Музыка на Сольбе

Николо-Сольбинский женский монастырь


Если посмотреть на карту монастырей центральной части России, легко заметить, что Троице-Сергиева Лавра окружена россыпью обителей, заложенных как самим преподобным Сергием Радонежским, так и его учениками. Не самой крупной, но яркой звоздочкой в этом замечательном созвездии является Николо-Сольбинский монастырь, расположенный в лесах в семидесяти километрах от Переславля-Залесского.

Дата основания монастыря точно не известна, однако вероятнее всего относится к рубежу XV–XVI веков. Разорен поляками в Смутное время. По-настоящему возродился только к началу XX столетия. Тогда же преобразован в женский. Потом обычная трагическая монастырская история советского времени: хозяйство уничтожено, монахини разогнаны или арестованы, храмы разрушены, в стенах обители помещена психиатрическая лечебница, пациенты которой постепенно довершили разрушение. От прежнего монастырского благолепия не осталось ничего. Больше похожей на свалку мусора застала монастырскую территорию на излете тысячелетия приехавшая сюда с тремя юными сестрами нынешняя настоятельница игумения Еротиида.

Сейчас почти невозможно поверить, что все было так плохо. Обитель блистает куполами, вокруг высится красивая прочная стена, на благоустроенной территории разбиты ухоженные цветники. Кипят строительные работы.


Но самая главная «стройка» в монастыре не материальная, а духовная. За ежедневными богослужениями молятся Богу десятки насельниц, растут духовно воспитанницы располагающихся в монастырских стенах учебных заведений.

«У нас обучаются все возрастные группы, – рассказывает матушка Еротиида. – Есть детский сад, ясли, аккредитованная общеобразовательная школа, работает профессиональный колледж».

Колледж был преобразован из регентской школы, поэтому главное направление, по которому здесь учат – это дирижирование. Выпускники могут быть преподавателями музыки, регентами церковных хоров. С 2020 года открыты еще две специальности. Первая – поварское и кондитерское дело. Специалисты по приготовлению пищи на рынке труда очень востребованы, хорошие повара получают большую зарплату. Второе направление – пошив, дизайн и конструирование швейных изделий.

Специальности хорошие, но чем отличается обучение здесь от светского?


«Главное дело для нас – воспитание молодежи, – говорит настоятельница монастыря. – Противоречие традиционных взглядов на монастырь, где монах должен уединиться и пребывать в молитве с Богом, в послушании, в уединении, и на воспитание детей, молодежи, – кажущееся. Детям и студентам полезно находиться при монастыре, получать здесь образование.

Они воспринимают на опыте православную веру, берут пример от сестер, понимают, как себя вести на службе. Самое главное, они усваивают дух православного христианина, дух веры православной, который они смогут передать дальше, труждаясь после завершения учебы каждый на своем месте».

«А нам полезно, – продолжает матушка, – что мы всегда обязаны быть примером. У сестер появляется желание не просто меньше грешить, но ревностно подвизаться ради Христа, приносить пользу ближнему, отречься от своей воли ради других, развивать жертвенность, нужную для иноков».


Логично возникает вопрос, нет ли здесь интереса для самой обители? В монахини девочки из колледжа не идут?

«Ну конечно, есть у нас такой интерес. Честно, – отвечает игумения. – Но ведь мы никого не заставляем. Невольник – не богомольник. Кадровый вопрос сегодня – самый яркий. Наибольшая проблема не столько в деньгах, сколько в кадрах. И это не только у нас, в монастыре. Даже в больших городах, несмотря на то, что народу много, найти человека, на которого можно положиться, очень трудно. Наших девочек везде ждут. Ну и мы, конечно, ждем их в качестве сестер. Но это небольшой процент выпускниц, потому что здесь должно быть призвание».

Монастырь прививает девочкам полезные навыки, насельницы дают личный пример поведения православного христианина, на глазах у воспитанниц проходит их жизнь, всецело посвященная Богу. Но понадобится ли это в миру? Настоятельница Николо-Сольбинского монастыря считает, что и монашеское правило, и понятие о послушании, об отречении от мира, с которым на практике знакомятся девочки, принесет большую пользу в семейной жизни или на любой работе, где бы они ни трудились.


Монахиня Паисия (Кифорук), завуч Сольбинского музыкального колледжа, которая имеет светское педагогическое образование, рассказывает что учебное дело здесь построено в соответствии со всеми образовательными стандартами. Это важно, чтобы сохранить государственную аккредитацию.

«В монастыре девочки проживают, здесь же они учатся. Учатся они бесплатно, на полном обеспечении монастыря. Питание обеспечиваем, форму шьем, и учебную, и концертную тоже, – рассказывает мать Паисия. – Практика хорового дирижирования проходит в храме. Есть череда, воспитанницы ходят на службы по очереди, а в воскресные, праздничные дни поют вместе с сестрами на два хора».

