Увидеть красоту и порадоваться

Монахиня Надежда (Фалей)

Уже несколько лет минская Свято-Елисаветинская обитель поддерживает традицию, заложенную некогда Великой княгиней Елисаветой Феодоровной, – благотворительные выставки-ярмарки. Приобретая красивые и полезные монастырские изделия ручной работы, люди не просто покупают продукт – тем самым они помогают многодетным семьям, престарелым, одиноким, болящим – всем тем, о ком заботится монастырь. Опытом организации монастырских ярмарок в рамках одного дня своей жизни с нами поделилась старшая сестра на выставках – монахиня Надежда (Фалей).

Сделано в Беларуси

В нынешнем году Свято-Елисаветинская обитель впервые за восемь лет провела свой монастырский фестиваль православной культуры «Кладезь» в Минске. После чего выставка-ярмарка по обычаю отправилась по городам и весям Белой Руси.

С монахиней Надеждой мы посетили последний день работы фестиваля, который выпал на Масленицу. Выставка монастырских изделий проходила в Минской областной библиотеке имени А.С. Пушкина. По дороге туда (от монастыря минут 20), уверенно управляя автомобилем (права получила, придя в монастырь), наша собеседница вкратце обрисовала детали:

– Минск в сотрудничестве с «Экспофорумом» три раза в год организует масштабные выставочные проекты; приезжает много участников из Ближнего и Дальнего зарубежья: России, Украины, Черногории, Сербии. Мы тоже принимали участие в этих выставках, но сами не дерзали организовывать что-то в столице. Дело в том, что в маленьких городах Беларуси наши монастырские ярмарки более востребованы, там люди проявляют больший интерес к православной продукции, им не хватает духовной пищи. А в этом году мы получили благословение митрополита провести наш фестиваль «Кладезь» в Минске, обратились в администрацию города, они заинтересовались. Плюс ко всему, нынче в Беларуси год культуры и молодежи.

На пресс-конференции, посвященной открытию фестиваля, иерей Сергий Фалей, родной брат монахини Надежды, отметил, что главная цель выставочных мероприятий – «чтобы человек прикоснулся к неизреченной красоте Святого Православия и обратил взор к Богу и к Церкви».

На выставке-ярмарке представлен широкий ассортимент изделий монастырских мастерских – кладезь полезного и для души, и для тела: церковная утварь, иконы, именные иконки, сувениры ручной работы, подарочные ложки и кружки, лечебные бальзамы и мази, изготовленные по старинным рецептам, подушки с гречихой для здорового сна, душеполезные книги и фильмы для детей и взрослых, священнические облачения, одежда для мирян, текстиль и многое другое.

Особым спросом и популярностью пользуются монастырская керамика ручной работы и косметическая продукция (натуральные кремы с эфирными маслами, средства для волос на травах), которую, кстати, можно приобрести и в России. Рецепты лечебных мазей и кремов нам выведать не удалось, зато «надегустировались» вдоволь.

Ярмарка – лишь часть духовно-просветительской программы, которую организует монастырь в рамках фестиваля. Все 10 выставочных дней проводились встречи со священниками, психологами, разными специалистами. Состоялись мастер-классы по каменной росписи, изготовлению изделий из гипса, соломоплетению, росписи по дереву. У стенда иконописной мастерской в режиме реального времени можно было наблюдать за процессом создания рукописной иконы с помощью древних технологий. 

Еще одна задумка – фотовыставка «Путь к Воскресению», повествующая о жизни Небесной покровительницы Елисаветинского монастыря, истории создания обители, сестричестве и служении ближнему.

Для детей фестиваль «Кладезь» стал праздником радости и добра: каждый час им показывали сказки в кукольном театре «Батлейка»; на мастер-классах они лепили ангелочков из глины, разукрашивали фигурки разноцветными красками.

Атмосферу праздника поддерживала живая музыка, которая ежедневно звучала в фойе библиотеки, а также записи песнопений праздничного хора монастыря под руководством старшего регента монахини Иулиании (Денисовой).

Глоток воздуха

День на выставке начинается с соборной молитвы. Монахиня Надежда ударяет в колокол на установленной в библиотеке мини колокольне, вся команда начинает по очереди читать икосы и кондаки акафиста святителю Николаю Чудотворцу.

