Роль Иисусовой молитвы в процессе христианского самопознания по учению святителя Игнатия (Брянчанинова)

Иеромонах Серафим (Лопухов)

Доклад иеромонаха Серафима (Лопухова), благочинного Успенского мужского монастыря г. Иванова, преподавателя кафедры Священного Писания Ветхого и Нового Завета Свято-Алексеевской Иваново-Вознесенской православной духовной семинарии, руководителя курсов базовой подготовки в области богословия монашествующих РПЦ, на конференции «Иисусова молитва. Еще раз о главном (школа духовной жизни)» («Зосимовские чтения – 2019», Троице-Одигитриевский ставропигиальный женский монастырь Зосимова пустынь, 7 декабря 2019 года)

Тему самопознания обычно связывают с философией или психологией, а вопрос религиозного самопознания всегда остается где-то в стороне. Действительно, многие древние философы и мыслители считали самопознание важным делом в жизни человека, но мало кто из них отмечал роль молитвы в этом процессе. Поэтому для нашего исследования был выбран святитель Игнатий (Брянчанинов) как истинный учитель молитвенного делания и знаток человеческой души.

Для полноты раскрытия темы необходимо совершить краткий экскурс в книгу Бытия. Молитва, как открывает нам эта Книга – есть живое, непосредственное общение человека с Богом. Такое общение имел сотворенный Адам до грехопадения, оно постепенно открывало человеку познание себя как личности, как творения. Именно богообщение сообщало человеку способность возрастать в процессе самопознания. Мы видим, что после преступления Божией заповеди Адам уже совершенно не понимает себя, на воззвание Господа Бога: Адам где ты? – он отвечает: голос Твой я слышал в раю, и убоялся, потому что я наг и скрылся. И сказал Бог: кто сказал тебе, что ты наг? (Быт. 3:10–11). Из этого диалога видно, что видение себя человеком после грехопадения приобретает совершенно другой характер, Адам боится Бога и не понимает себя. В грехопадении человек утрачивает истинное богообщение [1], и как следствие – истинное самопознание.

Отметим, что грехопадение Адама – это следствие недостаточного или неправильного самопознания. Например, святитель Димитрий Ростовский в своей книге «Алфавит Духовный» отмечал, что первой причиной падения Адама было совершенное непознание себя, причем отсутствие самопознания в человеке он называл – неразумием [2].

Однако cвятитель Игнатий (Брянчанинов) в своем труде «Слово о человеке» говорит, что падение праотцев совершилось из-за неправильности самопознания, человек устремился к познанию себя и творения без участия Бога, такое познание привело человека к погибели. Владыка Игнатий писал: «Не оставили ли они в раю созерцание Творца, не предались ли созерцанию твари и своего собственного изящества? Прекрасно созерцание себя и твари, но в Боге и из Бога; с устранением Бога оно гибельно, ведет к превозношению и самомнению» [3]. Созерцание есть наивысшая форма молитвенного делания; оставление молитвы, тесного общения с Богом, и рассматривание себя без этого делания приводит человека к падению.

Таким образом, если самопознание было необходимо для сотворенного, то, несомненно, оно должно быть теперь главной задачей человека падшего. Святитель Димитрий Ростовский отмечал, что возвращение к Богу после грехопадения возможно только через самопознание и познание творений, причем необходим последовательный порядок в процессе познания: сначала познание творений, далее самопознание и как венец – познание Бога [4].

А святитель Игнатий видит процесс самопознания падшего человека в Боге или вместе с Богом; без Бога он носит совершенно пагубный характер.

Следует отметить, что падение Денницы совершилось в результате неосторожного самопознания: оставив созерцание Бога, он увлекся созерцанием и рассматриванием самого себя; увидев свою красоту, свою светоносность, впал в превозношение и гордость; возгордившись, ощутил себя самодостаточным и равным Богу. Поэтому диавол тем же самым приемом увлекает человека, предлагая ему совершить акт самопознания без Бога: в день в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете как боги, знающие добро и зло (Быт. 3:5).

Результатом преступления заповеди человек потерял истинное общение с Богом и вступил в тесное общение с диаволом [5], в подчинение ему и рабство [6]. По объяснению святителя, человечеству возвращено было истинное общение с Богом в лице Иисуса Христа [7]. Ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись (Деян. 4:12).

Призвание имени Иисуса Христа подразумевает собой истинное богообщение, при котором совершается познание себя. Поэтому святитель Игнатий в молитве Иисусовой видит главное средство самопознания. По его мнению, она доставляет особые познания о внутреннем человеке, раскрывает глубину сердца человека, открывая его гордость, позволяет увидеть душу, убитую грехом, открывает в полноте падение и греховность [8], а также действие демонов, жаждущих погибели человека, – обличает их цепи и оковы [9].

Таким образом, Иисусова молитва раскрывает человеку его греховную природу и зависимость этой природы от падших духов, показывая его общение с ними, которое он приобрел в грехопадении.

