«В Пюхтице я сразу почувствовала себя дома»

Игумения Филарета (Калачева)

О генетике И Дарвине, искушениях на государственной границе и о монастырской жизни за рубежом журнал «МВ» беседует с настоятельницей Пюхтицкого Успенского ставропигиального женского монастыря игуменией Филаретой (Калачёвой).

Игумения Филарета (в миру Ксения Викторовна Калачёва) родилась в 1968 году в городе Самаре, где закончила Самарский университет, а 7 июля 1992 года поступила послушницей в Пюхтицкую обитель. Проходила послушания в гостинице, на клиросе, была фотографом монастыря, много лет была старшей келейницей при игуменском доме, выполняла поручения по строительным работам, а также принимала участие в публикации книг по истории обители. 17 ноября 2010 года Указом Его Святейшества Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла была назначена исполняющей обязанности настоятельницы монастыря, а 19 ноября 2011 г. была возведена Его Святейшеством в сан игумении с вручением игуменского жезла.

«Давай я тебе помогу»

Матушка Филарета, каким Вы вспоминаете свой жизненный путь?

О жизненном пути говорить, наверное, еще не пришло время, жизнь моя была вполне обычна и не насыщена особыми событиями. Скорее её можно определить как путь к Церкви. И, наверное, в этом смысле мне во многом было легче, чем другим, потому что я из верующей семьи. Мы родом из Самары, города на Волге. Мама, Наталья Георгиевна, окормлялась у будущего митрополита Иоанна (Снычева), тогда еще архиепископа Куйбышевского и Сызранского. Сама она очень любила монашество, благоговела перед ним, считая его духовной вершиной. Её веру сильно укрепило посещение Киево-Печерской лавры, Верхних и Нижних пещер, где покоятся нетленные мощи множества подвижников благочестия.

Однако одно дело — воспитание ребенка в вере, другое — сознательного человека. Сейчас я понимаю, что долгое время ходила в храм из-за мамы, из уважения к ней. Уже поступив в Самарский государственный университет, старалась посещать раннюю литургию: было очень удобно, к 9 часам утра ты уже свободен и впереди все воскресенье, которое можно потратить на встречи с друзьями, отдых. Мама, наблюдая за мной, конечно, понимала, что сердцем я еще была далека от глубокой, истинной веры, но родители были очень деликатны и, молясь, терпеливо ожидали пробуждения от моей духовной беспечности.

Всё изменилось после личной встречи с владыкой Иоанном (Снычёвым). Произошло это, несомненно, по материнской молитве. Мама должна была прийти в епархию. Увидев, что у нее тяжёлая сумка, предложила ей: «Давай я тебе помогу». И так мы вместе отправились на прием к владыке Иоанну. Я спокойно сидела и дожидалась, когда мама освободится, но неожиданно владыка пригласил меня для беседы. Эта встреча стала судьбоносной.

Как Вы изменились после этой встречи с владыкой?

После этой встречи я поняла, что есть совсем другая жизнь, духовная. Вера по природе и сути своей — дело глубоко личное, и по-настоящему живет она только в сердце каждого человека. И только когда учение Церкви, Её Истина, становится твоей верой, твоим личным опытом и, как следствие, содержанием жизни — только тогда вера эта живет.

И если вглядеться и вдуматься в то, как совершается передача веры от одного человека к другому, станет очевидно, что по-настоящему убеждает и вдохновляет и еще обращает именно личный опыт.

Многое изменилось в мировоззрении, но самое главное — появилось сознательное желание молиться.

Шли годы, продолжалась моя учёба. Как-то, вернувшись после студенческого отпуска, который провела у Черного моря, пришла в собор на службу. После литургии владыка Иоанн произнес проповедь, в которой говорилось о том, как безрассудно тратит человек время, отведенное ему на земную жизнь. Вместо того чтобы заниматься спасением своей бессмертной души, люди лежат на пляже, уподобляясь свиньям, ради получения солнечного загара. Услышав такое, я, конечно, не решилась подойти под благословение...

Дома, рассказав маме об услышанном, предложила: «Давай на следующий год поедем в монастырь, потрудимся там, поможем, получим пользу духовную». Она согласилась, а владыка Иоанн благословил ехать в Пюхтицу.

И как прошла поездка?

Переступила порог калитки монастыря и сразу поняла, что я дома, что место моё здесь. Уезжать не хотелось, но надо было закончить учёбу — оставался один год до окончания университета.

 «Возьму я тебя, возьму!»

Какого специалиста потерял мир?

Училась на кафедре эмбриологии и генетики химико-биологического факультета. Дипломную работу защищала по мутогенезу.

