рассмотрим с христианских позиций.

Кто мой небесный покровитель… Вроде бы так всё просто. «Как тебя зовут, мальчик? Петя? Значит, твой небесный покровитель святой апостол Петр»… О чем же здесь можно говорить целых десять дней?

Юлия Лагутинская: У нас совсем другой подход. Мы не школа, и у нас нет задачи вложить в голову ребенка определенные знания. Наша задача побудить его думать, самому формулировать вопросы на конкретную тему и самому искать на них ответы. Поэтому вопросы-рассуждения детей по теме «Кто твой небесный покровитель?» будут другими. Дети должны задуматься, почему этот человек признан святым? Святой –это кто? Он безгрешный? Получается, что я не могу быть святым, потому что я не безгрешен. Тогда что меня связывает с этим человеком, кроме имени? Может ли он быть для меня примером? Перед каким выбором стоял мой святой покровитель? А как бы я повел себя в случае, если бы мне предстоял такой же выбор?.. Еще раз подчеркну: наша задача не давать ребятам информацию, а пробудить в них интерес к предлагаемой теме, желание задуматься и порассуждать о ней. Если дать ребенку задание, он тут же нырнет в интернет и накопает кучу информации. Важны не знания сами по себе, а насколько они могут стать частью внутреннего «я» ребенка. Мы стараемся помочь ребятам выйти на духовный опыт осмысленных отношений с Богом или другим человеком. Именно опыт. Знания служат здесь лишь подчиненным элементом.

Или была у нас программа, посвященная смирению. Поначалу ребята, когда мы разбирали эту тему, говорили, что смирение – это унижение, самоуничижение, а значит, заведомый проигрыш и «я не хочу в этом участвовать». Тогда мы попытались вместе осмыслить это понятие. Если смирение – это унижение, то при чем здесь Господь? Неужели любящий Бог этого хочет от нас? Зачем? В каких случаях «надо» проявлять смирение в наше время? Вместе мы рассмотрели простые примеры из реальной жизни подростков. Мама просит надеть шапку, а дочь не хочет этого делать. Как поступить? Ведь девочка знает, что все подруги придут без шапок. Может ли она смириться и уступить просьбе мамы? Так шаг за шагом, вопрос за вопросом мы во всех наших программах выходим на тему любви к ближнему и Богу. В данном случае на понимание, что мама заботится о своем ребенке, переживает за его здоровье. Смирение дает возможность встать на позицию другого человека, понять его, ощутить его ответственность, жить в мире с ним и с обстоятельствами своей жизни.

Тарас Лагутинский: Еще у нас была программа на тему «Отцы и дети», и в ходе работы мы решили сделать театрализованное представление, в котором дети разбирали бы всякие житейские ситуации, но с позиции своих родителей. «Надень шапку», «выключи телевизор и садись за уроки», «отложи мобильник»… Ребята пытались понять, чем обусловлены те или иные требования родителей, какие причины за ними кроются.

Юлия Лагутинская: Причем одни ребята эти сценки разыгрывали, а другие наблюдали за ними в качестве зрителей. Но, наблюдая, могли в любой момент включиться в представление. В итоге все участники получили опыт пребывания в позиции ответственного человека.

Тарас Лагутинский: Даже тогда, когда мы осмысляем наши отношения с родителями, мы, по сути, осмысляем наши отношения с Богом. Как заметил однажды митрополит Антоний Сурожский, «для того, чтобы стать хорошим христианином, надо стать хорошим человеком».

Юлия Лагутинская: Как уже говорилось, многие темы для программ и тренингов рождаются по просьбе самих детей. Мы собираем от них вопросы и пожелания. Порой в детском представлении о вере много странного и искаженного. У подростков тема веры перемешивается с разными эзотерическими представлениями, реинкарнацией и т.п. А у детей помладше это инопланетяне и космические пришельцы. Но именно по просьбе ребят у нас рождаются такие программы, как «Что у меня есть общего с Богом?» или «Чего я хочу от Бога?»

И к чему пришли ваши «пилигримовцы»? Чего они хотят от Бога?

Юлия Лагутинская: Чаще всего от Бога хотят материальных воплощений своих желаний. Ребенок хочет общаться с Богом по принципу «дашь – на дашь»: «Я в храм схожу, свечку поставлю, а Бог мне поможет получить пятерку по математике». Потом, когда подобные отношения и желания осмысляются, самим детям становится ясно, насколько смешным и неправильным было их первое представление о вере. Но благодаря такой программе дети задумываются над вопросом, а какими, действительно, могут быть отношения с Богом? И вслед за этим вопросом рождаются и другие, скажем, такой: «А как можно дружить с Богом?» Скоро у нас будет программа и на эту тему.

Подобные темы одинаково интересны и семилетним детям, и подросткам 15 лет?

Юлия Лагутинская: А почему нет? Отношения с родителями, правда и ложь, может ли быть ложь во благо – все эти темы интересны ребятам любого возраста, просто маленький ребенок понимает это на своем уровне, а подросток – на своем. 