Святого Николу очень почитают в монастыре, акафист ему входит в сестринское молитвенное правило, поэтому каждая сестра в обители читает его ежедневно. В монастырских мастерских тоже молятся святителю каждый день. Монахиня Надежда знает каждое слово акафиста наизусть, во время чтения поправляет сотрудников своей команды, если кто-то неправильно ставит ударение.

– У нас так заведено: если сделал ошибки в трех словах подряд, дополнительно читаешь следующий икос и канон акафиста, – поясняет с улыбкой монахиня.

После акафиста она помазывает всех благоухающим маслом, освященным на Гробе Господнем в Иерусалиме, куда ездила в паломничество в прошлом году.

Почему читается акафист именно святителю Николаю?

Это связано и со старцем Николаем Гурьяновым, который благословил строительство нашего монастыря, и Никольский храм у нас в обители есть в честь святителя, а еще как-то наш духовник, полушутя сказал, что святитель Николай – наш главный спонсор (улыбается). Мы чувствуем его молитвы и покровительство.

Расскажите немного о книжной и аудиопродукции монастыря.

У нас есть свое издательство, но также мы сотрудничаем и с другими монастырями. В тесном контакте со Сретенской обителью в Москве, Троице-Сергиевой лаврой – обмениваемся с ними изданиями. Это помогает расширить ассортимент, чтобы была возможность как можно более полно представить православную литературу нашим читателям.

В обители имеется аудиомастерская, где мы записываем акафисты, разные песнопения в исполнении монашеского и праздничного хоров монастыря. Сейчас активно работаем над продукцией для детей. Разработано много интересных сказок, спектаклей с красивыми аранжировками. Основную часть текстов начитывают солисты праздничного хора обители под руководством монахини Иулиании (Денисовой).

В чем основной посыл монастырских выставок? Кто ваш покупатель?

Я много раз убеждалась, что, казалось бы, выставки – это внешняя деятельность монастыря, однако Господь на все смотрит куда глубже. Через изделия и тех, кто их представляет, передается дух монастыря. Многие отмечают, к примеру, что от нашей керамики веет теплом, все сделано с любовью.

Очень часто люди, которые приходят к нам на выставки (особенно в России), не просто покупают что-то – они идут, чтобы пообщаться. Для многих выставки – это как глоток воздуха. Это живой диалог с сестрами: посетители делятся сокровенным, просят совета. К этому располагает и непринужденная, доверительная обстановка на выставках. Наша задача – направить человека к Богу, помочь ему сделать шаг к Церкви. Для нас настоящая радость, когда человек в итоге приходит в храм, к священнику. Я вижу в этом Промысл Божий в отношении наших выставок.

Самая большая награда для меня – когда приезжаешь в город, где уже был, и люди говорят: «Мы вас так ждали!» Ведь что такое монастырские выставки прежде всего? Это живые люди, а каждый человек – целый мир. И через этих людей ты спасаешься: нужно человека увидеть, понять, утешительное слово вовремя ему сказать. Это требует внутренних усилий, скорее даже внутренней тишины, ведь чтобы полюбить человека, надо умереть. На это вся жизнь уходит.

Во время поездок ты сам постоянно учишься служить людям и Богу. Бывают же разные ситуации, и непонимание порой возникает. В миру главная заповедь – «будь первым, бери от жизни все», а в монастыре – «будь последним». А мы ленивы, упрямы, непослушны. Поэтому важна притирка, умение находить компромиссы. В этом помогают Литургия, Причастие, слово и молитвы духовника. Без этого монах как рыба без воды.

Я всегда поражаюсь тому, как Господь мудро действует. Благодаря выставкам, знакомствам с сестрами многие европейцы переходили в Православие. В рождественский и пасхальный период в Европе на площадях устанавливают домики с праздничными сувенирами. Мы приезжали с выставкой в Бельгию, и в одном из таких домиков стояла наша «белая» сестричка. Однажды к ней подошел местный католик Даниэль, они разговорились, завязалась дружба, и спустя время он принял Православие. До этого у него был серьезный кризис в жизни, а благодаря встрече с сестрой он потом и супругу нашел из числа наших сестер милосердия. Они венчались в нашем монастыре, сейчас жизнь Даниэля кардинально поменялась. И таких историй очень много.

Кто вам помогает на выставках? Сестры милосердия?

И сестры, и братья с подворий, миряне. В нашей команде около 50 человек, все разного возраста. Мы стараемся регулярно устраивать «корпоративы», чтобы лучше узнать друг друга, а также обязательно совершаем совместные паломничества. В России побывали в Оптиной пустыни, Троице-Сергиевой лавре, Марфо-Мариинской обители милосердия. Русские монастыри мне импонируют широтой русской души, намоленностью. Русские люди, священники очень живые, отзывчивые. Россия, Беларусь и Украина всегда были одним народом, одним сердцем. На каждой Литургии мы молимся о мире на Украине.

Насколько важны выставки для самого монастыря?

Наша обитель – это единый организм, где все структуры связаны между собой. Если нарушается одно звено, это бьет по остальным. Поэтому наши мастерские и выставки взаимосвязаны, они нуждаются друг в друге. То, что мы продаем, идет на строительство и нужды монастыря. Приобретая у нас сувенир, подарок или что-то из монастырской аптеки, люди не только несут к себе в дом святыньку, но и, сами того не осознавая, становятся соучастниками строительства храма Божиего, вносят свою лепту в развитие обители.

Выставки-ярмарки важны тем, что мы реализуем продукцию, которую изготавливают не только монахини, но и миряне. Среди них много нуждающихся, плюс люди после тюрем, больниц; они не могут устроиться, просят о помощи. Выставки – это возможность своим трудом помочь монастырю и в то же время показать настоящую красоту Православия.

Выставочное послушание очень интересное. Но это и ответственность, ведь на нас смотрят люди, мы лицо монастыря. Таким образом, ярмарки помогают вырабатывать самодисциплину. Через общение с людьми Господь нас обтесывает, очищает, кует, а приближаясь к ближнему, делаешь шаг к Богу.

Духовник нашей обители пытается нас настроить так, чтобы мы не отделяли себя от мирян, не думали, что мы вроде как из другого теста. Монашеское облачение не должно быть поводом для превозношения. Мы все одна семья, мы братья и сестры. Отец Андрей исповедует огромное количество людей и говорит, что некоторые «белые» сестры не осознают, что они уже схимницы – по своему смирению и тому кресту, который они несут.

Что касается конкретно моего послушания, я отвечаю не только за изделия, но и за команду в целом. Один раз в неделю мы обязательно вместе посещаем Литургию, причащаемся. Сама я стараюсь быть на службе каждый день. Если за день не успеваешь вычитывать все правило, службами компенсируешь. А так, мне нравится встать пораньше, почитать полунощницу – это дает силы на предстоящие труды.

Я заметила, что на выставке Вы словно белка в колесе. Физически как удается быть в тонусе? Еще и вставать пораньше?

Это все у Бога (улыбается). Я себя так настраиваю: если Господь дал мне телесное здоровье, это неспроста, значит, надо больше Богу отдавать. А будешь себя жалеть – будешь болеть.

Монастырь – это колыбель

Вы сами из Беларуси? Как оказались в минской обители?

Я родилась в Молодечно, что в 70 километрах от Минска. У меня самая короткая домонашеская биография из всех наших монахинь (улыбается), потому что я пришла в монастырь сразу после школы, в 18 лет.

Я собиралась поступать в институт на лингвиста, жила у сестры милосердия, с которой меня познакомил мой старший брат (он тогда учился в Минске). Эта сестричка привела меня на собрание в обитель, и меня просто поразила атмосфера любви, доверия, отношения между сестрами, их глаза, как духовник любит сестер. Такая открытость и доверие – редкость в наше время.

У меня появилось желание потрудиться в обители, был интерес к монастырю, но о монашестве я еще не думала. Рассказала отцу Андрею о своем желании пожить у них две недели, он спросил, что я умею делать, и направил в трапезную.

Вспоминая то время, я понимаю, что мою душу переполняло ощущение наполненности: в обители была жизнь, жизнь с избытком, которая напитывала меня. В миру мне стало скучно, чего-то не хватало, я еще не понимала этого, но душа уже тянулась в монастырь. Господь – мудрый ловец – даровал призывающую благодать в полной мере.

Я колебалась поначалу, засыпала батюшку Андрея вопросами, а он давал возможность сделать выбор самой, ничего не говорил конкретно. Единственное, предупреждал, что могут быть потери, если долго раздумывать. И когда я уже решилась, помню, такая легкость была, радость. И, думается, в этом был Божий ответ, что я на правильном пути. В 20 лет меня постригли в иночество, а через 4 года – в мантию.

На самом деле в монастыре совсем не страшно, как рисовалось сначала. Монастырь – это колыбель. Здесь легче спасаться, так как экстренная помощь всегда под рукой. Я благодарна Богу, что я здесь, что у нас именно такая обитель, сестры, батюшка. Самое лучшее, что Бог может дать человеку, – это монашество. Это такой великий дар! Но по-настоящему оценить его, наверное, человек все-таки не может.

Как родители отнеслись к Вашему желанию уйти в монастырь?

Мама очень болезненно переживала мой уход. Чаще же дочь для матери ближе, чем сын, поэтому мамы с боем отдают дочерей в монашество (улыбается). Мой брат стал священником, он служит в нашей обители. С приходом детей к Богу мама потихоньку стала воцерковляться, молиться.

На каких послушаниях Вы трудились до того, как стали ездить с выставками?

В трапезной послушалась, в швейной мастерской, в течение года на подворье у братьев помогала, со временем стала на клиросе петь, потом меня назначили регентом монашеского хора.

С выставками я езжу порядка 6–7 лет. Главным образом, в Россию. За это время наш фестиваль прошел в более 100 русских городах, доезжали даже до Урала, Нижнего Тагила. Я где-то читала, что для монаха келия – это весь мир. Оглядываясь на свой кочевой опыт с ярмарками, я поняла, что так оно и есть.

Не устаете от поездок? Не отвлекают ли они от духовной жизни?

Как говорит наш духовник, ни одно послушание не мешает монаху жить с Богом, если правильно к этому относиться. Можно стоять на рынке, а внутри быть с Господом. Бог ставит туда, где ты нужен, где ты можешь себя проявить. Самое главное – делать все по благословению, потому что за послушание Господь дает силы, оберегает, хранит монаха.

Мои поездки в рамках фестиваля могут затягиваться на месяц-полтора. Может показаться, что это некая свобода, но внутри ты понимаешь, что пребываешь на службе у Бога. Господь тебя нанял в Свой виноградник, чтобы в данном месте ты Ему послужил. Я комфортно чувствую себя на этом послушании, мне оно в радость. Сама по себе я человек подвижный и, занимаясь выставками, ощущаю свою нужность.

Служение вашей обители в целом созвучно деятельности Великой княгини Елисаветы Феодоровны.

Поэтому неслучайно мы считаем ее покровительницей нашего монастыря. Один батюшка как-то заметил: «Кто у вас в обители главный художник? Так красиво, изящно все украшено». А матушка-игумения ответила: «Преподобномученица Елисавета». И это правда: у нее был тонкий вкус, в ней удивительным образом сочеталась красота внешняя и внутренняя. В обустройстве обители чувствуется ее рука, ее молитвы. Меня всегда приводит в трепет глубокая вера святой Елисаветы, ее преданность Православию, верность Христу до конца. Какая у нее красивая душа, какое благородство души! Вся ее жизнь – высочайший подвиг жертвенной любви, она была настоящей аристократкой духа. Для меня пример Великой княгини – недосягаемая высота, космос. Ею можно только восхищаться.

Мы привозили нашу выставку в Екатеринбург, и Господь сподобил побывать на ночной Литургии накануне дня памяти Царственных страстотерпцев, которую служили на улице возле Ипатьевского дома. Паломников съехалось несколько тысяч. Это было одним из самых потрясающих событий в моей жизни – такая сила, мощь Православия, радость и любовь там царили.

А на следующий день, в праздник преподобномученицы Елисаветы (18 июля), мы поехали в Алапаевск, где она была сброшена в шахту. После Литургии был крестный ход, и на протяжении всего пути к шахте народ пел Херувимскую песнь – непередаваемые ощущения…

Пасхальный кирмаш

Вернувшись с выставки уже под вечер, мы успели застать торжественное закрытие фестиваля «Кладезь», организованное на территории монастыря. Прихожан в этот день ждали традиционная забава на Масленицу «взятие масленичного столба», конкурсы, ростовые куклы, аниматоры, ходули, шоу мыльных пузырей, флешмоб. На радость детям братья привезли с подворья животных: птиц, собак и настоящего северного оленя.