Биологию преподавали в рамках дарвинистской эволюционной гипотезы?

К Чарльзу Дарвину, а вернее к его эволюционной теории, всегда было сложное отношение, но это большой труд большого ученого, и к нему надо относиться с уважением. Но не об этом речь. Университетская школа была хорошей, преподаватели замечательные. Я с чувством благодарности вспоминаю о своих учителях. Продуманный учебный план с 3-его по 5 курсы погружал нас в конкретную практическую работу. Научная тема, над которой работала наша группа, была заказана одним из куйбышевских предприятий и носила прикладной характер. Советскую систему образования с нынешней не сравнить. Тогдашний троечник на фоне современных отличников выглядит чуть ли не корифеем науки.

Решение остаться в монастыре, как я понимаю, было неожиданным. Но мама настояла доучиться?

Да, настояла. И не только она, но и владыка, и матушка Варвара, игуменья Пюхтицкого монастыря — все в один голос поставили условие: доучиться. Прекрасно помню, как сестры проводили меня до автобуса. Я доехала до Йыхви, оттуда до Ленинграда, потом самолетом до Самары. И вот удивительное чувство: приехала в свой родной дом, где все близко и знакомо, но все то, что еще вчера было родным, сегодня стало чужим. Мне стало трудно находиться в миру, без обители ощущала себя как росток без плодородной почвы. Мама, видя мое состояние, отпустила на зимние каникулы в Пюхтицу. Тогда мне удалось встретиться с матушкой Варварой и откровенно поговорить о моем желании поступить в монастырь. «Возьму я тебя, возьму, ты учебу оканчивай, получай диплом и приезжай — я тебя возьму!» — успокоила меня матушка.

Получили диплом - и сразу сюда?

Да, сразу поехала. Лето 1992 года, на вокзале в тогда еще Ленинграде выяснилось, что билеты в Эстонию продают только тем, у кого есть эстонская прописка. Спрашиваю в билетной кассе: «Как же нам теперь в Эстонию попасть?» Акассир, женщина, резко ответила: «Никак не попадете!» У меня слезы из глаз потекли. Мама успокаивала. Отправились к владыке Иоанну, уже митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому. Он пригласил нас поужинать. Узнав о происшедшем, поразмыслили сказал: «Ну что ж, видимо, нет на то воли Божией... Может, ты на Карповку, в Иоанновский монастырь пойдешь? Или вот в Самаре Иверский монастырь открывается?» Я отвечаю: «Владыка, если вы не благословляете мне быть в Пюхтице, то так и скажите. Но ни в какой другой монастырь я не пойду». Он улыбнулся: «Да испытываю я тебя! А то скажешь потом — отправил меня насильно в Пюхтицу!» А затем спросил: «Что делать-то думаете?» Мы и попросили у него написать справку, что едем в Эстонию с гуманитарной помощью от Санкт- Петербургской епархии. По этой справке и билеты купили, и благополучно границу пересекли.

А Пюхтица, конечно, к этому времени опустела. Поток богомольцев из России по известным причинам иссяк. Было странно видеть обитель безлюдной. И некоторые сестры тоже уехали: из 170 насельниц человек 30, причем это была «рабочая молодежь». Закрытая граница и слухи о новом стиле многих напугали. А враг рода человеческого все эти страхи, разумеется, усилил.

За каменной стеной

А у Вас начались монастырские будни.

Да. На покос поехали уже на следующий день. Косу мне нашли, косить научили, с опытными косцами в ряд поставили. А выезжали на покос рано, в 4 утра, по зорьке косили. Старые сестры красиво косили: синхронный взмах на едином дыхании, сильное впечатление от их духовной и физической силы сохранилось до сих пор.

После закрытия границы Пюхтицкий монастырь пережил нелегкие времена. Обитель осталась без поддержки мужской рабочей силы, без отопления. Матушке игумении Варваре пришлось далеко не просто налаживать жизнь монастыря в новых условиях. Остро встал вопрос о заготовках дров. Помогла горуправа Кохтла-Ярве — нам выделили участок парка, который мы должны были проредить, по принципу из 10 деревьев оставляем пять, другие пять спиливаем для монастыря. Работы было много, но не помню, чтобы сестры унывали. Наоборот, на послушании всегда была атмосфера шуток, подбадривали друг друга. В Пюхтице сестры всегда добросовестно трудились и работы не боялись.

Как в 90-ые годы стало меняться отношение простых эстонцев и вообще Эстонского государства к Пюхтицкому монастырю? Его не воспринимали как «русскую цитадель», «крепость русских»?