«Прихожанин»: Вы упоминали, что во время лагерных программ ходите с ребятами в храм на службу…

Тарас Лагутинский: Да, наши «пилигримовцы» любят ходить с нами на воскресную Литургию. По воскресеньям мы встречаемся с ними в 9 утра, читаем в храме молитвы, исповедуемся, а после Литургии здесь, в Патриаршем центре, устраиваем совместное чаепитие, затем обсуждаем отрывок из Евангелия, который они слышали на службе.

Церковная служба вызывает горячие обсуждения, ребята задают много вопросов. Причем нередко одинаковые вопросы интересуют и семилетних, и пятнадцатилетних. Скажем, почему, например, девочкам нельзя проходить в алтарь? Или почему в какие-то моменты службы все встают на колени? Почему одни молитвы батюшка читает тихим голосом, а другие – громко на весь храм?

А еще ребята приводят в храм своих родителей и даже бабушек-дедушек. Недавно у нас было целое событие: ребенок привел с собой на Литургию папу, который 10 лет не ходил в храм и не причащался. Это стало настоящим праздником для семьи.

Когда отец Иоасаф поручал вам создание проекта «Пилигримия», какую главную задачу он перед вами ставил?

Тарас Лагутинский: Основная миссия – помочь детям осмыслить свою веру, свои отношения с Богом.

Юлия Лагутинская: …Помочь ребенку гармонично войти в Церковь, стать ближе к Богу. Именно гармонично, а не формально, под страхом. Ведь нередко бывает, что некоторые родители попросту заставляют своих детей ходить в храм. Но в каком-то возрасте дети начинают бунтовать, срывать крестики, отказываются посещать богослужения… В «Пилигримии» дети с радостью ходят на службы; мы не заставляем, а приглашаем их.

Как вам это удается? Что вы им говорите?

Юлия Лагутинская: Мы с самого начала говорим ребятам, что их отношения с Богом – это их личная ответственность. И эта мысль удивительна и приятна для них, она переключает детей в позицию ответственного, взрослого. Когда подросток слышит «причащаться или нет – это твое решение. Мы можем тебе только рассказать о Боге и о Церкви, вдохновить тебя, но все решения принимаешь ты сам. Это зона твоей личной ответственности», он понимает, что между ним и Богом больше нет посредников в виде родителей, педагогов, он сам принимает решения. Это новый уровень отношений для него, и часто подросток с трепетом и интересом берет ответственность за них.

Вероятно, за 9 лет работы в «Пилигримии» у вас накопился большой материал о проблемах детей, связанных с Богом и Церковью…

Юлия Лагутинская: Самая большая проблема заключается в том, что ребенок не может найти сообщество, в котором он мог бы обсудить волнующие его вопросы, связанные с верой и Церковью. Обсудить, не боясь, что его осудят, что над ним будут смеяться. Подросток, сталкиваясь с сомнениями и непониманием, не знает как их разрешить и с кем об этом можно было бы поговорить.

Детям же, которые живут в Церкви с малолетства, порой не хватает осмысленного понимания веры, личной включенности. Родители водят их в храм, и они ходят туда, часто не задумываясь зачем, просто потому что «так надо». А важна осмысленная вера, собственная ответственная позиция.

А что представляет собой формат работы в «Пилигримии»? Нельзя же весь день с детьми дискутировать пусть даже на самые интересные темы…

Юлия Лагутинская: Конечно, нельзя, хотя горячие дискуссии и мозговые штурмы захватывают ребят, но им требуется переключение. На программах у нас есть различные блоки, которые помогают детям отдохнуть и переключиться, но так, чтобы при этом не выпасть из основного процесса. Это и спортивные игры, и киноклуб, и театр, и пение под гитару…

Тарас Лагутинский: Спортивные командные игры мы устраиваем на площади Данилова монастыря или выезжаем в парки: Коломенский, Мещерский. Порой отправляемся в небольшие поездки по московским святыням или в Подмосковье; часто бываем в Донском монастыре, Марфо-Мариинской обители, Троице-Сергиевой лавре.

Юлия Лагутинская: Есть у нас и творческие занятия, которые помогают ребятам переключиться, не выходя при этом из темы: рисование, коллажи, лепка…

Творческие задания вы задаете по теме дискуссии? Скажем, надо нарисовать «смирение» или вылепить «одиночество»? А если не получится?

Юлия Лагутинская: Но ведь «Пилигримия» не школа. Вы же сами назвали ее страной. Нашим «пилигримовцам» должно быть максимально комфортно и интересно в ее пространстве. И цель творческих заданий – помочь ребенку выразить то, что у него накопилось внутри. Никто же не будет ставить ему оценок за его работу или критиковать его.

Тарас Лагутинский: Когда мы видим, что группа не может дальше дискутировать, то «запускаем» индивидуальную творческую работу. Она помогает ребенку осмыслить свои переживания, понять, что он думает по поводу обсуждаемой темы, как он ее видит. Это очень важный процесс. Через творчество ребенок делится своим внутренним миром.

Юлия Лагутинская: Например, на недавней программе про небесного покровителя мы попросили ребят сделать скрапбукинг – вручную оформить странички, посвященные их небесным покровителям. Это работа их очень захватила.

А есть ли у «Пилигримии» свой девиз?

Юлия Лагутинская: Девиза нет… Но есть основополагающая фраза. Два года назад на день рождения клуба мы предложили «старейшинам» «Пилигримии» – ребятам, которые уже давно с нами, – организовать квест для остальных подростков. И «старейшины» загорелись идеей провести библейский квест и найти в Библии фразу, которая максимально точно характеризовала бы «Пилигримию». Они потратили 2–3 недели на это, штудировали Библию и в итоге нашли. Главной фразой, которая, по мнению ребят, отражает всё, что мы делаем в «Пилигримии», стали слова из Первого соборного послания святого апостола Иоанна Богослова: «Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем».

Тарас Лагутинский: А еще у «Пилигримии» есть эмблема: в центре фонарик, а по кругу – плывущие к фонарику рыбки. Фонарик – это образ Бога, а рыбы – древний образ христиан.

Спасибо вам за интересный рассказ о стране-клубе «Пилигримия». Еще несколько организационных вопросов. Как финансируются ваши программы, лагеря и тренинги? И сколько они стоят?

Тарас Лагутинский: Программы тематических лагерей и тренингов требуют определенных затрат, которые покрывают, в основном, родители участников. Это не стоимость программы, а организационный взнос на то, чтобы проект состоялся. Если говорить про лагеря, то нам важно организовать 4-разовое питание. Ребята находятся в клубе целый день, и обедаем мы в ресторане «Грабли». На программе предусмотрены также завтрак и два полдника. Этим летом мы посещали самую крупную в России сеть веревочных парков «ПандаПарк», на следующей программе нас ожидает поездка в термы и теплые бассейны комплекса «Мореон». Есть затраты на канцелярию, другие материалы, необходимые для полноценной реализации программ. Сумма оргвзноса на тренинг длительностью 4 дня – 5800 рублей, лагерь на 7 дней – 14 тысяч. Евангельские встречи с подростками и занятия курса «Я в храме» на осмысление сущности богослужений и церковных традиций не требуют таких затрат, поэтому они не предусматривают внесение оргвзноса.

Как дети и родители узнают о «Пилигримии»?

Тарас Лагутинский: У «Пилигримии» есть свой сайт, найти информацию о нас можно и на сайте Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи. Кроме того, мы регулярно выкладываем новости, фотографии и видео со всех наших тренингов и лагерей на наших страницах в «ВКонтакте» и в Инстаграм.

Юлия и Тарас, вы нашли друг друга здесь, в «Пилигримии»?

Тарас Лагутинский: Нет, мы нашли друг друга раньше, когда начали работать в Патриаршем центре, когда ездили волонтерами в детские дома в Подмосковье.

А как вы поняли, что «Пилигримия» и работа с детьми – это ваше? И что вам дает «Пилигримия»?

Тарас Лагутинский: Так получилось, что Юлия – педагог, я педагог-психолог и нам обоим интересно работать с детьми. Мне как христианину очень важно находить себя в каком-то служении. А помогать детям и подросткам осмыслять свои отношения с Богом – это, по-моему, самое замечательное служение. Что мне дает «Пилигримия»? Мне трудно сказать. Это даже не работа, а просто очень большая и важная часть моей жизни.

Юлия Лагутинская: Меня радует, что я участвую в чем-то живом, мне нравятся процессы, которые у нас здесь происходят; вопросы, которые возникают у ребят и то, как мы их решаем. Я этим живу, и в «Пилигримии» мне очень комфортно. Ведь вера это не какой-то ритуал, это – отношения, а отношения надо строить. Помните, в начале нашей беседы мы рассказывали о том, как раньше часто ездили в паломнические поездки, а потом поняли, что паломничество надо совершать в душе. Так вот я очень рада, что вместе с ребятами мы каждый день совершаем маленькие открытия, рада тому, что наши «пилигримовцы» понимают – главная встреча с Богом происходит на Литургии. И для этого не надо никуда ехать. Самая главная святыня – это Причастие, и, чтобы встретить Господа, не надо ехать в Иерусалим – достаточно просто прийти в свой храм, и там Его найдешь.

А что дает «Пилигримия» лично мне? Насыщенную духовную жизнь, наполненную теплыми отношениями с близкими по духу людьми. В «Пилигримии» я учусь любви к ближнему и деятельной любви к Богу.

Беседовал Петр Селинов

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Участники круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства»
Участники круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства»
Блаженнейший Митрополит Онуфрий
Участники круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства»
Участники круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства»
Блаженнейший Митрополит Онуфрий