«Главное в отношениях между игуменией и сестрами – матушкина молитва и взаимное доверие»

Иоанно-Предтеченский монастырь

28 июля 2019 года настоятельнице Иоанно-Предтеченского ставропигиального женского монастыря в Москве, игумении Афанасии (Грошевой) исполняется 80 лет. Она стала одиннадцатой настоятельницей из сохраненной Промыслом Божиим в годы господствующего атеизма Пюхтицкой Свято-Успенской ставропигиальной женской обители, подготовившей для женских монастырей Русской Православной Церкви столько игумений. Матушка понесла большие труды по восстановлению разрушенной и оскверненной святыни на Китай-городе, с большой любовью наставляя своих подопечных на путь спасения. Об этом накануне юбилея своей настоятельницы рассказали порталу «Монастырский вестник» сестры.

С приездом матушки святые вернулись в обитель своими чтимыми образами

С матушкой Афанасией монахиня Феонилла (Харченко), а в то время монастырский летописец – послушница Галина, познакомилась 25 декабря 2001 года. Точнее, впервые услышала ее имя и имя ее святой покровительницы, преподобной игумении Эгинской. Мать Феонилла вспоминает, как после вечерней трапезы отец Сергий Романов, духовник сестринской общины уже открытой 11 августа 2000 года Иоанно-Предтеченской обители, объявил сестрам, что Святейший Патриарх Алексий II запросил в Пюхтицком монастыре у игумении Варвары настоятельницу для их монастыря. За вечерней трапезой читали в те дни письма преподобного Амвросия, старца Оптинского. Как раз была череда чтения Галины, и она обратила внимание на письмо, которое ей предстояло прочитать завтра. После слов поздравления новопосвященной игумении с избранием той на настоятельскую должность старец выражал надежду, что поможет ей в ее трудах святая преподобная Афанасия, «которой память вскоре имать совершаться и ея­же именем, кажется, Вы наречены при пострижении». На следующий день, 26 декабря, в монастыре на Китай-городе узнали, что исполняющей обязанности настоятельницы была назначена монахиня Афанасия (Грошева) – благочинная Пюхтицкого монастыря в Эстонии. Приехала она в Москву в 2002 году после 15 января, празднования преподобного Серафима Саровского – малого престольного праздника в Пюхтицкой обители. Все сестры ее встречали. Затем все вместе прошли в единственный тогда, но очень уютный для небольшой общины домовый храм преподобной Елизаветы Чудотворицы. Епископ Дмитровский Александр, викарий Московской епархии зачитал указ о назначении настоятельницы. «Меня удивили ее простота и скромность, нестяжание, – продолжила монахиня Феонилла. – Матушка приехала со своим старым чемоданчиком, с которым, наверное, и поступала в монастырь. Со смирением заняла приготовленную для нее келью, ничем не отличавшуюся от кельи любой сестры. Так она там и жила до 2015 года, пока все сестры не переехали в отреставрированный игуменский корпус». По словам рассказчицы, матушка попала «с корабля на бал». Уже имелась договоренность о возвращении главных святынь из храма святых апостолов Петра и Павла. 18 января была всенощная под праздник Крещения Господня – совершалась она в неотапливаемом соборе на деревянных перекрытиях архивохранилища. А после по благословению Святейшего Патриарха Алексия II монастырю были возвращены его главные святыни – икона святого Иоанна Предтечи с обручем в ларце и образ преподобной Елизаветы Чудотворицы, святой игумении, жившей в Константинополе в V веке. Как это было символично! Приехала настоятельница, и вернулись своими чтимыми образами святые покровители монастырских храмов.


«Матушка, Вы только помолитесь!»

