«Милостивая». «Услышательница». «Божия Матерь с ушком». Снова в родной обители

Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь Москвы

20 лет назад, 25 ноября 1999 года, в Москве был памятный крестный ход, прошедший в морозный ясный день небольшое расстояние, но запомнившийся многим особой торжественной атмосферой и большим числом участников. В перенесении чудотворной иконы Божией Матери «Милостивая» из храма святого пророка Божия Илии в Обыденском переулке в Зачатьевскую обитель участвовало четыре архиерея, более ста священников и диаконов, сестры монастыря и множество мирян-богомольцев. Встречали святой образ Царицы Небесной, возвращавшийся домой, Святейший Патриарх Алексий II и настоятельница монастыря монахиня Иулиания (Каледа).

Старинный игуменский жезл у чудотворной иконы, или объединенные детской памятью

У маленьких прихожан церкви Илии Обыденного, ставших ныне известными в церковном мире, сохранились яркие воспоминания и о молитвенных службах, и о дивных иконах, перед которыми люди с благоговением зажигали свечи. А возле одной иконы всегда стоял жезл, что, конечно, у ребятишек вызывало любопытство: почему он тут стоит? Что он означает? Этот вопрос волновал детей крупного ученого-геолога, доктора наук Глеба Александровича Каледы – впоследствии ревностного священнослужителя, церковного писателя. Волновало это и Мишу – сына талантливого математика Александра Юрьевича Геронимуса, дерзнувшего принять на себя крест священства во времена так называемого «застоя» и ставшего любящим пастырем, православным богословом. И Ане – правнучке протоиерея Константина Всехсвятского, служившего в Обыденском храме заштатным священником, тоже было интересно. Неудивительно, что услышанная ими история появления в храме чудотворного образа Пресвятой Богородицы, именуемого «Милостивая», и игуменского жезла, поразила детские сердца.

На память приходят слова священника Михаила Геронимуса, настоятеля двух храмов в Подмосковье, который долгое время работал хирургом, но после кончины отца избрал священнический путь. Беседовали мы с ним четыре года назад, как раз накануне 20-летия возрождения Зачатьевского ставропигиального женского монастыря. Мысленно возвращаясь в свое далекое детство, батюшка признался, что в детской голове не все укладывалось, не все было понятно, что-то вызывало недоумение.

– Но теперь, в зрелом возрасте, эту историю, связанную с чудотворным образом Богоматери «Милостивая», я переживаю по-новому, – продолжил он. – У каждого молящегося перед ним, наверное, свои связи. У меня они тоже есть, и словами это не передать. Скажу только, что от святыни исходит большая ласка, большая любовь. Ей можно пошептать на ушко, поплакаться, поведать о своих печалях и получить утешение. Может, и не сразу, как это бывает в духовной жизни, но утешение придет.

Чудотворную икону вместе с другими почитаемыми реликвиями принесли в Ильинский храм из разоренной Зачатьевской обители в 1923 году. Игумения Мария (Коробка) собрала сестер на последний молебен перед намоленной святыней и после совершения чина молебного пения настоятельница произнесла прощальное слово, поручая монахинь и всю обитель попечению и предстательству Пресвятой Богородицы. Она сказала, что отныне Милостивая Божия Матерь – Игумения, Наставница и Руководительница сестер. В подтверждение оставила у иконы свой жезл. В том же 1923 году, 18 ноября, 66-летняя матушка Мария, на чью долю выпали самые трагические события истории монастыря, отошла ко Господу. Какая-то часть насельниц – монахини, послушницы, трудницы – была арестована и сослана в Казахстан и Северный край сроком на три года, но дальнейшая судьба страдалиц неизвестна. Другая же часть – небольшая общинка уцелевших от репрессий Зачатьевских сестер – нашла пристанище в подвалах и многонаселенных квартирах окрестных домов и несла послушания при храме святого пророка Илии, где возникла самобытная и глубокая православная атмосфера.

