Божественная Евхаристия как первооснова единства во Христе насельников монастыря

Игумения Евдокия (Левшук), настоятельница Спасо-Евфросиниевского женского монастыря в г. Полоцке

Доклад игумении Евдокии (Левшук), настоятельницы Спасо-Евфросиниевского женского монастыря в Полоцке, на Собрании игуменов и игумений Белорусской Православной Церкви, прошедшем 29–30 апреля в Жировичском монастыре

Ваше Высокопреосвященство, дорогой владыка Павел, владыка Вениамин, владыка Порфирий, дорогие отцы игумены, матушки игумении, братия и сестры, благословите! Для меня особая радость находиться сегодня среди вас и принимать участие в первой монашеской конференции на нашей родной Белорусской земле. На примере монашеских конференций, которые по благословению Святейшего Патриарха регулярно проводятся в Москве, мы все могли увидеть и понять, насколько нужны и важны монашеские встречи. Сестры нашей Полоцкой обители с большим интересом читают доклады, радуются такому замечательному пробуждению интереса к монашеству в нашей Церкви. Подобные встречи, которые предполагают взаимно обогащающий обмен опытом, нас духовно объединяют, воодушевляют и вдохновляют в наше непростое время.

Тема моего доклада посвящена Божественной Евхаристии как основе духовного единства насельников монастыря.

«Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино» [1], – с такими словами обращается в своей первосвященнической молитве к Богу Отцу Иисус Христос. Он просит о том, чтобы все были соединены в Духе и были едины. Тайна взаимоотношений Лиц Святой Троицы открывается перед нами в Евангелии как жизнь в единении. Общежительный монастырь – это, в значительной степени сохранившийся в Церкви до наших дней, образ жизни первой христианской общины, где все общее: молитва и жертва, радость и боль, труды и отдохновение, падения и восстания, где все члены общежития пребывают в общении жизни во Христе, в общении любви и веры. Первоначальный христианский храм являлся, прежде всего, местом собрания Церкви для евхаристического преломления хлеба.

В проекте «Положения о монастырях и монашествующих» понятие «монашеское общежитие» раскрывается как «добровольно собравшаяся евхаристическая община монашествующих. Дух единения и евангельской любви между братьями, сопряженный с послушанием одному духовному наставнику, является неотъемлемым и существенным признаком киновиального жительства» [2].

Афонский старец Ефрем Филофейский писал: «Для существования общежительного монастыря совершенно необходимо, чтобы была взаимная любовь между его членами, ибо любовь будет золотой цепью, соединяющей всех братий в единое и неразрывное целое, чтобы оно могло противостать соблазнам, которые всегда будет производить господин вражды и ненависти – диавол» [3]. Преподобный Феодор Студит, поучая братию, говорит о том, что если в монастыре не будет единства, то не будет «ни киновии, ни мира, ни согласия, но внутренний разлад и разложение» [4].

Соборность, единомыслие и сплоченность вокруг игумена, единодушие и схожесть понятий, согласие, общность духовных интересов, духовная спаянность всех насельников, слаженность действий на пути ко спасению, – одним словом, духовное единство в любви, является главной чертой духовно благополучного монастыря. Именно в этом духовном единстве заключается смысл и гармония монастырской жизни. Монастырь должен состояться как единый духовный организм, в котором жизнь проходит в союзе любви и мира. В некоторых обителях сама архитектура монастыря, организация внутренней территории выражает идею единства. Все здания соединяются между собой крытыми каменными переходами, которые связывают воедино все строения. Помимо удобства эти переходы символизировали священное единство внутри монастыря.

Фундаментом, первоосновой, объединяющим началом, на котором только и можно построить такие отношения, является Христос, с Которым монахи соединяются, приобщаясь Святых Христовых Тайн.

