«Церковные музеи нужны, чтобы сохранить церковные древности…»

Игумен Варнава (Аверьянов)

Игумен Варнава (Аверьянов), наместник Успенского Далматовского мужского монастыря Шадринской епархии, епархиальный древлехранитель и председатель епархиальной Комиссии по канонизации святых рассказал «Монастырскому вестнику», с какой целью создавался монастырский музей в его обители.

Отец Варнава, как епархиальный древлехранитель Вы регулярно бываете на проводимых Патриаршим советом по культуре курсах и конференциях. Чем полезны такие встречи для Вашей повседневной работы?

Прежде всего, тем, что расширяется кругозор – перестаешь «вариться в собственном соку», есть возможность узнать, как ведется аналогичная работа в других епархиях и регионах, перенять опыт, проверить правильность собственных идей. Ценно и то, что можно получить практические советы по организации охраны церковного культурного наследия, особенно от именитых специалистов – архитекторов, реставраторов, которые готовы поделиться своими знаниями и опытом. Также нельзя упускать возможность наладить контакты с участвующими в организации этих встреч представителями Экспертного совета по церковному искусству, архитектуре и реставрации. У себя в епархии чувствуешь себя увереннее, когда знаешь, что в сложных вопросах можно получить необходимую консультацию или опереться на мнение членов Экспертного совета и руководства Патриаршего совета по культуре. Думаю, для всех нас эти курсы важны еще и возможностью обрести единомышленников, убедиться в том, что вопросы сохранения церковных памятников волнуют не тебя одного, но многих людей.

На последней конференции древлехранителей, состоявшейся в мае 2019 года, ключевой темой стала организация работы церковных музеев. Что особенно интересно было для Вас как наместника монастыря, где имеется такой музей?

Интерес вызвали прикладные аспекты, например, как экспонаты фиксировать, описывать, формировать информационную базу. Обратил также внимание на многообразие концепций церковных музеев и влияние личностного фактора на характер создаваемых экспозиций.


Как возник замысел создать музей в Успенском Далматовском мужском монастыре?

Воплощение любой идеи связано с человеком. Если есть энтузиаст, начинается работа. Так было и с нашим монастырским музеем – стал собирать экспонаты, поскольку мне самому интересна эта деятельность. Меня всегда привлекали подлинные предметы, соприкосновение с которыми позволяет ощутить непередаваемый «аромат» эпохи или события. Встречаясь в музеях с копиями или муляжами, которые, конечно, иногда не только допустимы, но и желательны, все равно испытываешь некое разочарование. Именно поэтому при создании монастырского музея, мне хотелось, чтобы человек там мог увидеть реальные вещи прошлого, необязательно раритеты.

Конечно, монастырский музей призван представить, прежде всего, историю самой обители. Но поскольку у нас, к сожалению, сохранилось очень мало артефактов, связанных с дореволюционной жизнью монастыря, возникла мысль вписать имеющиеся предметы монастырского быта в контекст не столько даже общецерковной, сколько общегражданской истории дореволюционной России. Тем самым появлялась возможность в рамках одной экспозиции представить материал, позволяющий раскрыть сразу несколько тем – историю Далматовского монастыря, жизнь в Царской России, в основном XIX–XX веков, а также подвиг святых Царственных страстотерпцев. Именно в таком виде монастырский музей и начал свое существование в 2012 году.

В дальнейшем создали еще три тематических зала, посвященных отдельным лицам: уроженцу Шадринского уезда, выпускнику Далматовского духовного училища и знаменитому начальнику Русской Духовной Миссии в Иерусалиме архимандриту Антонину (Капустину), новомученикам Шадринской епархии, а также зауральским подвижникам благочестия протоиерею Григорию и матушке Нине Пономаревым, пережившим гонения Советской власти и после шестидесяти лет совместной жизни отошедшим ко Господу в один день. Зал, посвященный священнической чете Пономаревых, появился благодаря тому, что в музей были переданы личные вещи и часть архива отца Григория. Экспозиции об отце Антонине и зауральских новомучениках пришлось формировать при почти полном отсутствии вещей им принадлежавших. В этом случае вновь пришлось идти по принципу воссоздания «духа события».

Когда я только приступил к созданию музея, то предполагал собирать экспонаты через антикварные магазины или «блошиные» рынки. Для меня стало открытием, что сейчас почти все можно приобрести по интернету и за очень непродолжительное время, привлекая относительно скромные средства, создать целостную экспозицию. Благодаря такой возможности фонды нашего монастырского музея оформились довольно быстро.