О пастырях Ильинской церкви и негласном между ними «распределении» с большой теплотой рассказал митрополит Липецкий и Задонский Арсений. «Распределение» было следующим: кто-то окормлял монашествующих или склонных к монашеству, кто-то – простых мирян, кто-то – интеллигенцию, из чьей среды вышло немало священнослужителей, которые и сейчас совершают богослужения в нашей святой Церкви. А монахини, вынужденные жить в миру и «не выставлять себя», смогли среди верующих прихода создать атмосферу уважения к святыням и стремления их сохранить. Этот дух, по словам архиерея, передался последующим поколениям. Проникновенные, пронизанные мягким юмором воспоминания Его Высокопреосвященства, наряду с волнующими рассказами других людей, вошли в замечательный фильм, подготовленный монастырем к нынешней дате – 20-летию возвращения чудотворного образа в родную обитель.Остается добавить, что именно он, владыка Арсений, в то время архиепископ Истринский, возглавил памятный крестный ход 25 ноября 1999 года. Именно он, вначале викарий Московской епархии, затем первый викарий Патриарха Московского и всея Руси по Москве, с самого начала возрождения Зачатьевского монастыря принимал непосредственное участие в этом процессе, отмеченном как всевозможными трудностями, так и явными чудесами по молитвам к Пресвятой Богородице. Поэтому всё здесь архипастырю близко, знакомо, дорого сердцу. Всё для него тут родное!

Протоиерей Кирилл Каледа, настоятель храма святых Новомучеников и Исповедников Российских в Бутове, вспоминает, как выглядела эта обитель в центре Москвы, когда он с младшей сестрой Машей, будущей настоятельницей монастыря, игуменией Иулианией, пришел сюда в начале 90-х первый раз, чтобы посмотреть возможность возрождения монастыря.

– Я после этого несколько ночей вообще не спал, понимая, в каком разоренном состоянии монастырь находится. Еще школа посреди него! – произнес батюшка. – И какие труды надо было понести, чтобы здесь возродилась монашеская жизнь, и вообще что-то было возрождено!

А Маше, Марии, активной прихожанке, пришлось отстаивать возможность возрождения обители со всем бесстрашием юной души. Теперь это вызывает улыбку, но тогда… Услышав, что Православное братство во имя Всемилостивого Спаса, которое объединило духовные общины целого ряда московских протоиереев, обратилось к Святейшему Патриарху с ходатайством отдать им территорию монастыря для создания на ней православной гимназии, издательства и т.д., она потеряла покой. Сердцем не могла это принять: как можно древнейшую женскую обитель отдать под издательство или учебное учреждение – пусть и православное? Переживания вылились в необыкновенно горячий, эмоциональный разговор с ее духовным отцом протоиереем Александром Егоровым. Мария всё твердила, что это недопустимо – надо, чтобы там был монастырь! Позже она попросит у отца Александра прощения за то, что так с ним разговаривала, а батюшка в ответ улыбнется и скажет, что специально не соглашался с ее доводами, чтобы проверить: действительно ли столь велико ее желание возрождать обитель? И вот в 1991 году по благословению Святейшего Патриарха Алексия II при Ильинском храме было образовано Сестринство в честь иконы Божией Матери «Милостивая», старшей сестрой которого назначили Марию Каледа. Оно поставило своей целью воссоздание разоренной обители, и, говоря о ее достижении, приведу слова священника Михаила Геронимуса, бывавшего здесь по приглашению матушки-настоятельницы со своей семьей, своими прихожанами, и видевшего, что обитель переживает чудесное обретение новой жизни:

– Монастырь в его современном виде – это образ Воскресения. Здесь сохраняется молитвенная связь, пронизывающая время, начиная с XIV века, когда обитель была основана преподобными Иулианией и Евпраксией по благословению их брата святителя Алексия, митрополита Московского. Молитва совершает чудо, и память о почивших сестрах, игумениях становится не просто памятью, а самой жизнью, соединяющей нас в едином предстоянии перед Господом.