Священномученик Дионисий Ареопагит в своих творениях пишет о том, что Литургия ведет человека к единению с Богом и ближними. То есть главная цель Таинства, по словам святого, – «объединяющее обожение» [5]. Именно идея собрания в Евхаристии является объединяющим и направляющим фактором в Церкви. Важно понимать, что «природа самой Церкви евхаристична, Церковь есть Тело Христово. Евхаристия есть также Тело Христово» [6].

Богослужение задает ритм всей монастырской жизни. Для монаха богослужение является живым и жизненным богословием. Божественная Литургия – сердцевина не только суточного богослужебного круга, но и всей духовной жизни насельников монастыря. Святитель Иоанн Златоуст почти в каждой своей беседе говорит о великом Таинстве Евхаристии: «Этим Телом, при виде которого трепещут Ангелы и не смеют без страха взирать на него из-за блистающего сияния его, мы питаемся» [7].

Храм переживается и ощущается как собор, как собрание воедино – во Христе – неба и земли, и всей твари. Все молитвы своим содержанием имеют нашу хвалу, наше благодарение, наше причащение, а своею целью – «соединение всех нас друг ко другу во единого Духа причастие...» [8]. В молитве святителя Амвросия Медиоланского, которую читает иерей перед совершением Литургии, есть такие дивные слова: «Хлеб сладчайший… Хлеб чистейший, всякия сладости и благовония исполненный, Хлеб, имже питаются преизобильно Ангели на небеси… Хлебе святый, Хлебе Живый, Хлебе вожделенный, сходяй с небесе и даяй мирови жизнь» [9]. Причащаясь Святых Христовых Тайн, монах соединяется с Богом и со всем братством. Монахи реально участвуют в жизни «мистического Тела Христова», они являются живыми частями этого тела. Божественные энергии переплавляют душу и помогают преодолевать разделения и индивидуализм, внутреннее одиночество и отчужденность, противостоять действиям демонических сил, достигать духовной зрелости. Чаша Христова освящает и преображает внутреннюю храмину души монаха, объединяет его с другими и направляет в вечное Царство Святой Троицы. Божественная литургия – дверь, через которую монахи входят в единство любви с Богом и друг с другом. Божественное Причащение укрепляет в нас веру, усиливает надежду, умножает любовь, оно просвещает наш ум, укрепляет волю, освящает чувства. Приобщение Святых Таин вводит нас в новую жизнь – святую и благодатную, дает нам силу в повседневных делах.

В житии священномученика Лукиана, пресвитера Антиохийского, описывается такой случай: перед смертью, желая причаститься Христовых Тайн, прикованный цепями к ложу, мученик-пресвитер совершил Бескровную Жертву на своей груди, и все христиане, находившиеся в темнице, причастились. Их объединяло одно святое стремление к Божественному Причащению, которое делало их веру непоколебимой и возжигало их устремленность к Господу [10].

Святой Игнатий Богоносец, приговоренный к растерзанию зверями, не устрашился мучений, не просил ни освобождения, ни ослабления мук. Он желал лишь Христа и Его Хлеба: «Хлеба Божия желаю, Хлеба небесного, Хлеба Жизни, который есть Плоть Иисуса Христа» [11].

Об огромной силе, которую придавал мученикам Хлеб Жизни, свидетельствует карфагенский священномученик Киприан. В своем послании он пишет: «Тех, кого мы склоняем и побуждаем к битве, давайте не оставим безоружными и ничем не прикрытыми, но покроем их кровом Тела и Крови Христовых и тем, кого мы хотим укрепить в борьбе с врагом, как оружие дадим кров Пищи Господней. Для того и совершается Евхаристия, чтобы укрепить и защитить причащающихся» [12].

Святой Иоанн Кронштадтский писал: «Тысячу раз испытывал в сердце моем, что после Причастия Непорочных Таин Господь одарял меня, так сказать, новой духовной природой, чистотой, благостью, величием, сиянием, мудростью, добродетелью (в противовес нечистоте, унынию, равнодушию, темноте, малодушию и злу). Множество раз эта чудесная перемена во мне происходила как к моему удивлению, так и других… Удивляюсь, вдумываюсь в величие живодательных свойств великого Таинства» [13].

