Афанасия в переводе с греческого – «бессмертие»

Нина Ставицкая

25 апреля, в день памяти преподобной Афанасии Эгинской, в Иоанно-Предтеченском ставропигиальном женском монастыре Москвы молитвенно отмечается день тезоименитства игумении Афанасии (Грошевой), которая возглавляла обитель с начала ее возрождения, а сейчас находится на покое. Шесть лет назад, поздравляя матушку с именинами, сестры подарили ей красочный альбом, посвященный ее паломничеству по православным монастырям Греции в конце 2013 года. Посетила тогда матушка-настоятельница и остров Эгина, где ее Небесная покровительница была игуменией монастыря в IX веке, и чей пример мужественного пути ко спасению, к жизни вечной служил на протяжении многих столетий утешением для нескольких поколений верующих людей.

А для нас с вами – особенно в свете последних событий, связанных с распространением опасного вируса, что держит планету в напряжении, – житие святой чудотворицы может стать примером того, как отнюдь не яростное противодействие обстоятельствам, а упование на Господа помогает преодолевать препятствия, казалось бы, непреодолимые.

Молитва как дыхание души

В одной из статей на официальном сайте Иоанно-Предтеченского монастыря приводятся слова архимандрита Стефана (Тараканова), заместителя председателя Синодального отдела по монастырям и монашеству, сказанные им во время празднования Дня Ангела матушки Афанасии в 2014 году. Отслужив Божественную литургию в обители на Китай-городе, отец Стефан заметил, что когда Святейший Патриарх Алексий II дал будущей матушке в монашеском постриге имя преподобной Афанасии, игумении Эгинской, он уже знал, что когда-нибудь она будет игуменией… Матушка Афанасия стала одиннадцатой настоятельницей, которую с пониманием реальной ситуации и горячим желанием помочь женскому монашеству возродиться в нашей стране отдала из прославленной обители ее духовная мать – настоятельница Свято-Успенского Пюхтицкого ставропигиального женского монастыря игумения Варвара (Трофимова). На портале «Монастырский вестник» мы рассказывали, с чего начиналось возрождение одного из древнейших монастырей столицы и какими скорбями и радостями, знаками милости Божией, благодеяниями Господа была до краев наполнена жизнь его настоятельницы и сестер-«первопроходцев», а потом и насельниц из пополнения.

Это статьи «Главный итог пятнадцатилетия: монастырь состоялся духовно», «Остров милосердия и надежды», «Традиции почитания Новомучеников формируются в наши дни», «Главное в отношениях между игуменией и сестрами – матушкина молитва и взаимное доверие» и ряд других материалов. Дополню описанные в них события некоторыми фактами и штрихами.

То, что в христианском возрастании матушки Афанасии кроткая и смиренная святая сыграла огромную роль не только как Небесная покровительница, у которой в трудную минуту можно попросить помощи и заступления, но – прежде всего – как высокий идеал, которому следует подражать, очевидно. Эгинская игумения старалась, чтобы ни один час не проходил без молитвы: постоянно славословила Господа, подражая Давиду Псалмопевцу. Монахиня Марионилла (Кабилова), несущая послушания регента, уставщицы, вспоминает, что матушка Афанасия, прибыв в начале 2002 года из Пюхтицкого монастыря в Иоанно-Предтеченский, старалась, чтобы всё тут было «по-пюхтицки». С начала 90-х годов прошлого века сестринская община находилась под покровом молитв своего духовника протоиерея Сергия Романова ¬– настоятеля храма святого равноапостольного князя Владимира в Старых Садех, расположенного рядом с разрушенным монастырем. А назначение настоятельницей монахини, имевшей более чем 20-летний опыт монашеской жизни в обители с непрерванной традицией, вызвало у сестер большую радость: теперь-то начнется настоящая монастырская жизнь! Действительно, настоятельница сразу позаботилась, чтобы был суточный богослужебный круг. Литургии уже служились регулярно – в воскресные дни и праздничные, иногда на буднях, – но поскольку еще не было монастырских клириков, сестры с благословения матушки каждый день совершали службы мирским чином, а она в них всегда принимала участие, несмотря на лавину забот и проблем хозяйственного плана. Читала Евангелие, молилась. Молитва для нее была дыханием души, как свежий воздух для человеческого организма.

В житии преподобной Афанасии, Эгинской игумении, некоторые моменты поражают, скажем, совершенно неожиданными поворотами. Например, два ее замужества. Девочка в семь лет выучила Псалтирь, потом читала псалмы постоянно, с умилением. После чудесного случая, воспринятого ею как особый знак милости Божией, отроковица твердо решила идти в монастырь. И… в 16 лет вышла замуж. Повиновалась родителям, хотя, казалось бы, могла возроптать. Нет же, она проявила послушание, не затаив обиды на отца и мать. Скоро ее муж был убит на войне, и дальше та, которая с отрочества стремилась к монашеству, вышла замуж во второй раз! Как так, почему? Появился указ императора Михаила Косноязычного, согласно которому молодые вдовы должны были вступать в брак с молодыми воинами. Значит, снова повиновалась… Чтение жития святых угодников Божиих считается самым назидательным духовным чтением, а какое назидание, поучение мы можем отсюда вынести? Думается, такое, что смиренных Бог не оставит без награды даже в короткой земной жизни, исчисляемой не сотнями, а десятками лет. Видя сердечное намерение человека, Спаситель рано или поздно поможет исполнить его – воздаст сполна. Как воздал Он боголюбивой Афанасии, сумевшей своей добродетельной жизнью снискать любовь и уважение близких и соседей. Кто как не Господь помог ей найти столь убедительные доводы для своего мужа, чтобы тот отрекся от мира с его соблазнами, ушел в монастырь, дав при этом жене разрешение на постриг?