Ну, это просто стереотип такой, журналистский шаблон, к сожалению, очень распространенный почему-то в российском обществе. Нет, ничего такого не было и нет — эстонцы искренне любят Пюхтицу. Вот, кстати, к вопросу об ответственности СМИ: какое-нибудь издание запустит материал с такими рассуждениями, и это может очень серьезно испортить отношения между народами. Понятно, что СМИ зачастую вообще «играют» по каким-то своим правилам. После этого вряд ли будешь доверять новостям.

А вот матушка Варвара, судя по вашему монастырскому музею, любила слушать радио...

Да, но надо сделать оговорку: слушала она радиостанцию «Радонеж». Причем у нас в обители это сделать сложно: Успенский собор физически перекрывает радиоволны, идущие с Востока. К нам специалисты приезжали, удивлялись — насколько у нас мощные стены, что они нас даже от радиоволн защищают. Требовалось матушкино терпение, чтобы настраивать приемник и бороться с помехами до конца двухчасовой передачи, мне же, чтобы «наслушаться», хватало 10-15 минут. Хотя стоять у радиоприемника всю передачу и не было необходимости: матушка всё полностью прослушает и подробно нам перескажет.

Меня радует, что Вы о матушке Варваре говорите в настоящем времени.

Это происходит совершенно естественно. Она рядом с нами. Она наша духовная мать. 95 процентов от насельниц-сестер — варваринские, т.е. те, кого принимала в монастырь матушка.

Ко всем без исключения

Расскажите о ней. Главное.

Мне довелось быть ее келейницей в течение 16 лет. Это человек огромного духовного масштаба, подвижник благочестия XX века, именно такие люди олицетворяют собой Церковь. Поражает та любовь и смирение, с которыми она принимала каждого, кто к ней приходил — будь то политик или простая бабушка, плачущая о том, что ее обижает сноха. Матушка всех принимала, главным чаянием её большого материнского сердца было попечение о вверенных ей сестрах и утешение ближних, которые стремились к ней. Люди, искавшие с ней общения, приходили к Богу и оставались в Церкви.

Вот такой какой-нибудь случай вспомните, пожалуйста.

Одно время в Нарве генеральным консулом России был Ефимов Геннадий Константинович. Человек на то время далёкий от Церкви, некрещеный, приехал в Пюхтицу с супругой, чтобы познакомиться с игуменией, монастырем. Много позже его супруга призналась мне: «Вы знаете, я раньше думала, что матушка относится ко мне так по-особому, с почтением, потому что я жена консула. А со временем увидела, что так она относится ко всем без исключения людям!»

Еще была ситуация: у нас в монастыре закончилось церковное вино, служить литургию было не на чем. И к нам из Москвы добродетели отправили целый фургон с кагором. Российскую границу фургон прошел, а на эстонской застрял. Что делать? Тогда Геннадий Константинович помог в этой сложной ситуации: нашел другую машину и сам с сотрудниками генерального консульства перегрузил ящики с вином.Приятно поразило благородство этого человека — никакого упрека в наш адрес, поступок настоящего мужчины. И сделано это было, безусловно, по любви к Матушке Варваре, которая стала его крёстной матерью.

Когда в Пюхтицу вернулся поток богомольцев?

Поток православных богомольцев из самой Прибалтики начался сразу. Из России также приезжают богомольцы, самостоятельно или с группами, организованными деятельными священниками приходов или паломническими службами. Пюхтица, по традиции, всегда гостеприимна.

Один раз отрежь

Как восприняли решение священноначалия о Вашем назначении на место игумении Пюхтицкого монастыря? Какие были первые шаги? Нужно ли было что-то менять в жизни обители?

Матушка игумения Варвара (Трофимова) во время предсмертной болезни написала прошение Святейшему Патриарху Кириллу с просьбой освободить ее от должности по болезни и назначить меня исполняющей обязанности настоятельницы монастыря. Благословение Святейшего Патриарха пришло 17 ноября, за три месяца до кончины нашей матушки. Как восприняли это сестры... Об этом вам лучше спросить самих сестер. Я сестрам искренне благодарна за ту поддержку, любовь и доверие, которые они мне оказали и оказывают по сей день.

