Помнить прошлое во имя будущего

Зачатьевский ставропигиальный монастырь

Вечер памяти игумении Марии (Коробки; 1857–1923)

В воскресный вечер 19 ноября 2023 года гостей московского Зачатьевского ставропигиального женского монастыря, едва они переступали порог Нового трапезного корпуса, встречала… классическая музыка. Фортепиано, скрипка, виолончель; непринужденное изящество, душевная чистота и одновременно глубина  чувства; атмосфера теплого, «домашнего» музицирования, – всё это стало, возможно, для кого-то неожиданным, но очень верным прологом к памятной встрече, которая была посвящена столетию со дня кончины игумении Марии – последней настоятельницы Зачатьевской обители, вынужденно оставившей ее после  насильственного закрытия в апреле 1923 года.

Приехавший почтить память матушки Марии митрополит Каширский Феогност, председатель Синодального отдела по монастырям и монашеству, призвав в молитве благодать Святого Духа на многолюдное – более 150 человек – собрание, прочел приветствие Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Его Святейшество, обращаясь к участникам вечера,  особо отметил, что игумения Мария всей своей жизнью явила пример мужественного стояния в истине, веры, действующей любовью (Гал. 5:6), усердного служения Богу и Церкви  и во время суровых испытаний смогла спасти главные святыни обители. По словам Предстоятеля, она была «незаурядной, сильной духом личностью… оставившей о себе светлую память в сердцах не только своих современников, но и последующих поколений».

Тайна игуменского посоха

Храм пророка Илии в Обыденском переулке, что в пяти минутах ходьбы от Зачатьевского монастыря, как теперь уже широко известно, долгие годы хранил святыню разоренной при  советской власти обители – образ Божией Матери «Милостивая». А рядом с чудотворной иконой в южном приделе стоял простой и строгий игуменский посох. Предание, жившее в памяти сестер, изгнанных из обители и нашедших приют в храме, скупо сообщало, что посох принадлежал матушке Марии. Поручив «Милостивую»  попечению Ильинской церкви, она вместе с тем вручила Царице Небесной и всех тех, о ком должна была – и не имела больше возможности – заботиться сама.

Выступая на вечере, настоятельница возрожденного Зачатьевского монастыря игумения  Иулиания (Каледа), рассказала, что, будучи с детства прихожанкой храма в Обыденском переулке, она знала предание об оставленном посохе, но и тогда, и впоследствии очень мало было известно о самой матушке Марии. Только когда сестры, подняв монастырь из руин,  занялись детальным изучением его истории, открылось многое в биографии игумении Марии, что позволило несколько лет назад и написать о ней книгу, и установить по архивным документам день ее кончины – 18 ноября. Теперь в этот «игуменский» день по древней монашеской традиции сестры молитвенно поминают вместе с матушкой Марией всех предшествующих настоятельниц обители.

Каким же человеком она была – игумения Мария, – с доброй материнской заботой смотревшая со своих портретов на собравшихся в трапезном зале, с первого взгляда располагавшая к себе мягкой женственностью и теплотой…

О жизненном пути матушки Марии рассказала автор-составитель книги «Несломленный посох» Мария Дмитриевна Смирнова, преподаватель МГУ им. М.В. Ломоносова, дочь приснопоминаемого протоиерея Димитрия Смирнова.

Воспитательница

Игумения Мария, в миру Елена Федоровна Коробка, родилась 26 февраля 1857 года в Санкт-Петербурге, в семье, где несколько поколений  честно служили Отечеству на военном поприще и в деле образования и воспитания. Отец Елены, статский советник Федор Максимович Коробка был директором школы для детей дворцовых слуг и мастеровых. Несмотря на его значительный чин и придворную службу, все члены большой и отнюдь не богатой семьи всегда понимали, что в жизни нужно опираться на собственное трудолюбие и усердие в получении знаний. Поэтому, когда глава семейства был вынужден выйти в отставку, его супруга Анна Александровна приняла нелегкое решение покинуть столицу и уехать с младшей дочерью в Оренбург – там она могла преподавать в Николаевском женском институте, а десятилетняя Елена – учиться.