…По благословению архимандрита Феофана (Молявко) – насельника Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря – уроженка Московской области Раиса Грошева стала послушницей Пюхтицкой обители в 35 лет. И прошла такие удивительные этапы жизни, что они заняли достойное место в летописи российской церковной истории.

Последняя игумения Московского Ивановского монастыря?

На старом кладбище бывшего монастырского хутора Чернецово в Подмосковье сохранились могилки насельниц Ивановского монастыря, переехавших на хутор после закрытия родной обители большевиками. Там же и могилка игумении Епифании (Митюшиной). Матушка закончила свой земной путь 12 января 1931 года. Конечно, история с игуменским посохом и слова духовника ивановских сестер схиархимандрита Илариона (Удодова), который положил посох в могилу почившей, сказав: «Это последняя, больше не будет!», относятся к устному преданию. Ему можно верить, а можно поставить под сомнение. Но если мы поверим, что именно такую фразу в отчаянии произнес русский монах, постриженик Святой Горы Афон, разделивший с Россией ее великие страдания, то сможем себе представить, какой невыразимой болью было наполнено его сердце в ту минуту. Сердце скромного священника-монаха (простые люди сумели отстоять старца в жестокую пору репрессий) перестало биться в 1951 году. А матушка Епифания действительно оказалась по его пророчеству последней игуменией Московского Ивановского монастыря – но только в том кровавом веке. В веке нынешнем Господь судил совершить подвиг возрождения обители игумении Афанасии (Грошевой).

О могилке игумении Епифании на хуторском кладбище и упокоившихся там сестрах я знаю не понаслышке. Несколько лет назад прекрасным летним днем мы отправились туда с монахиней Тавифой (Исаевой), инокиней Софронией (Адваховой) и благотворительницей монастыря, чтобы убрать веточки в ограде кладбища, посадить цветы на могильном холмике матушки, помолиться об упокоении страдалиц. Бывая в монастырях, нельзя не почувствовать, насколько велика у братии и сестер жажда узнать историю своей обители, представить себе личности предшественников, их действия и поступки. Наконец – их путь к святости и полное принятие ими повеления Господа: …будьте святы, потому что Я свят (1 Пет. 1, 16). По крупицам, как драгоценные жемчужинки, собираются везде сведения о прошлом – далеком и недавнем, и рождается волнующая летопись, способная чудесным образом объединить нас с теми, кто старался приблизиться ко Христу, отражая нападки дьявола на поле брани. Кто явил нам пример истинной христианской жизни. В Иоанно-Предтеченском монастыре поиском и изучением таких архивных материалов занимаются с первых дней его воссоздания.

И какие открытия ждали сестер и их помощников на этом пути! Каким притяжением для множества верующих стала гробница блаженной Марфы Московской в засиявшем во всей своей красоте соборе обители! Божиим Промыслом мощи подвижницы монастыря сокрыты, но сколько чудес по горячим молитвам к святой было явлено уже в наши дни! Супруги, мечтающие о ребенке, молитвенно просили святую о помощи, женщины на сносях – о благополучном разрешении от бремени – те и другие получали просимое! У сестер эти случаи записаны. Немало трудов было положено сестрами на то, чтобы открылись разные грани личностей двух новомучеников, расстрелянных на Бутовском полигоне. Это протоиерей Алексий Скворцов, служивший в монастыре тридцать лет, и протоиерей Владимир Смирнов, который прослужил здесь около девяти лет и был переведен священником в церковь преподобного Сергия Радонежского на хуторе Чернецово. А многолетнюю работу над сбором материала для канонизации подвижницы благочестия Иоанно-Предтеченского монастыря монахини Досифеи (предположительно принцессы Августы Таракановой) без преувеличения можно назвать подвижническим трудом. Высота духовного подвига затворницы и стремление найти свидетельства ее святости сплотили в этом благом деле сестер и мирян. И важно, что все поисковые процессы в минувшие годы велись по благословению матушки-настоятельницы Афанасии – развивались и углублялись по ее молитвам, с ее постоянной поддержкой и неподдельным интересом к каждой находке.