Матушка в основание всегда ставила и ставит молитву – и в монастыре ее молитвами многое созидается. Строительница и казначея, монахиня Анувия (Виноградова), пришедшая в сестричество еще до открытия обители, с особым чувством вспоминала этап, связанный с восстановлением монастырского собора Усекновения Главы Иоанна Предтечи. Когда монахиня Афанасия приехала в Москву, собор был только недавно освобожден от документов Центрального государственного архива Московской области. Начали вывоз архива на Светлой неделе 2001 года, и только к празднику Рождества Иоанна Предтечи удалось его освободить от бумаг. «Денег на реставрацию у нас абсолютно не было. Первым благотворителем стал Святейший Патриарх Алексий II, который выделил монастырю 300 тысяч рублей, – стала рассказывать мать Анувия. – На эти – тогда немалые средства – мы построили леса на втором этаже, чтобы достать до свода собора. Собственно, со строительных лесов и началась его реставрация». Что интересно: настоятельница поначалу предложила наипростейший путь – что-то побелить, что-то подкрасить и на этом остановиться. Однако архитекторы, художники, реставраторы сошлись во мнении, что шедевр архитектуры Быковского надо восстанавливать так, как это было при строительстве храма. Несмотря на тяжелое материальное положение монастыря, матушка согласилась. Она поручила монахине Анувии руководить всеми строительно-реставрационными работами, поиском финансов. И сестры видят: ни одно из монастырских начинаний не обходится без активного участия и движущей силы первой матушкиной помощницы. Любовь к святому Иоанну Предтече и его монастырю зримо воплощена ею в великолепной реставрации монастырского собора. Но впереди всей кипучей энергии матери Анувии шли благословение и молитва матушки Афанасии. Мать Анувия всегда повторяла: «Матушка, благословите! Матушка, Вы только помолитесь!»


О разных аспектах монастырской жизни, в которых чувствуется сила игуменского благословения и молитвенной помощи, рассказывала мать Анувия. Один из них, чрезвычайно важный для современного монашества – учеба. Шесть лет назад при Иоанно-Предтеченском монастыре были организованы курсы дополнительного образования для монашествующих, и все эти годы сестры слушали лекции преподавателей православных и светских вузов – ведущих специалистов в своей области, сдавали им зачеты. В прошлом году был новый набор, причем число учащихся пополнили насельницы из подмосковных монастырей, а также, по благословению Святейшего Патриарха Кирилла – сестры, находящиеся на послушании в Патриархии. В общей сложности сейчас на курсах в обители святого Иоанна Предтечи занимается 55 человек. А монахиня Анувия является секретарем Межведомственной Комиссии по вопросам образования монашествующих…

Только представить: столько позитивных изменений, связанных с активной позицией Иоанно-Предтеченского монастыря в жизни нашей Церкви, произошло за эти годы! И как тут не вспомнить слова заместителя Генерального директора Музеев Московского Кремля по научной работе Андрея Баталова, сказавшего, что все тут начиналось с удивительно интеллигентного сестричества, а сегодня обитель представляет собой своеобразный научный центр, где издаются архивные материалы по истории монастыря, проводятся научно-практические форумы. Добавим: и поражает своими масштабами планомерно ведущаяся научная реставрация святыни, которая по окончании работ наверняка станет жемчужиной столицы.

Дар утешения

Говорилось много и о таких личных качествах игумении, как сдержанность, немногословие. При этом сестер поражало ее удивительное качество: одной-двумя фразами (длинных разговоров не требовалось) она была способна вернуть приунывшего человека в состояние духовного равновесия. А то могла кому-то сказать искреннее «прости!», от всего сердца – «прости за все!», что, по словам монахини Мариониллы (Кабиловой), тут же снимало всякое напряжение. Человеческие обиды растворялись, выстраивались правильные отношения. И сестры, и священнослужители, и прихожане знают, что матушка строгого духовного устроения. Еще одна черта ее характера была отмечена в рассказах о ней: «Наша матушка – нелицеприятный человек». В толковом словаре Даля приводятся синонимы слова «нелицеприятный»: правдивый, праведный, правосудный. То есть игумения ни под кого не подстраивается, не пытается кому бы то ни было по-человечески угождать (как сказал ивановским сестрам архиепископ Каширский Феогност, председатель Синодального отдела по монастырям и монашеству: «Матушка ваша не Златоуст, но в ней же льсти несть!»).