А по утверждению отца Кирилла Каледы, обитель на Остоженке радует не только церковных людей, приходящих сюда за духовной поддержкой и помощью. Батюшка уверен, что возрожденный собор Рождества Пресвятой Богородицы является украшением нашего города – первопрестольного града Москвы.

«В какой-то степени мы ведь тоже пишем историю»

Маленькая Аня, знавшая от своих близких, что Обыденский храм был родным приходским храмом для нескольких поколений ее семьи, выросла и стала иконописцем, реставратором. С иконой Божией Матери «Милостивая» и игуменским жезлом, на котором Анечка когда-то по благословению священников меняла бантики к большим православным праздникам, у нее связаны не только детские воспоминания. Об одном событии, произошедшем в начале 90-х годов прошлого века, Анна Даниловна Марченкова и сегодня вспоминает с большим волнением, едва сдерживая слезы. Ее рассказ тоже маленькой жемчужинкой вошел в фильм, посвященный 20-летию перенесения святыни в родной монастырь. (Попутно замечу, что в самом фильме звучат отдельные фрагменты воспоминаний разных людей, а полностью эти записи можно послушать на сайте Зачатьевского монастыря. Господь судил написать Анне список чудотворного образа «Милостивая» для возрождающейся обители. (Видимо, переносить туда саму святыню из-за незащищенности монастыря – и внешних воздействий, и недобрых людей – было рановато). Правда, вначале, выслушав просьбу своего духовного наставника протоиерея Александра Егорова, молодой иконописец отказалась. Во-первых, она училась в совершенно других традициях написания икон. Во-вторых, «благочестивая девица», как указал в характеристике для поступления в иконописную школу настоятель Илии-Обыденского храма протоиерей Николай Тихомиров, и помыслить не могла о том, чтобы дерзнуть написать этого образа.

Дерзновение пришло после того, когда отец Александр, глубоко поклонившись ей, повторил высказанную им просьбу уже от имени храма. Далее был молебен. На двух аналоях лежали две иконы: точнее, на одном – подлинник, на другом – чистая доска. Окропляли святой водой подлинник, а водой, что с него стекала, окропляли чистую доску. Затем две недели великая святыня находилась у Анны Даниловны. Она смотрела на образ и писала, смотрела и писала… И все же отдав копию-список отцу Александру (а приехала иконописец в храм к концу службы), она подумала: «Сейчас батюшка посмотрит и скажет: "Я понимаю, Анечка, я все понимаю. Ты не волнуйся, мы кого-нибудь попросим, и он напишет новый образ. Ну, не получилось. Ну, так бывает"». Но отец Александр, подойдя к окошку и рассмотрев образ, повернулся к людям со словами: «Список иконы Божией Матери приехал к нам!». И большим-большим крестом, вспоминает Анна Даниловна, всех благословил. И все попадали на колени.

Вскоре после написания списка он был передан в обитель для утешения сестер, и произошло чудо – икона замироточила. По убеждению Анны Марченковой, свершилось оно по глубоким молитвам Зачатьевских сестер «нового призыва» и вызвало небывалый подъем духа, укрепив силы как насельниц, так и самой Анны Даниловны, у которой на тот момент была трудная домашняя ситуация. О мироточении списка ей рассказала по телефону матушка Иулиания. Но прежде, чем позвонить, она много раз проверила и, только лишь окончательно убедившись, решила сообщить такую удивительную новость. Спустя много лет Анна Марченкова по просьбе настоятеля храма в воинской части, собиравшего списки чудотворных икон, напишет еще один список. Затем – список для монастырского подворья в подмосковной Барвихе. На них «Милостивая» будет изображена с игуменским жезлом, поскольку этот символ законной власти над монашеской семьей стал частью истории, связующим звеном прошлого, настоящего и будущего.

– Для меня это очень важно, – заметила Анна Даниловна. – В какой-то степени мы ведь тоже пишем историю.