Из предметов, имеющих непосредственное отношение к монастырю, в музее имеются литографии видов обители, несколько документов, брошюры и книги с печатью монастырской библиотеки. Часть из этих вещей в свое время передал в дар архимандрит Тихон (Затекин), наместник Вознесенского Печерского монастыря Нижегородской епархии, блестящий специалист по церковному краеведению. Мы с ним знакомы еще с тех времен, когда он был наместником Свято-Николаевского Верхотурского монастыря, а Далматовский и Верхотурский монастыри издревле были связаны. Сейчас во многом упущено время: если в конце прошлого века старинные иконы и церковные книги люди безвозмездно приносили в храмы, то сейчас чаще несут уже в антикварные магазины. Хотя, вот относительно недавно местные жители принесли в наш музей двустороннюю икону на металле – вероятно, хоругвь или запрестольный образ, которую нашли, копая огород. В другой раз две молодые женщины специально приехали из Екатеринбурга, чтобы вернуть в монастырь небольшую деревянную икону мучеников Кирика и Иулитты народного письма, исполняя завещание своей почившей бабушки, спасшей образ из костра в 30-е годы. Эти иконы мы тоже поместили в экспозицию монастырского музея.

В прошлом году монастырю на временное хранение передали очень значимые для нас реликвии – кольчугу и шлем, подаренные, по преданию, основателю обители преподобному Далмату Исетскому татарином Илигеем в середине XVI века после видения иноверцу Божией Матери. Несколько столетий эти реликвии находились на гробнице преподобного Далмата, а после разорения обители в 30-х годах прошлого века попали в музеи Свердловской области. Передача музейных экспонатов для длительного экспонирования в стенах действующего храма стала возможной благодаря содействию Полномочного представителя Президента РФ в УрФО Н.Н. Цуканова и Губернатора Курганской области В.М. Шумкова и проведению большой подготовительной работы в монастыре. На средства благотворителей изготовили и установили соответствующую всем требованиям и украшенную снаружи резьбой с позолотой музейную витрину, позволяющую поддерживать необходимый температурно-влажностный режим.

До сих пор неизвестна участь главной святыни монастыря – чудотворной Далматской иконы Успения Божией Матери. Может быть, она была увезена при разорении обители в первой четверти XX века, но есть вероятность, что ее успели спрятать в одном из монастырских подземелий. О существовании подземных ходов в монастыре доподлинно известно, но для их обнаружения и исследования требуется дорогостоящее оборудование.

Как вышло, что Вы занялись музейной работой? Вы историк по образованию?

Я хотел быть историком, но, когда надо было выбирать, всё-таки больше увлекла философия, поэтому окончил философский факультет УрГУ. Конечно, образование накладывает определенный отпечаток на человека. Может быть, если бы я был профессиональным историком, то музей выглядел по-другому.

Примечательно, что первая попытка создания полноценного музея в нашем монастыре была предпринята еще в 1921–1922 годах. Этот замысел связан с именем Владимира Павловича Бирюкова, известного зауральского краеведа и лексикографа, музееведа, архивоведа, археолога, историка, фольклориста, человека очень разностороннего, происходившего из церковной среды. Его отец был псаломщиком в Покровском храме с. Першинского. Сейчас этот храм является приписным к нашему монастырю и признан объектом культурного наследия федерального значения.

Владимир Павлович, хоть и окончил Пермскую духовную семинарию, но вместо церковного служения избрал занятие историей. Будучи юношей, он еще в 1910 году в церковной сторожке организовал первый в Зауралье сельский музей, шокируя верующих односельчан собранием костей доисторических животных. Впоследствии, уже в советское время этот музей в составе учреждения, именуемого Научным хранилищем, был переведен в Шадринск. Сейчас его собрание входит в фонды Шадринского краеведческого музей им. В.П. Бирюкова и Государственного архива Шадринска. Владимир Павлович понимал, что после захвата власти большевиками уже невозможно сохранить церковное имущество – оно изымалось или уничтожалось, а потому предложил создать «музей-монастырь». Кроме того, ему удалось вывезти и спасти большую часть нашего архива: каждый раз приезжая из Шадринска в монастырь со студентами, он просил каждого из них захватить в обратный путь по пачке древних документов.


Мне кажется, иметь в церковном музее экспозицию, посвященную дореволюционной истории Отечества очень важно, поскольку целые поколения наших сограждан выросли с определенными стереотипными представлениями о России до 1917 года...