Образование четырехлетнее, как во всех музыкальных колледжах. Предметы соответствуют стандарту «Хоровое дирижирование» плюс православный компонент. Государственные предметы по стандарту – музыкальные. А если ученица приходит сюда после девяти классов, то и общеобразовательные.


Фортепиано, вокал, хор, дирижирование, сольфеджио, вокальный ансамбль, музыкальная литература, гармония – в расписании можно найти всё, что проходят в музыкальных училищах.

А вариативная часть отдана богословским дисциплинам. Это церковный устав, церковное пение, обиход, церковнославянский язык, катехизис, история Ветхого и Нового Завета, церковная история – общая и Русской Православной Церкви, нравственное богословие и даже патрология. С этого года введен и предмет «Социальная концепция Русской Православной Церкви».

Принимают в колледж после музыкальных школ. Абитуриентки проходят творческие испытания. Необходимо показать знания по теории музыки, по сольфеджио, написать диктант, спеть произведение, сыграть. Все не просто.

Для хорошего усвоения предметов, да и ради сохранения здоровья, что в современной школе с ее интенсивным учебным процессом удается далеко не всем, необходим режим учебы и отдыха. Здесь режим дня соблюдается неукоснительно.


«Утром после подьема в 7 часов – утренние молитвы; кто идет на службу, встают раньше. Затем завтрак и занятия, – обьясняет монахиня Паисия. – Пары с половины девятого до половины второго. Три раза в неделю хор, хоровое дирижирование, после занятий матушка благословила частные занятия фортепиано. Потом, чтобы сделать перерыв, монастырские послушания. Час или полтора. Уборка в храме, бытовые дела. Затем начинается время для выполнение домашних заданий. Вечер завершается молитвенным правилом».

Девочки учатся пять дней в неделю. В субботу занятий нет, вечером в субботу и утром в воскресенье – служба в храме. А летом и зимой – любимое время всех учеников – каникулы.

Работают в колледже хорошие специалисты. Например, Евгений Леонидович Языков, долгое время преподававший в университете Екатеринбурга музыкальные дисциплины, много лет еще и руководил архиерейским хором. Поварское дело преподает кандидат культурологи Александр Ковалёв, на практике знающий тонкости своего дела, ведущий телевизионной программы «Званый ужин».

Приезжают на несколько дней читать лекции и приглашенные специалисты.

«Летом были занятия по кулинарии, приезжали повара, – вспоминает монахиня Паисия. – Дети тоже помогали, это было интересно. Занимались у речки, на кострах, в чугунках готовили разные блюда, дети потом угощали сестер, матушек, трудников, сотрудников. Мастер классы превратились в настоящий праздник».


Праздники в стенах обители, когда в них участвуют учащиеся, – это однозначно хорошо. Ведь известно, что само пребывание учеников в стенах монастыря – не панацея от духовной несостоятельности. Феномен «распрямившейся пружины», знакомый нам больше по литературе о католических школах, хорошо известен. Молодые люди, которые находились долгое время в конфессиональных учебных заведениях со строгим режимом, выйдя оттуда, часто менялись не в лучшую сторону. Это серьезная проблема, ведь и у православных детей такие же механизмы действуют.

«Аккредитацию мы получили в 2017 году, поэтому первый выпуск у нас будет только в 2021 году. Посмотрим, – говорит инокиня Христина (Яговкина). – Пока что больших проблем не видно. Девочки у нас не заперты, выезжают и в мир, в основном на музыкальные концерты. Мы считаем важным организовать им такие поездки».

Среди учащихся практически нет детей из не православных семей. Сюда просто не поступают люди, далекие от Церкви, которым непривычно ходить в храм. Ученицам колледжа церковная жизнь интересна, они хорошо понимают, что это такое.


Сама инокиня Христина в свое время приехала учиться из Александрова. Хор на приходе состоял из сорока человек. Дети, взрослые. Однажды на дверях храма появилось объявление, что в Николо-Сольбинском монастыре открывается регентская школа.

С тех пор прошло десять лет. Почему новая ученица осталась в монастыре?

«Ну, сестры конечно. Настоятельница. К тому же, на Сольбе меня поразило яркое впечатление свободы. В Александровском, например, монастыре, который я хорошо знаю, вокруг город, куда не хочется попадать. Здесь не так: даже если ты вышел за ограду, то все равно, как в монастыре. Нет ощущения перехода в мир. Наоборот, есть чувство незамкнутого пространства.

А вообще, всего не выскажешь. Знаете, матушка однажды задала вопрос сестрам, почему они остались в монастыре. И никто из сестер не смог ответить. И я не смогу толком ответить. Невесту не спрашивают, почему не могла жениха другого выбрать. Так сердце подсказало. Когда Господь зовет – нет никаких вопросов».

Наверняка по пути инокини Христины пойдет не одна девушка. Сердце многих поворачивается здесь, на Сольбе, ко всецелому посвящению своей жизни служению Богу и Церкви.


Михаил Дроздов

Материалы по теме

Новости

Публикации

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