У святых отцов встречается прекрасная метафора: «Божественная Евхаристия является лоном, в котором Церковь рождает детей во Христе и приобщает их телу Христову. Через Божественную литургию создается таинственное Тело Христово, поскольку из людей, прежде разделенных грехом, складывается единый слаженный организм, напоенный одной Кровью, получивший жизнь от одного Духа»14.

Через Христа, через приобщение Святых Тайн Бог дарует нам всё: Свое Троичное Царство, Свою Жертву, Свои Тело и Кровь, жизнь и общение с Собой, Свою милость и славу, Свое Евангелие, мир и истину, Свое единство, в котором соединил всех и вся. Одним словом, Он принес всего Себя человеку как Хлеб Жизни для победы над грехом, смертью и сатаной. Первое слово всякого христианина, как ответ на безграничное человеколюбие Бога, должно быть словом благодарения. Действия Бога в отношении человека – это неиссякаемое и всеобъемлющее человеколюбие. Действия человека, если он хочет уподобиться Богу, – это проявление безграничной любви к Богу и ближнему. Этому мы научаемся и на Божественной литургии. Приношение – это сердце каждого литургического действия.

В нашем монастыре мы бережно храним традицию общего говения. Как правило, накануне больших праздников, мы собираемся все вместе в храме, вычитываем каноны и правило к Божественному Причащению и на Божественной литургии все вместе причащаемся Святых Христовых Тайн. Почти девяносто сестер, невест Христовых, прекрасной вереницей друг за другом подходят к Чаше и принимают Святые Тайны. Это особый опыт, особые переживания, и очень важные, и радостные для всех нас дни.

Будем стараться иметь в своем сердце великое благодарение Богу за все Его милости к нам и пребывать в духовном единстве, постоянном бодрствовании и внимании. Там, где единство во Христе, там великая сила и умножение возможностей.


 Ссылки на источники:

1. Ин. 17, 21.
2. Положения о монастырях и монашествующих. // Портал БОГОСЛОВ.RU [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://p2.patriarchia.ru/2014/06/23/1236148666/projekt_mon.pdf Дата доступа: 03.14. 2015
3. Ефрем (Мораитис), архим. Отеческие советы. Саратов, 2006. С. 314.
4. Преп. Феодор Студит. Творения: в 3х т. М., 2011. Т. 2. С. 107.
5. Илия (Мастрояннопулос), архим. Чаша бессмертия. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1997. С. 68.
6. Киприан (Керн), архим. Евхаристия. М., 1999. С. 7.
7. Илия (Мастрояннопулос), архим. Чаша бессмертия. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1997. С. 21.
8. Из анафоры Литургии святителя Василия Великого.
9. Киприан (Керн), архим. Евхаристия. М., 1999. С. 14.
10. Синаксарь ∕∕ Жития святых Православной Церкви в 6 томах ∕ сост. иеромон. Макарий Симонопетрский. М., 2011. Т. 1. С.674.
11. Илия (Мастрояннопулос), архим. Чаша бессмертия. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1997. С. 15.
12. Там же, с. 15–16.
13. Там же, с. 75.
14. Там же, с. 63.

Материалы по теме

Публикации

Участники международной конференции «Духовное наследие египетских отцов и его актуальность для современного монашества»
Участники международной конференции «Духовное наследие египетских отцов и его актуальность для современного монашества»

Доклады

Игумения Александра (Жарина), настоятельница Свято-Рождество-Богородицкого женского монастыря
Игумения Евдокия (Левшук), настоятельница Спасо-Евфросиниевского женского монастыря в г. Полоцке
Игумения Александра (Жарина), настоятельница Свято-Рождество-Богородицкого женского монастыря
Игумения Евдокия (Левшук), настоятельница Спасо-Евфросиниевского женского монастыря в г. Полоцке