Безусловно! Когда музей начал функционировать, мы стали проводить экскурсии и ощутили это в полной мере. У нас в центре экспозиции расположены витрины, посвященные царственным страстотерпцам. На видном месте находится парадный портрет государя, присутствуют государственная символика и знамена Российской империи. И, как-то раз во время экскурсии, у одной из пожилых женщин-экскурсанток, как впоследствии выяснилось – школьной учительницы истории, произошел нервный срыв, когда она все это увидела. В принципе, такое поведение прогнозируемо, потому что до сих пор, старшее поколение неоднозначно относится к этой эпохе, и к царской теме. Мы специально делаем акцент на ней, поскольку невозможно представить прежнюю Россию без государя, без монархии.

А что представлено в разделе, посвященном деятельности архимандрита Антонина (Капустина)?

Личных вещей отца Антонина у нас нет. Из села Батурина, где он родился и где жили все его предки, а это был священнический род, мне привезли найденные в земле крестики и иконки. С большой долей вероятности можно предположить, что освящал их в XIX веке кто-то из рода отца Антонина. Но предметов, косвенно связанных с отцом Антонином и воссоздающих атмосферу его занятий и служения в разные периоды жизни, в том числе, на Востоке, как это ни странно, в нашем музее довольно много. Это разнообразные дореволюционные паломнические реликвии, включая письма, гербарии растений Святой Земли, стереофотографии и даже большие кипарисовые сундуки, а также предметы быта Османской империи времени отца Антонина – монеты, банкноты, почтовые марки, награды, фотографии, документы. Кроме того, имеются прижизненные публикации трудов Капустина и дореволюционные печатные издания о Святой Земле. Туда же мы отнесли семинарские учебные пособия, пуговицы, пряжки, фотографии преподавателей и учащихся духовных учебных заведений Российской империи.

Об уровне образованности обычного сельского духовенства, из среды которого вышел архимандрит Антонин (Капустин), говорит, например, такой интересный экспонат нашего музея – карманное Евангелие на греческом языке с дарственной надписью середины XIX века, принадлежавшее современнику и земляку отца Антонина иерею Иоанну Первушину. Отец Иоанн служил на сельских приходах в Шадринском уезде и известен как выдающийся математик, член Парижской, Неаполитанской и Санкт-Петербургской академий наук, специалист в области теории чисел, открывший второе по величине простое число, которое получило в его честь название – «число Первушина». Говорили, что в алтаре храмов, где он служил, стены были исписаны формулами.

Кто чаще посещает монастырский музей – паломники или туристы?

Полагаю, что и те, и другие. Ведь монастырский музей как раз и является средством привлечения внимания к церковной истории не только человека верующего, но и всякого, интересующегося прошлым. Очень отрадно, что приходят и приезжают учащиеся школ, дети. Их немудреные записи в книге отзывов считаю лучшей оценкой того, что удалось сделать: «Мне очень понравился этот музей, в нем много из прошлого предметов: книги, значки, монеты, документы и многое другое. Этот музей для меня чудо в городе Далматово. Спасибо за такой музей. С уважением, житель города Далматово Иван, 10 лет. 08.07.2012 г.»; «Спасибо за это. Степа, 8 лет, 1 класс. 22.03.15»; «06.03.2016 г. Хороший музей. Спасибо большое. Круто. С уважением, Андрей, 13 лет, п. Бобровский»; «Мне понравилось все, особенно медали, оружие, монеты. Еще мне понравились картины. Калашников Иван, 11 лет, г. Челябинск».

Насколько, на Ваш взгляд, сегодня нужны церковные музеи?

Они сегодня очень востребованы, прежде всего, для привлечения внимания, особенно молодежи, к великому прошлому нашего Отечества. Не случайно, мы поместили над входом в главную экспозицию табличку со словами знаменитого русского писателя Ивана Бунина: «Наши дети, внуки не будут в состоянии даже представить себе ту Россию, в которой мы когда-то жили, которую мы не ценили, не понимали, всю эту мощь, сложность, богатство, счастье».

Ну и, безусловно, церковные музеи нужны, чтобы сохранить церковные древности. Наш монастырский музей стал первым в епархии, позже возник небольшой музей в женском монастыре в честь Похвалы Пресвятой Богородицы с. Боровского Катайского района. Инициатором его создания стала одна из насельниц монахиня Евфимия (Крейтор), тоже член епархиальной Комиссии по канонизации святых. А в прошлом году владыка поддержал мою инициативу и благословил заняться созданием епархиального музея. В ходе поездок по епархии в качестве древлехранителя я убедился, что во многих храмах, особенно в тех, которые в советское время не закрывались, есть довольно старинные и ценные образцы церковной утвари. Им, конечно, место в музее, поскольку будет очень жаль, если всё это пропадет.


Материал подготовила Ольга Кирьянова

Использованы снимки с сайта обители

Материалы по теме

Публикации

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