Нужно ли было что-то менять в жизни обители?.. Я человек консервативных взглядов, а школа матушки схиигумении Варвары научила нас семь раз отмерить и только потом осторожно отрезать. Есть очень хорошая притча о монахе, который пришел в келью, где ранее жил подвижник, и с молодой горячностью многое там изменил. Ему не понравились ступеньки необычной формы перед кельей, большой гвоздь на стене, который ему мешал, палка, стоящая в углу, и многое другое. А далее жизнь показала, что все, что ему показалось ненужным и бессмысленным, является просто необходимым для жизни в той келье. Оказалось, что палка нужна для того, чтобы отпугивать заползавших змей. И гвоздь на стене был нужен именно тут, так как вода с мокрой от дождя одежды стекала не в келью, а просачивалась наружу. И со временем он все вернул на свои места.

На нашем поколении лежит большая ответственность сохранения традиций, а в нашем монастыре, который не закрывался ни на один день, этот вопрос стоит особенно актуально. Ведь напридумывать и изменить можно все, что угодно, но нам надо сохранить живую преемственность и передать ее другим поколениям. Монастыри всегда являлись хранителями традиций. Этим и живем.

Вот уже имея за плечами пусть и небольшой, но все же опыт управления этим монастырем, как бы объяснили, почему к Пюхтицам в России такое почтительное отношение? Мы часто слышим в женских монастырях, что вы являетесь для них ориентиром, образцом.

Я думаю, ответ довольно прост: у нас сохранилось духовное преемство. Монастырь не закрывался. И эта преемственность чувствуется во всем — у нас всегда были старшие сестры, которые объяснят, как правильно устроить ту или иную сторону монастырской жизни. А в России, к сожалению, монашеская традиция была во многом прервана. И этот пробел еще предстоит уврачевать.

10 лет послушаний

Матушка, теперь хотелось бы перейти к собственно монастырской жизни. Сколько всего на данный момент насельниц в монастыре?

На данный момент в монастыре 111 насельниц: в самой обители подвизаются 105 человек, в Ильинском скиту в Васкнарве — 6. Из них — 27 послушниц, 25 инокинь, 54 монахини, 4 схимонахини. 

Надо отметить, что около половины насельниц — это сестры старше 60 лет. С одной стороны, хорошо, что есть достаточное число опытных монахинь, проживших в обители после монашеского пострига более 30 лет, которые хранят живые традиции монастырской жизни и могут передать свой опыт молодым сестрам. С другой стороны, среди молодых людей наблюдается общая тенденция снижения количества желающих «жития иноческого». Это касается всех монастырей, и мы не являемся исключением. Старые монахини скорбят о том, что мало молодых сестер, но в то же время говорят, что Матерь Божия Сама найдет себе «служанок».

Насколько велик сейчас поток желающих поступить в Пюхтицкую обитель? Каковы критерии отбора в трудницы/послушницы?

Всегда есть такие желающие, может быть, не так много, как бы хотелось, но надо всегда помнить, что монашество — это призвание. Господь Сам призывает людей к иноческой жизни. В монастырь идут на труд и на подвиг, не отдыха ради и покоя, а сознательно идут на брань, и это скорее сердце чувствует и подсказывает, а не ум, на который так любят уповать любомудрые любители монастырской жизни. Поэтому в Пюхтице всегда большое значение уделялось и приоритет отдавался практике. Всем девушкам, которые желают поступить в монастырь, всегда предлагается пожить в монастыре, чтобы испытать себя, проверить, не случайным ли и необдуманным оказалось желание подвизаться в обители. Только после того, как человек проверит свои силы, свое сердце, поймет, родная ли для него пюхтицкая семья, решается вопрос о принятии в обитель.

Как принимается решение о постриге - как оценивается готовность послушницы принять на себя ангельский чин? Сколько длится предварительный искус?

Предварительный искус в Пюхтицкой обители по современным меркам длится долго, обычно не менее десяти лет, а зачастую и больше. Постриг в мантию воспринимается всеми сестрами как высокая честь и большая награда. Ведь ожидают этого дня с момента поступления в обитель, для этого и пришли в монастырь — желая принять ангельский чин. Видя успехи послушницы на духовном поприще, наблюдая ее духовный рост, ее поведение — соответствуют ли они нормам монастырской жизни — решается вопрос о постриге той или иной послушницы. После беседы с сестрами и духовником обители подается прошение на имя Святейшего Патриарха, в котором мы ходатайствуем о постриге, прилагая также характеристику на послушницу и ее биографию.

Экскурсии на разных языках

По Вашим наблюдениям, насколько этнические эстонцы тянутся к православной вере?

Здесь будет уместно прибегнуть к статистике. В настоящее время немало эстонцев принимают православие. При этом они очень добросовестно исполняют предписываемые православным верующим правила христианской жизни. У нас среди постоянных прихожан есть местные эстонцы, и среди насельниц монастыря есть сестры-эстонки — монахини и инокини, очень усердно исполняющие свои монастырские послушания.