Лести нет, чуткая душа есть. Это притягивало к ней множество людей, приходивших в обитель святого Иоанна Предтечи за материнским советом и утешением, когда матушка могла принимать народ. Это чувствовала и сейчас остро чувствует ее келейница монахиня Филарета (Логинова). Мать Филарета заканчивала юридический факультет Финансовой академии в Москве, дописывала диплом и ходила в обитель на Китай-городе помогать сестрам. Защитив диплом, по благословению своего духовного отца ушла в монастырь окончательно. Прежняя ее жизнь в миру была отмечена трагизмом: безвременная смерть родителей, затем мужа. Но преодолеть скорби и печали помогли ее духовник протоиерей Алексий Гомонов, любящая свекровь, ставшая для нее настоящей матерью. Еще были авва Дорофей, Иоанн Лествичник и другие отцы Церкви, духовно ее формировавшие. При расставании с близкими сказала им – батюшке, маме (свекрови) и брату погибшего мужа: «Мы прощаемся навсегда. Избравший монашеский путь умирает для мира». Лишь через полгода мать Филарета узнала, что, прорыдав три дня, мама отыскала телефон настоятельницы и позвонила ей. Она проговорила с немногословной, загруженной проблемами игуменией три часа, испытав на себе дар утешения матушки Афанасии. А молодую послушницу матушка-игумения вскоре остановила в коридоре и сказала: «Значит так, когда будет приходить мама, не прогоняй ее». Во второй раз, тоже в коридоре, наказала: «Когда мама принесет постельное белье, обязательно возьми! Оно очень нужно». «Странные какие-то вещи говорит матушка!» – удивилась ее будущая келейница, будущий эконом монастыря. Она-то уходила из дома в полной уверенности, что, кроме Евангелия, иконы и смены белья, поместившихся в узелке, ничего больше не нужно. Но благословение есть благословение, это не обсуждается! По признанию монахини Филареты, лишь с годами пришло понимание, как тонко и мудро, на духовном уровне, матушка «выбивала» из нее неофитство – стремление к полному разрыву с миром и пылкую восторженность монастырской жизнью.


…Придя в столичный монастырь в начале 2000-х годов, как живая часть Пюхтицкой обители, матушка Афанасия, насколько это было возможно, передавала обители на Ивановской горке традицию родного монастыря. С большой теплотой она рассказывала о своей духовной наставнице – игумении Варваре (Трофимовой). Тепло вспоминала игумению Георгию (Щукину), нынешнюю настоятельницу Горненского женского монастыря в Иерусалиме, которая до своего назначения на Святую Землю долгие годы подвизалась в Пюхтицах. Словно бы зримо встает перед глазами картинка: пюхтицкие сестры трудятся в поле на покосе. Жара, все устали. Вдруг видят: матушка Георгия, везет им арбузы. Все взбодрились, все утешены! Дар утешения может проявляться в разных вещах. Пусть даже в какой-то мелочи. Главное – чтобы шло от сердца.


Как матушка духовно открывалась сестрам

Примечателен в этом плане рассказ инокини Софронии (Адваховой). Из одного крупного епархиального монастыря ее направили в Московскую Патриархию, где она несла послушание в течение семи лет. За неимением на тот момент места для жилья в Патриархии она первые три года жила в Иоанно-Предтеченском монастыре. Все правила по мере возможности исполняла, к матушке-настоятельнице под благословение подходила, однако близко ее не знала. «Побаивалась в хорошем смысле слова, – улыбнулась мать Софрония. – Матушка такая авторитетная, духовно опытная, а я кто –­ какая-то послушница!» Продолжила: «Из того времени мне запомнилось, что когда я помогала церковничать, то самым большим наказанием для нас было, если матушка замечала на подсвечниках маленькие огарочки, которые мы по своей невнимательности пропустили. Она нас не укоряла, нет. Просто шла и снимала их. Нам до того стыдно становилось! Мы видели, как матушке трудно подниматься со своего места, ножки больные, и, несмотря на это, она встает и идет исправлять нашу оплошность. Также матушка смотрела, чтобы лампадочки горели как горошины – не "факелом"! И не любила в храме хождение туда-сюда. Очень радела о сестринском правиле и учила сестер: "Утренние молитвы – самые важные! Как ты проживешь день без них? " Поэтому сильно огорчалась, если кто-то опаздывал. Чтобы не мешать молящимся, опоздавшая сестра должна была стоять у входа до окончания утренних правил». После окончания послушания в Патриархии инокиня Софрония на три месяца уехала в Грецию, в женские монастыри, где игумении для сестер ­– словно родные матери. По ее словам, это были три месяца сказки, только сказка закончилась и пришла пора возвращаться домой, жить в своей реальности. Получив возможность выбрать монастырь, чьей насельницей она бы хотела стать, мать Софрония выбрала Иоанно-Предтеченский. «Самое интересное, что я нашла здесь игумению, которую искала, – поделилась сокровенным моя собеседница. – Хотя и знала матушку прежде, но, как уже говорила, побаивалась ее. А однажды подошла к ней с духовным вопросом и, услышав ответ, так удивилась! Это был ответ старицы! Начала уже безбоязненно подходить, спрашивать, все больше и больше убеждаясь, что в матушке – такая монашеская мощь! Такая материнская мудрость чувствуется в ее кратких и очень точных ответах, отражающих всю суть проблемы! Даже спустя годы я могу слово в слово повторить то, что она мне сказала в какой-то момент, настолько это было емко, весомо». Инокиня Софрония припомнила случай, когда она, что называется, зашивалась. Требовалось срочно подготовить отчет в Патриархию, уже и ночь наступила, но составлению бумаг конца и края не было видно. Она обратилась к матушке и услышала от нее: «Мать, ну надо так надо, что ж сделаешь?» Всего одну фразу произнесла матушка-настоятельница, а после нее непостижимым образом пришла уверенность, что надо без ропота продолжить работу и все будет в порядке.


«Надо так надо» – золотые слова! Это, кстати, многие сестры отмечали: для духовного здоровья монашеской общины особенно важно, что матушка сама сумела стяжать послушание и их этому учит. Разумеется, они читают творения духовных столпов Церкви, жития святых. Но одно дело читать и другое, если ты видишь живой пример истинной монашеской жизни. Как заметила монахиня Марионилла (Кабилова), находиться рядом с такими людьми, когда ты сам немощный, грешный, совсем непросто. Обнажаются твои духовные язвы. И все же хорошо, что Господь дает сестрам этот урок, обязывает быть повнимательнее к словам духовно опытных людей, которые, добавила мать Марионилла, учат тебя трезвению. «Бывает, как-то на что-то отреагируешь и по реакции матушки вдруг понимаешь: а ты ведь внутренне разболтался! Винтики у тебя расшатались, надо их закручивать. Матушка одним взглядом тебя отрезвила!».