Напоследок монахиня Надежда рассказала, как они с сестрами готовятся к Пасхе и какие мероприятия проводит монастырь в пасхальные дни. 

– За 10 дней до Воскресения Христова обитель организует пасхальные фестивали. Сначала в минском Дворце искусств проходит предпасхальная выставка-ярмарка (организатор «Экспофорум») – Вербный кирмаш (по-белорусски – «ярмарка, базар»), который длится неделю. Свою продукцию там представляют разные монастыри и приходы. Последний день кирмаша выпадает на Вербное воскресенье.

В это время года ярмарки устраиваются на улице, у монастыря есть специальное оборудование (праздничные шатры), которое наша команда возит с собой по городам и странам. На территории обители сестры в пасхальных палатках предлагают прихожанам праздничное угощение и сувениры.

– Хотя во время кирмаша еще продолжается Великий пост, уже чувствуется дыхание грядущей Пасхи, – отмечает монахиня Надежда. – Это удивительное время. А сама Пасха лично для меня начинает ощущаться в конце Страстной седмицы, когда отслужили Погребение Спасителя – уже по-настоящему проживаешь Воскресение. И больше ощущается дух Пасхи не на выставках, а в монастыре, когда в Великую Субботу мы готовим с сестрами красоту в храмах, куличи и пасхальную выпечку для наших прихожан.

Как ты встретишь Пасху, зависит не только от того, как проведешь Великий пост и Страстную седмицу, – это вся твоя жизнь, как ты живешь в целом: внимаешь ли себе, внимателен ли к людям, которые рядом. За пару дней чуда не может произойти. Надо потихоньку закладывать кирпичик к кирпичику, строить свой внутренний дом Божий.

Я не жду от Пасхи некой эйфории, это все-таки не то. Тут как Бог коснется. Мы же, в свою очередь, можем только стараться, прилагать усилия. Иногда бывает, как камень стоишь на богослужениях, и в этом случае спасает действие благодати Божией.

«Монастырский вестник» № 5 (29) Последние дни перед Пасхой крайне насыщенны: мы поем на службах, которые в это время длинные, ночные, а еще же послушания, и в пасхальных палатках надо стоять. Порой уже не понимаешь, в каком измерении находишься (смеется). Однажды, помню, меня отправили в город по поручению, и ощущение было, что ты как космонавт – все торопятся, куда-то бегут, а ты совершенно в другом мире. Может, сразу это и не осознаешь, но службы накладывают отпечаток на человека, хотя ты в тот момент был как деревянный.

Ну, а во всей полноте Воскресение Христово проживается, когда после Великого пасхального повечерия все сестры и батюшки идут поздравлять больных. В каждом отделении больницы служится молебен. Мы берем с собой угощения, поем пасхальные песнопения (а на Рождество – колядки), чтобы людей как-то утешить, подбодрить. Когда видишь эти глаза, как люди ждут праздник, понимаешь истину слов «блаженнее отдавать, нежели принимать». Пытаешься поделиться радостью и чувствуешь, что праздник полнее тебя касается.

В какой-то год у меня не получилось пойти в больницу, и было чувство, что душе чего-то не хватает, что ты упустил что-то важное, хотя вроде бы на всех службах отстоял. Поэтому Пасха – это наша общая радость, объединяющая всех людей.

Материал подготовила Христина Полякова
Фотограф: Мария Государева; также использованы фото монастырского архива 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Троице-Одигитриевский ставропигиальный женский монастырь Зосимова пустынь
Покровский ставропигиальный женский монастырь у Покровской заставы г. Москвы
Заиконоспасский ставропигиальный мужской монастырь
Иоанно-Предтеченский ставропигиальный женский монастырь
Валаамский Спасо-Преображенский ставропигиальный мужской монастырь
Борисоглебский Аносин ставропигиальный женский монастырь
Константино-Еленинский женский монастырь
Успенский женский монастырь с. Перевозное
Мужской монастырь иконы Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих Радость»
Николо-Вяжищский ставропигиальный женский монастырь