Святитель Игнатий писал, что главное свойство Иисусовой молитвы состоит в том, что она производит в человеке особое волнение или «вскипание» страстей. Именно это действие, по мнению преосвященного, является характерным признаком правильно совершаемой молитвы, потому что выявление страстей в человеке – свойственное ей действие [10].

Об этом писали многие святые отцы. Например, преподобный Варсонофий Оптинский писал, что правильно и постоянно совершаемая молитва Иисусова открывает человеку все его недостатки [11]. «Обнаружение душевного устроения» [12] – так характеризует действие Иисусовой молитвы опытно познавший ее преподобный Иоанн Лествичник.

Таким образом, Иисусова молитва, по мысли святителя Игнатия и других отцов, является одним из самых важных духовных подвигов в процессе самопознания, открывающих человеку его внутреннее пленение грехом, а также диаволом, – пленение, которое явным образом проявляется в особой брани помыслов, чувств и ощущений.

По замечанию владыки Игнатия, только внимательная молитва приносит обильные плоды самопознания, рассеянная молитва бесплодна – она никогда не доставит человеку познания самого себя. Святитель Игнатий писал: «...внимательная молитва, особенно молитва именем Господа нашего Иисуса Христа, при усилии соединяет сердце с умом, обличает гнездящегося в сердечной глубине змея и, уязвляя его, побуждает к движению» [13].

Святитель утверждает, что само имя Господа нашего Иисуса Христа имеет невероятную силу – оно способно не только выявить жительство демонов в человеке, но и изгнать их из него. «Между непостижимыми, чудными свойствами имени Иисуса находится свойство и сила изгонять бесов» [14], – писал владыка Игнатий. Сила диавола, пребывающая в человеке, лишь услышав имя Иисуса Христа, правильно призываемое молящимся, приходит в неистовство и смятение.

Сущность духовного молитвенного подвига в том, чтобы творить молитву внутренно, скрывая это делание от людей, творить ее с усиленным вниманием и покаянным чувством, непрестанно или хотя бы часто. Именно против такой молитвы падшие духи тайным образом воздвигают трудно понимаемую человеком сильную брань помыслов и сердечных ощущений, особым образом возбуждают в душе тревогу неведомых страстей, которых человек не видел в себе ранее. Святитель Игнатий предостерегает, что прессинг от помыслов бывает очень сильным, может даже выходить за пределы мысленной области и одновременно сопровождать собою действия чувств человека, которые открываются «призрачными представлениями и необыкновенными телесными болезнями» [15].

Такое нападение падших духов через греховные помышления попускается Богом для полноты опытного познания нашего падения и греховности. Усиленное нашествие греховных помыслов при занятии молитвой Иисусовой есть хороший признак правильности ее совершения. Человеку только необходимо научиться правильной борьбе с греховными помышлениями, обогащающей его духовным разумом, который, в свою очередь, способствует правильному самопознанию [16]. Святитель Игнатий предлагает самый простой образ борьбы: «греховным помыслам дóлжно противиться, а увлечения ими немедленно врачевать покаянием» [17].

Необходимо отметить, что существует тонкая опасность в этой брани, потому что падшие духи невидимы для человека и действия их ему непонятны, поэтому человек легко может быть обманут и обольщен ими. Правильно же совершаемая молитва обильно обогащает человека светлыми мыслями и благими чувствованиями. Но святитель Игнатий вновь предостерегает: познание этих мыслей и чувствований необходимо строго исследовать и проверять чтением святоотеческих писаний и советом опытного духовника, чтобы не впасть в обольщение и прелесть. Потому что под видом добрых чувствований и ощущений можно принять демонические мысли или усладиться мнимыми духовными состояниями, возбуждаемыми падшими духами [18].

Поэтому святитель убежден в том, что необходимо искать в молитве не возвышенных мыслей и благодатных состояний, которые принадлежат области святых людей, а раскрывать в себе молитвой процесс самопознания: видение и осознание греховности и падения.

Святитель Игнатий утверждает, что истинная молитва непременно откроет эту греховность, будет способствовать покаянию, ибо истинное покаяние есть ее плод [19]. Эту же мысль мы находим и у преподобного Варсонофия Оптинского, который говорил, что молитва, особенно Иисусова, быстрее других подвигов приводит человека в покаянное чувство и открывает ему его греховность. Поэтому человек быстро приходит в осознание, что он великий грешник [20].

Святитель Игнатий делает важное замечание, что основанием, на котором воздвигается храм Иисусовой молитвы, должны быть евангельские заповеди, без которых путь молитвенного делания будет совершенно бесплодным. Связь Иисусовой молитвы с евангельскими заповедями очевидна, без соблюдения заповедей молитва бессильна.

Подводя итог сказанному, мы видим, что молитва Иисусова играет главную роль в процессе христианского самопознания. Только духовный подвиг, состоящий из внимательной молитвы Иисусовой, может доставить человеку точное и полное самопознание, которое заключается в видении человеком своей греховности, страстей, личного падения и воздействия падших духов [21].