Не только пюхтицкая школа помогла сформироваться будущей игумении столичного ставропигиального монастыря. Ей – человеку советской эпохи – родившейся и воспитывавшейся в верующей семье, посчастливилось встретить на своем жизненном пути пастырей с крепкой верой, которые научили ее видеть во всем Промысл Божий и за все благодарить Господа. До поступления в монастырь ее духовником был игумен Рафаил (Шишков). (Схиигумен Рафаил, старейший насельник Данилова монастыря в Москве, отошел ко Господу в конце прошлого года). Живя в Пюхтицкой обители, она духовно окормлялась у старца архимандрита Феофана (Молявко; 1913-2001 гг.). Об отце Рафаиле один из московских пастырей проникновенно сказал, что это был тип оптинского старца, сама простота, народный батюшка, которого отличали непосредственность, бескорыстие. Архимандрит Феофан (Молявко) – он из псково-печерских старцев, прошедших тюрьмы с лагерями, войну. Читаем о нем: «Это было живое воплощение кротости, скромности, неосуждения, доброты, человеческой тихости». Матушка Афанасия впитала в себя их дух глубокого благочестия, и сестры обители на Китай-городе, чувствуя это, во всем ей доверяют. Через нее они спрашивают Божью волю, зная, что матушка уважает личность каждой из них, видя их слабые и сильные стороны, немощи, болезни. В последние годы матушка по состоянию здоровья не всегда может бывать на службах, но когда бывает и, когда службу совершает архиепископ Филарет (Карагодин), находящийся сейчас на покое, то происходит удивительная вещь. По рассказу монахини Капитолины (Сухаревой), остро чувствуешь, что перед тобою живые старцы в лице владыки и игумении. «Вот владыка Филарет произносит: "слава Святей…", и кажется, что небеса открываются», – сказала мать Капитолина.

Монашеская семья

Еще один штрих к портрету матушки. Собирая вокруг себя монашескую общину, она всегда проявляла большую заботу о вновь пришедших насельницах. Некоторые сестры вспоминали, как, выбрав сестру помоложе и поприветливей, она наказывала той: «Пойди, встреть новенькую!», «Пойди, расскажи о нашей жизни». Прекрасно понимала, что, попадая в новую семью, где другие условия, другой режим, человек теряется. И хотела, чтобы он расположился, почувствовал: ему здесь рады. Часто сестры слышали такие слова: «Если есть у тебя возможность, беги помоги! Есть свободная минутка от послушания, помоги сестре!» Когда кто-то заболевал, оказывался в больнице или хотел отлежаться в келье, матушка посылала к болящей: «Пойди, отнеси еду!» Такое ее воспитание и отношение помогло прорасти и укрепиться в их душах чувству, что они – частица единого целого. Частица сплоченной семьи, насчитывающей на сегодняшний день 38 человек (включая насельниц богадельни в подмосковном селе Остров Ленинского района, официально называемой Старческим домом). Оглядываясь на прожитые в обители годы, сестры говорят, что матушка явила им подлинный пример монашеской жизни в смирении, молитве, чистоте, полном нестяжании. И горячо молят Господа, чтобы Он продлил ее дни, и чтобы она, как их Ангел Хранитель, подольше пребывала с ними и хранила их своей молитвой и благословением.


Автор: Нина Ставицкая

Фотограф: Владимир Ходаков

Также представлены снимки из архива монастыря

Материалы по теме

Новости

Публикации

Иоанно-Предтеченский ставропигиальный женский монастырь
Иоанно-Предтеченский ставропигиальный женский монастырь
Иоанно-Предтеченский ставропигиальный женский монастырь
Иоанно-Предтеченский ставропигиальный женский монастырь
Иоанно-Предтеченский ставропигиальный женский монастырь
Иоанно-Предтеченский ставропигиальный женский монастырь
Иоанно-Предтеченский ставропигиальный женский монастырь
Иоанно-Предтеченский ставропигиальный женский монастырь
Иоанно-Предтеченский ставропигиальный женский монастырь
Иоанно-Предтеченский ставропигиальный женский монастырь

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

О Н.В. Гоголе в стенах Оптинского лектория
Журнал «Дивеевская обитель»
Преподобноисповедник Агапит (Таубе)
Южно-Уссурийский Рождество-Богородицкий женский монастырь
О Н.В. Гоголе в стенах Оптинского лектория
Журнал «Дивеевская обитель»
Преподобноисповедник Агапит (Таубе)
Южно-Уссурийский Рождество-Богородицкий женский монастырь