Семь лет, проведенные в институте, где ее мать скоро стала начальницей, заложили в судьбе матушки Марии основу, на которой в дальнейшем во многом строилась ее жизнь. Курс она окончила блестяще и получила затем дополнительное педагогическое образование. Начала заниматься вокалом в Петербургской консерватории, однако обучение быстро прервалось из-за тяжелых семейных обстоятельств: в середине 1870-х годов Елена похоронила обоих родителей и одного из братьев, что отразилось на состоянии ее здоровья.  Консерваторию пришлось оставить. Но путь к преподаванию был открыт, и Елена вступила на него с энтузиазмом и большим желанием приносить пользу. Переехав в Крым, она со старшей сестрой Марфой деятельно включилась в работу благотворительных обществ и в скором времени успешно стала руководить частным девичьим пансионом в Севастополе.

Через десять лет сестры вернулись в Петербург. Педагогический талант и приобретенное знание дела позволили Елене Федоровне получить место классной дамы сначала в Смольном, затем в Мариинском женском институте.

Приближался ХХ век. Сфера отечественного образования, как и многое другое в эти годы, претерпевала большие изменения, внедрялись новые, более гуманные подходы к воспитанию. Этот опыт, в сочетании с собственными взглядами и велениями души, пригодился Елене Федоровне, когда в 1893 году она по выбору Святейшего Синода была назначена начальницей Московского Филаретовского епархиального училища.

Старейшее в России женское учебное заведение, основанное святителем Московским Филаретом (Дроздовым) «для воспитания девиц духовного звания», существовало к тому времени больше полувека и практически не уступало лучшим гимназиям. Училищу попечительствовал цвет московского духовенства. Будущих супруг священников готовили отнюдь не только к роли домохозяек. Воспитанницы помимо общеобразовательных предметов изучали французский язык, обучались музыке – как клиросному пению, так и игре на рояле, а также рисованию. В программу входили педагогика и педагогическая практика, дидактика…

Елена Федоровна с ответственностью приступила к своим обязанностям. Ее по-матерински заботило всё: порядок, уровень преподавания, обеспечение девочек всем необходимым, их здоровье и, конечно, их духовно-нравственное воспитание. Начальница учила своих епархиалок в первую очередь собственным примером: неукоснительно присутствовала на утренних и вечерних молитвах, на богослужениях в домовом храме. В каникулы организовывала паломничества по святым местам. Включила в программу иконописание. Все высокие инспекции, посещавшие училище, – и обер-прокурор Священного Синода К. П. Победоносцев, и митрополит Московский и Коломенский Владимир (Богоявленский) высоко оценивали результаты ее трудов и неоднократно представляли к наградам.

Путь к игуменству

На должности  начальницы епархиального училища Елена Федоровна стала известна многим лучшим представителям московского духовенства, в том числе  выдающемуся проповеднику и пастырю митрополиту Трифону (Туркестанову), который в ее бытность курировал училище, а также священнослужителям и игумениям московских монастырей.  Поэтому, когда будущая матушка Мария, пережив трагические события революции 1905 года и кончину любимой сестры, в 48 лет попросилась на покой по состоянию здоровья, она вскоре получила совет отправиться в Серпухов, во Владычный монастырь, которым тогда управляла игумения Леонида (Озерова), духовная дочь Оптинского старца Амвросия.

Духовный путь Елены Федоровны быстро стал приобретать прямоту и определенность. Господь руководил ее жизнью так, что все чаще приводил в места, связанные со святителем Алексием, митрополитом Московским. В основанном им Введенском Владычном монастыре она почувствовала себя словно вернувшейся к долгожданному покою родного дома.

1 октября 1907 года Елена Федоровна была принята в число рясофорных послушниц. Она заведовала церковным пением, церковноприходской школой. По послушанию вела духовно-нравственные беседы с сестрами.

А через год ее судьба снова изменилась: митрополит Владимир избрал ее как наиболее достойную занять место почившей игумении Зачатьевского монастыря Валентины (Борониной). 9 марта 1909 года был совершен постриг послушницы Елены с наречением ее Марией в честь преподобной Марии Египетской. И уже 12 марта монахиня Мария была возведена в сан игумении. Во внимание к ее прежним заслугам и к положению Зачатьевской обители как одного из самых древних столичных монастырей, Святейший Синод сразу удостоил игумению Марию права ношения наперсного креста.

Хозяйка и матушка

В Зачатьевском монастыре новую игумению встретило немалое количество проблем. Несмотря на высокий статус обители в силу старинного происхождения, по устройству она была третьеклассной и необщежительной. Пребывание же матушки Марии в общежительном Владычнем монастыре дало ей пусть малый, но полезный опыт и, главное, желание устроить обитель по общежительному уставу, как и завещал еще в середине века святитель Московский Филарет.

Игумении Марии вновь понадобились решимость строительницы и искусство педагога, чтобы провести все необходимые преобразования. Ради исполнения задуманного она составляла тщательно обоснованные прошения в консисторию и самому митрополиту Владимиру,  и получала просимое, рачительно расходуя средства на перестройки, ремонты, поновление храмов, жалование трудящимся в монастыре. Заботясь о здоровье сестер, содержала монастырского доктора. Сестры в монастыре имели преподавателей церковного пения, основ иконописи и даже игры на скрипке. Матушка неустанно создавала условия для общежительного устройства: реконструировала келейные корпуса, начала строительство большого Трапезного корпуса и помещений для разного рода рукодельных мастерских, где сестры могли бы трудиться вместе. Ей же принадлежит идея и осуществление устройства монастырского подворья с Покровским храмом в Барвихе, где находились также больница, школа для крестьянских детей, молочное хозяйство, был посажен сад.

Сестринская община Зачатьевской обители постоянно пополнялась – к 1917 году она насчитывала около четырехсот насельниц.

Служение миру и Церкви

Энергии и деятельной любви матушки Марии хватало и на общецерковные послушания. Она предоставила возможность священнослужителям вести в своем монастыре духовно-нравственные беседы с народом, о которых особенно ратовал митрополит Московский и Коломенский Макарий (Невский).

С началом Первой мировой войны игумения Мария оказалась «на передовой» в деле оказания помощи беженцам, раненым воинам и осиротевшим детям. С 1914 года в Зачатьевской обители работали госпиталь и детский приют.

Выступивший на вечере памяти заместитель заведующего кафедрой истории Церкви  исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Глеб Михайлович Запальский рассказал о том, что с интересными фактами биографии игумении Марии он столкнулся, когда изучал материалы Поместного Собора Русской Православной Церкви 1917–1918 гг. Оказалось, что матушка была участницей Собора, приглашенной в качестве эксперта в отдел, обсуждавший проблемы монастырей и монашества. Отдел под председательством митрополита Серафима (Чичагова), будущего священномученика, занимался выработкой документа, который должен был направлять жизнь монашествующих. Для этого, в том числе, требовался совет представительниц и женских монастырей (хотя действующими членами Собора женщины быть не могли). Одной из четырех настоятельниц, приглашенных с этой целью на Собор, была матушка Мария.

А на прошедшем чуть ранее, в мае 1917 года, съезде монашествующих Московской епархии игумения Мария выступала от женских обителей, будучи избрана товарищем председателя, то есть, можно сказать, представляя на этом историческом церковном собрании все московское женское монашество. Глеб Михайлович, ссылаясь на публикации в прессе тех дней, поделился характерным эпизодом, случившимся на съезде в ходе дебатов, которые подчас становились весьма острыми в атмосфере всеобщей смуты и брожения умов. Один из выступавших резко отозвался о монастырских нравах, говоря, что игумении держат сестер буквально на положении рабов. И тут же получил решительную отповедь матушки Марии, заявившей, что отнюдь не все игумении таковы.

Еще один факт непосредственного участия игумении Марии в жизни Церкви в это бурное, насыщенное переменами время: в марте 1917 года она была избрана в епископский совет – на тот момент только образованный церковный орган, пришедший на смену упраздненной духовной консистории.

Уникальным было награждение игумении Марии золотым крестом на георгиевской ленте – сугубо мужской наградой предназначенной полковым священникам за подвиги на поле брани. Матушка Мария получила ее в ноябре 1917 года из рук Святейшего Патриарха Тихона на первом его патриаршем богослужении в Храме Христа Спасителя. Так была отмечена милосердная деятельность настоятельницы Зачатьевского монастыря по помощи воинам и жертвам войны и ее забота о детях тех, кто воевал или погиб на фронте.