24 ноября 1999 года, накануне перенесения чудотворной иконы «Милостивая» в Зачатьевский монастырь, сестры обители с благоговением перенесли мироточивый список в Обыденскую церковь, где он и сейчас находится. Прихожане его особо почитают. А к главной святыне Зачатьевской обители, незримой ее хранительнице, люди идут отовсюду. Все больше и больше появляется свидетельств о благодатной помощи, полученной молящимися от Пресвятой Богородицы через Ее образ «Милостивая». Кому-то Небесная Заступница помогла в благополучном исходе житейских невзгод. Кто-то получил исцеление от тяжелой болезни. Записаны случаи, когда женщины, долгое время лечившиеся от бесплодия, после горячих молитв у иконы обрели счастье материнства. А одно явное чудо на радость сестрам, прихожанам и участникам того памятного крестного хода произошло буквально накануне перенесения святого образа в обитель. С 1937 года перед монастырем стояла бензоколонка, которая, по словам владыки Арсения, была «некрасиво расположена» – машины заправлялись прямо у входа в монастырь. Неожиданно накануне крестного хода бензоколонку убрали.

– Как матушка Иулиания добилась этого, я просто не знаю, – с улыбкой произнес митрополит Арсений. – Завтра утром переносят образ, а ночью бензоколонку демонтируют. Выкапывают ее баки, тут же всё бетонируют. Кому говорить спасибо? Префекту? Мэру? Не знаю. Знаю одно: волей Божией каждый из нас стал маленьким орудием в большом торжестве возвращения Царицы Небесной в свою обитель.

Необычный для Руси образ

В размышлениях о непрерывной череде чудес, явленных по молитвам перед чудотворным образом, главным чудом наших дней и сестры, и прихожане, и просто знающие о нем люди считают, казалось бы, немыслимое, неосуществимое в обозримом будущем воссоздание монастырского комплекса, рождение монашеской семьи и укрепление в ней подлинного монашеского духа. Как сказала искусствовед Ирина Языкова, святыня хранила обитель, даже когда там не было стен.

– Это икона Божией Матери в необычной для Руси иконографии, которая называется «Взыграние», – продолжила Ирина Константиновна. – Все виды иконографии Пресвятой Богородицы можно разделить на три типа. Как есть вера, надежда, любовь – три наших христианских добродетели, так и здесь. Когда изображается Боговоплощение – то, во что мы верим, Богородица изображается молящейся (тип икон «Оранта»), и у Нее на груди или в круге проступает Богомладенец. То, на что мы надеемся, воплощает или изображает икона «Одигитрия», где Матерь Божия держит на руке Спасителя, – Бога, на Которого мы надеемся. Богородица на Него указывает. Поэтому и «Одигитрия», что в переводе с греческого означает «Путеводительница». Третий тип иконографии являет нам образ любви, когда Божия Матерь прижимает к Себе Младенца. Классический вариант – Владимирская икона Божией Матери, очень почитаемая на Руси. А другие варианты этого типа иконографии – «Умиление», «Милостивая» (Киккская).

По словам искусствоведа И.К. Языковой, «Милостивую» из Зачатьевского монастыря часто соединяют с образом Киккской Божией Матери («Елеусой-Киккской»). Написан он, по преданию, святым апостолом и евангелистом Лукой, и с XII века пребывает в древнем Царском Киккском монастыре на Кипре. Согласно предположению наших специалистов, московская икона могла быть привезена оттуда. Однако между той святыней, что на Кипре, и чудотворным образом в Зачатьевском монастыре есть некоторая разница. Но все равно последний восходит к образу «Взыграния», к образу Киккской Божией Матери. Находясь на руках Пречистой, Божественный Младенец мог играть, резвиться, потянуться к Ее лику. На этой иконе Богородица повернулась, удерживая Богомладенца, и обнажилось Ее ушко. Видимо, отсюда и второе название – «Услышательница», или, как в народе говорят, «Божия Матерь с ушком».