Насколько обитель сейчас имеет миссионерскую направленность?

Наша Пюхтицкая обитель, подобно другим иноческим обителям западного края, всегда имела миссионерскую направленность. Со дня основания здесь были учреждены и успешно действовали детский приют, богадельня для престарелых, училище для детей бедных родителей, бесплатные лечебница и аптека для бедного местного населения. Нашим предшественницам, первым пюхтицким сестрам, приходилось сочетать строительство общины, ежедневные труды в благотворительных учреждениях, трудоемкие сельскохозяйственные работы и полный монастырский богослужебный круг. Трудами рук своих пюхтицкие сестры всегда кормили себя и паломников.

Круглый год обитель оказывает гостеприимство тысячам паломников, обеспечивая их проживанием и питанием. Обитель посещают и многочисленные группы туристов, школьников, студенческая молодежь, люди самых разных слоев населения из разных стран мира. Сестры проводят для них экскурсии по монастырю на русском, эстонском, английском, французском и латышском языках, знакомя их с историей обители и ее современной жизнью. Туристы заходят в собор и попадают в особый мир — люди вместе молятся, поют, читают. Трудятся тоже вместе, живут совершенно иной жизнью, все необычно. Туристы приезжают для обозрения, а не для молитвы, но и они ощущают здесь благодать и насыщаются пищей духовной. Что-то запало в душу — в другой раз приедут уже более верующими, и жизнь их изменится. Получается, что и это своего рода просветительская деятельность.

Особенно много групп бывает во время школьных каникул, рождественских, пасхальных праздников. В монастырском конференц-зале проводятся концерты детских художественных коллективов, конкурсы юных чтецов и т.п. В летнее время стала ежегодной практикой организация летних лагерей православной молодежи в Ильинском скиту монастыря. Так, в 2015 году обитель принимала группы учащихся воскресной школы храма Преображения Господня г. Кохтла-Ярве, воспитанников детского дома г. Кохтла-Нымме, а также детей из Центра творческих инициатив молодежи Эстонии «Сретение». Основное направление этой работы — социализация подростков, их катехизация и усвоение ими христианских нравственных ценностей.

Монастырем выпущен целый ряд книг по истории обители из «Пюхтицкой серии». Стало доброй традицией проводить в середине декабря международную научно-практическую конференцию «Пюхтицкие Чтения», где видные ученые выступают с интересными докладами по вопросам духовно-нравственного воспитания подростков, что также относится к просветительской деятельности монастыря.

 До станции Йыхви

Матушка, какое значение для жизни Пюхтицы имеет сельскохозяйственное подспорье?

В Пюхтице всегда было большое подсобное хозяйство, включающее коров, лошадей, курятник, пчелиную пасеку, сады и огороды. Есть значительный надел земли, которую мы обрабатываем, используя современную технику — трактора, сеялки, комбайны и пр., и где выращиваем зерновые культуры, картофель, овощи, в специально оборудованных теплицах — помидоры, огурцы, баклажаны, перец. Недавно оборудована и современная машинная дойка на ферме. Из молока сестры изготавливают творог, сыр, масло, сметану, кисломолочные изделия. Основные продукты питания производятся в нашем подсобном хозяйстве, и оно имеет важное значение в жизни обители, ведь обитель принимает тысячи паломников в год.

Сама жизнь показала, что без подсобного хозяйства монастырь не смог бы выжить в годы испытаний. Бывали трудные времена, но благодаря подсобному хозяйству сестры хоть и скудно питались, но не голодали.

Какую информацию важно знать паломникам из России?

Все подробности можно узнать на сайте монастыря www.puhtitsa.ee. Думаю, не лишне напомнить, что в обители имеются гостиницы, где паломникам безвозмездно предоставляются место и питание. Можно приехать в составе паломнической группы или самостоятельно — автомобильные трассы в Эстонии очень хорошие. Добраться можно на международном поезде Москва-Таллинн с Ленинградского вокзала до станции Йыхви, затем на местном автобусе 116 маршрута до Куремяэ (25 км). Из С.-Петербурга — на международных автобусах также до станции Йыхви.

Паломники должны заранее позаботиться о загранпаспорте и шенгенской визе. Так что приезжайте, ждем всех желающих на гостеприимной Пюхтицкой земле, освященной Самой Царицей Небесной.

 

 

Материалы по теме

Публикации

Пюхтицкий Успенский ставропигиальный женский монастырь
Пюхтицкий Успенский ставропигиальный женский монастырь

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