Матушка Афанасия бывала на хуторе в Подмосковье, молилась об упокоении своей предшественницы и ивановских насельниц. Как оно в наши дни выглядит, это некогда заброшенное кладбище? В 2011 году был заключен договор с лесничеством на аренду кладбищенской территории сроком на 49 лет, и благодаря трудам почитателей этого места удалось восстановить почти сравнявшиеся с землей могильные холмики. В начале нынешнего года, 12 января, в день памяти игумении Епифании, после Литургии и панихиды в соборном храме обители ее насельницы традиционно посетили бывший монастырский хутор, и клирик монастыря отец Николай Мальцев совершил панихиду. Приехали сестры в сей раз со своей новой настоятельницей – игуменией Елисаветой (Никишкиной).

«Проще надо быть. Помоги тебе, Господи!»

Одна из насельниц обители, монахиня Феонилла (Харченко), которая пришла сюда в числе первых сестер и по благословению вела монастырскую летопись, еще в прошлом году к 80-летию матушки Афанасии написала свои воспоминания. Частично мы дали их в материале «Главное в отношениях между игуменией и сестрами – матушкина молитва и взаимное доверие». Теперь решили включить в статью то, что тогда не вошло: «Вспоминать можно много и долго, можно писать мемуары – ведь уже 18 лет мы вместе, но хотелось бы выделить главное. Матушка не очень-то любила о себе рассказывать, конечно, по скромности и смирению. Но иногда открывала то, что полезно для души. Рассказывала о старце Феофане из Печор, в том числе о том, как он ей всё предсказал – и игуменство в Москве, и какой это будет для нее тяжкий крест. Еще о многом из жизни в Пюхтице рассказывала… И назидания давала, когда скорби наваливались: "Проще надо быть. Помоги тебе, Господи!" Но главное – она постоянно молилась за всех и за каждую сестру. Придешь, скажешь ей свои недоразумения, попросишь помолиться, а матушка в ответ: "Каждый день трижды на Псалтири поминаю, молюсь постоянно…" Это было и утешение, и образец одновременно. Раньше я постоянно к ней в келью заходила, как заведующая канцелярией монастыря, с документами на подпись, с вопросами. Иной раз она что-то скажет так строго, что закачаешься! Но тут же смягчится и уже ласково и по-матерински: "Ну, ничего, присядь, присядь, поговорим". Поначалу я недоумевала, почему она так, а не иначе поступает, ведь начальница!

Только спустя годы я смогла увидеть всю красоту ее поступков. В основание всего матушка ставила молитву, а за ней стояло глубокое смирение. Она могла по-человечески, как сама говорила, и "дрозда дать", и "прочихонку устроить". Но все решения, суды возлагала на Господа. Всё возлагала на волю Божию, Его святой Промысл. Видела она и несовершенство наше, и состояние духовной незрелости, и страсти, и нужды… Могла высказать неодобрение, однако не предпринимала решительных мер, а больше молилась и всё отдавала в руки Божии. Очень она похожа по образу действий на свою святую – преподобную игумению Афанасию Эгинскую, великую молитвенницу.

Назначение матушки из Пюхтицкого общежительного монастыря с устоявшимся прочным укладом монашеской жизни стало для нас таким прочным фундаментом. Во многом она ориентировалась на пюхтицкий устав, традиции родной обители, но в то же время и сама была уже крепкой молитвенницей, духовно зрелым человеком. Да, многое она могла сказать сестре, но если видела, что та ещё не готова, не созрела духовно, сочувственно к этому относилась. Помню, посмотрит на меня и произнесет: "Ничего, мать Илария (это мое имя в иночестве), потом поймешь…" Конечно, я спрашивала, что, когда и как будет. Что-то она открывала, а о некоторых вещах я просто побаивалась спрашивать. Бывало, идёшь с какими-то мыслями, помыслами в голове или к матушке в келью зайдёшь со своими мыслями, а она тебе на них ответ выдает. Думаю, Сама Царица Небесная ей всё это внушала. Матушка никогда не смущалась, если что, попросить прощения у сестры. В последние годы нередко заходила в келью сестры и так просто, с глубоким чувством говорила: "Слушай, мать, прости меня". Сердце, конечно, отзывалось так сильно, что это я ведь должна так поступать, так говорить!»

И еще небольшой кусочек, дописанный монахиней Феониллой буквально накануне: «Матушку Афанасию хочется искренне, от всего сердца поздравить с Днем Ангела и поблагодарить ее за бесконечное долготерпение, смирение, молитву, мудрую такую любовь. Матушка стала для всех нас подлинным и ярким примером монашеской жизни в смирении, молитве, чистоте, полном нестяжании. Ее духовник говорил своим духовным чадам: "Вот, смотрите, пошла настоящая монахиня"! Мы молим Господа, чтобы Он продлил дни нашей матушки Афанасии, и чтобы она, как наш Ангел Хранитель, подольше пребывала с нами и хранила нас своей молитвой и благословением».

Автор: Нина Ставицкая
Фото: Владимир Ходаков
Также представлены снимки из архива монастыря

Материалы по теме

Публикации

Иоанно-Предтеченский ставропигиальный монастырь
Иоанно-Предтеченский ставропигиальный женский монастырь
Иоанно-Предтеченский ставропигиальный женский монастырь
Иоанно-Предтеченский ставропигиальный монастырь
Иоанно-Предтеченский ставропигиальный женский монастырь
Иоанно-Предтеченский ставропигиальный женский монастырь

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