Несломленный посох

Всё ее мужество потребовалось игумении Марии в страшные дни вооруженного переворота в Москве, когда в монастырь ворвались отряды большевиков, оборудовав в обители огневые точки, не пощадив святыни… Понимая, вероятно, что участь обители уже решена советской властью, она все же несколько последующих лет пыталась так или иначе сохранить монастырь и монашескую жизнь в нем, – переименовывая сестринскую общину в Братство во имя Царицы Небесной Милостивой и занимаясь благотворительностью и просвещением, создавая на территории трудовые артели и коммуны, где работали монахини и послушницы. Устанавливала в рамках новых законов отношения с Московским Советом – только бы иметь возможность продолжать богослужения, сохранить сестер. Но всё было тщетно.

В обители безнаказанно и варварски хозяйничали безбожники – отнимались и разрушались здания, сестер выгоняли из келий, а наступивший 1922 год принес декрет «Об изъятии церковных ценностей». По сути это был смертный приговор древней обители. Спустя еще год, 23 апреля 1923-го, Московский Совет уже без лишних оговорок опубликовал постановление о ликвидации Зачатьевского монастыря.

Тогда-то и были вынесены из обители и отданы в Обыденский храм «Милостивая» и несколько других святынь. Тогда на десятилетия, как часовой, встал рядом с ними несломленный посох игумении Марии…

Но самой матушке не хватило сил: немного прожив на еще продолжавшем действовать подворье в Барвихе, 18 ноября 1923 года она скончалась. Сестры похоронили свою игумению у алтаря Покровского храма. Ныне место ее захоронения утрачено. Подворье и храм, уничтоженные в советские годы, возродились на некотором расстоянии от прежнего участка. Крест, стоящий у храма, является памятным.

***

Атмосфера вечера памяти игумении Марии до самого его окончания не утратила духа истинно семейного тепла и любви. Среди гостей вечера были священнослужители Зачатьевского монастыря и храмов Москвы, игумении подмосковных обителей с сестрами. Неоднократно подходила к микрофону матушка Иулиания, рассказывая о служении игумении Марии, делясь воспоминаниями о времени возрождения монастыря.  На экране менялись слайды с фотографиями, иллюстрируя повествование о жизни приснопамятной настоятельницы.

Весь вечер звучала музыка, которую так любила игумения Мария и любовь к которой старалась привить всем своим воспитанницам в миру и в монашестве. Духовные песнопения исполнили Молодежный хор Сретенского мужского монастыря Москвы под управлением Марии Червяковой и трио молодежной группы храма Новомучеников и исповедников Церкви Русской в Бутово (регент Мария Каледа). Классические, хорошо знакомые произведения были дополнены исполнением редко звучащих фортепианных сочинений священномученика митрополита Серафима (Чичагова). Перед гостями вечера выступили солисты Московской областной филармонии, заслуженные артисты Московской области Светлана Нор (скрипка) и Владимир Нор (виолончель), лауреат международных конкурсов Людмила Духан (фортепиано), сестра милосердия Елисаветинского сестричества, доцент Нижегородской консерватории Наталия Трофимова (фортепиано), Анастасия Алексеева (фортепиано). Вел вечер иеродиакон Петр (Ахматханов).

Главную мысль по окончании вечера как нельзя лучше выразил митрополит Каширский Феогност, сказав, что единство Церкви Небесной и Церкви земной нигде так очевидно не проявляется, как во время  таких общих памятных событий, ибо «у тех, кто не помнит прошлое, нет и будущего». Высокопреосвященный владыка пожелал всем всегда помнить о своих предшественниках и изучать их наследие.

Елена Володина

Фото: Владимир Ходаков

Также представлены фотографии
из архива Зачатьевского монастыря

Материалы по теме

Новости:

Публикации:

Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь Москвы
Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь
Зачатьевский ставропигиальный монастырь
Игумения Иулиания (Каледа)
Зачатьевский ставропигиальный монастырь
Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь Москвы
Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь
Зачатьевский ставропигиальный монастырь
Игумения Иулиания (Каледа)
Зачатьевский ставропигиальный монастырь

Доклады:

Пюхтицкий Успенский ставропигиальный женский монастырь в Эстонии
Борисоглебский Аносин ставропигиальный женский монастырь
Константино-Еленинский женский монастырь
Алексеевский ставропигиальный женский монастырь
Воскресенский Новодевичий монастырь
Марфо-Мариинская обитель милосердия
Женский монастырь в честь иконы Божией Матери «Всецарица» г. Краснодара
Мужской монастырь иконы Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих Радость»
Коневский Рождествено-Богородичный монастырь
Свято-Троицкая Сергиева Приморская мужская пустынь