Первое историческое упоминание о пребывании в Зачатьевской обители чтимого образа «Милостивой» Богоматери относится к XVIII столетию. Также известно, что до закрытия монастыря в 1923 году каждую среду перед ним совершалось молебное пение с акафистом. Теперь по четвергам совершается Параклис, с пением молебного канона Пресвятой Богородице и акафиста перед этим дивным образом, который находится в белокаменном шатре в старинном киоте, и рядом всегда стоят живые цветы.

Нельзя не назвать еще одно важное событие, произошедшее 20 лет назад в тот довольно-таки холодный по погодным условиям и духоподъемный по ощущениям многих верующих день, когда из Ильинского храма «Милостивую» крестным ходом переносили в Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь. Во время Божественной литургии Святейший Патриарх Московский и всея Алексий II возвел монахиню Иулианию (Каледа) в сан игумении и вручил ей старинный посох, оставленный последней игуменией обители подле образа Пречистой Богородицы. Трогательный момент! Ведь это был тот самый посох, который настоятельница с детства видела возле иконы… При этом Его Святейшество выразил надежду, что предстательство Милостивой Царицы Небесной всегда будет над обителью и ее насельницами. Действительно, спустя время, матушка Иулиания отметит, что после возвращения главной монастырской святыни сам воздух здесь стал другой, и все процессы, связанные с освобождением монастырских строений, восстановительными работами пошли быстрее и успешнее.

Как уже упоминалось, в 2015 году обитель праздновала 20-летие своего возрождения. Накануне торжеств Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл сказал: «Всякий раз, когда я бываю в Зачатьевском монастыре, я вижу, как он благоустраивается, как много сил было положено матушкой игуменией и сестрами для того, чтобы в центре нашего града воссиял этот величественный собор, главный храм монастыря, и чтобы до неузнаваемости изменился весь внешний облик святой обители, некогда разрушенной и посрамленной, а ныне возродившейся к жизни».

Очень многие из наших современников, приходящих в монастырь на Остоженке и любящих его всей душой, говорят, что это настоящая жемчужина Москвы. Да, мы сегодня видим благолепный и благоустроенный монастырь, который находится в тесном пространственном, архитектурном, историческом и духовном единстве с Московским Кремлем, Храмом Христа Спасителя, храмом святого пророка Илии в Обыденном переулке. Но каким трудным было начало, какими неимоверно трудными были первые шаги на пути возрождения монастыря, когда в октябре 1992 года Сестринству в честь иконы Божией Матери «Милостивая» передали первую квартирку в северном сестринском корпусе обители! По воспоминаниям матушки Иулиании, дверь в помещение оказалась забита – сестрам разрешили влезть туда через окно. Они влезли и увидели огромное количество пустых бутылок и пустых ампул из-под наркотиков, плакаты с непотребными картинками. Но до чего же все были счастливы – даже целовали стены, потому что эти стены видели Зачатьевских монахинь! Отец Александр Егоров, которого сестры через несколько дней пригласили к себе, наведя в квартирке-келье какой-то порядок (и приставив к окну два ящика из-под овощей, чтобы батюшка смог по ним забраться), то и дело повторял: «Какой ужас! Это невозможно!» Однако невозможное человеку возможно Богу. Под Покровом Его Пречистой Матери настоятельница и сестры стали возделывать в разрушенных стенах древней обители духовный сад, чьи плоды теперь вкушают все, кто приходит в монастырь в поисках спасения души и дороги к Богу, утешения в скорбях и болезнях. А в последние годы к «Милостивой» притекают и архиереи, игумены и игумении, руководители обителей, приезжающие в Москву на Международные Рождественские образовательные чтения для участия в работе направления «Древние монашеские традиции в условиях современности».

…Благодать Божия преподается от главной монастырской святыни каждому, кто с верой и упованием прибегает к чтимому образу Царицы Небесной – Матери и Заступницы всех православных христиан.

Нина Ставицкая
Фото: Владимир Ходаков
Также представлены снимки из архива монастыря

Материалы по теме

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