[1] Игнатий (Брянчанинов), свт. Аскетические опыты. Слово о спасении и христианском совершенстве // Игнатий (Брянчанинов), свт. Полное собрание творений. Т. 2. – М.: Паломник, 2014. С. 299.

[2] Димитрий Ростовский, свт. Алфавит духовный. – М.: Сибирская благозвонница, 2012. С. 22–23.

[3] Игнатий (Брянчанинов), свт. Аскетические опыты. Слово о человеке // Игнатий (Брянчанинов), свт. Полное собрание творений. Т. 2. С. 688.

[4] Димитрий Ростовский, свт. Алфавит духовный. С. 24.

[5] Игнатий (Брянчанинов), свт. Аскетические опыты. Слово о спасении и христианском совершенстве // Игнатий (Брянчанинов), свт. Полное собрание творений. Т. 2. С. 299.

[6] Там же. С. 299.

[7] Там же. С. 300.

[8] Игнатий (Брянчанинов), свт. Собрание сочинений. Т. 1: Аскетические опыты. – М.: Ковчег, 2006. – С. 188.

[9] Игнатий (Брянчанинов), свт. Аскетические опыты, 13. О молитве. Статья II // Игнатий (Брянчанинов), свт. Полное собрание творений. Т. 1. М.: Паломник, 2014. С.167.

[10] Игнатий (Брянчанинов), свт. Аскетические опыты, 17. Слово о молитве Иисусовой // Игнатий (Брянчанинов), свт. Полное собрание творений. Т. 2. С. 179.

[11] Святые отцы об Иисусовой молитве / сост. Золотухина Н. Оптинские старцы, преподобный Варсонофий Оптинский. – М.: Благовест, 2014. С. 276.

[12] Иоанн Лествичник, прп. Лествица. Сергиев Посад: Типография Св.-Тр. Сергиевой Лавры, 1908. С. 233.

[13] Игнатий (Брянчанинов), свт. Аскетические опыты, 21. Слово о различных состояниях естества человеческого по отношению к добру и злу. 4. О состоянии по падении человека // Игнатий (Брянчанинов), свт. Полное собрание творений. Т. 2. С. 337–339.

[14] Игнатий (Брянчанинов), свт. Собрание сочинений. Т. 2: Аскетические опыты. С. 275.

[15] Ищите всюду духа, а не буквы: Полное жизнеописание святителя Игнатия Кавказского, составленное его ближайшими учениками. – М.: Изд-во сестричества во имя свт. Игнатия Ставропольского, 2011. С. 33.

[16] Игнатий (Брянчанинов), свт. Избранные письма. Письма к мирянам. Часть II. Письмо № 283 // Игнатий (Брянчанинов), свт. Собрание сочинений. Т. 7. М.: «Ковчег», 2006. С. 439.

[17] Там же. С. 439.

[18] Ищите всюду духа, а не буквы… С. 33.

[19] Игнатий (Брянчанинов), свт. Аскетические опыты, 12. О молитве. Статья I // Игнатий (Брянчанинов), свт. Полное собрание творений. Т. 1. С. 160.

[20] Варсонофий Оптинский, прп. Беседы. Келейные записки. Духовные стихотворения. Воспоминания. Письма. «Венок на могилку Батюшки». – Козельск: Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь, 2012. С. 41.

[21] Игнатий (Брянчанинов), свт. Аскетические опыты, 28. О молитве Иисусовой. Отдел III. О упражнении молитвой Иисусовой // Игнатий (Брянчанинов), свт. Полное собрание творений. Т. 1. С. 271.


Литература

Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. – Киев: Изд. Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры, 2009. – 1536 с.

  1. Варсонофий Оптинский, прп. Беседы. Келейные записки. Духовные стихотворения. Воспоминания. Письма. «Венок на могилку Батюшки». – Козельск: Издательство Введенского ставропигиального мужского монастыря Оптина Пустынь, 2012. – 704 с.

  2. Димитрий Ростовский, свт. Алфавит духовный. – М.: Сибирская благозвонница, 2012. – 176 с.

  3. Игнатий (Брянчанинов), свт. Полное собрание творений. Т. 1: Аскетические опыты. М.: Паломник, 2014. – 656 с.

  4. Игнатий (Брянчанинов), свт. Полное собрание творений. Т. 2: Аскетические опыты М.: Паломник, 2014. – 704 с.

  5. Игнатий (Брянчанинов), свт. Собрание сочинений. Т. 7: Избранные Письма. – М.: Ковчег, 2006. – 720 с.

  6. Ищите всюду духа, а не буквы: Полное жизнеописание святителя Игнатия Кавказского, составленное его ближайшими учениками. – М.: Изд-во сестричества во имя свт. Игнатия Ставропольского, 2011. – 544 с.

  7. Иоанн Лествичник, прп. Лествица. Сергиев Посад: Типография Св.-Тр. Сергиевой Лавры, 1908. – 368 с.

  8. Святые отцы об Иисусовой молитве / сост. Золотухина Н. Оптинские старцы, преподобный Варсонофий Оптинский. – М.: Изд-во Благовест, 2014. – 416 с.

 

Материалы по теме

Доклады: