Пою Богу моему

Монастырский журнал «Дивеевская обитель»

Дивеевская история. Монастырские послушания

Регент говорит с певчими руками. Неподвижная рука предваряет звучание голосов, ее задача сказать хору: «Премудрость, прости!», ‒ то есть: «Стойте прямо, будьте внимательны». И вот из нейтральной, «молчаливой» позиции руки взлетают вверх; одно движение связано с другим и представляет собой неразрывную линию, которая утолщается и утончается, утяжеляется и облегчается, усиливается и ослабляется…

Поющий в церковном хоре человек уподобляется ангелам, славящим Бога. Впервые песнь истинному Богу на земле была воспета израильтянами, перешедшими Чермное море: Бог повелевает Моисею сложить песню (Втор. 31, 32). До получения пророком Моисеем заповедей Божиих богослужебное пение на земле было невозможно. Исполняя Закон Божий, человек уподоблялся ангелам, а в силу того что неотъемлемой частью ангельской природы являлось пение, то и человек получал способность воспевать Творца. Благо петь Богу нашемуПойте Богу нашему, пойте, пойте Цареви нашему, пойте…


Какая радость бывает у человека, взятого в церковный хор, каким трепетом он наполняется, первый раз вступив на клирос! Многие сестры монастырского хора имели этот опыт еще в миру, некоторые начали петь только в обители, но для всех это послушание ‒ превыше всего: воспевать песнь Богу, пока Господь дает силы и голос, а это может совершаться и через немощь нашу. Послушание на клиросе было и остается самым желанным, при этом клиросные сестры трудятся еще и на других послушаниях.

Пою Богу моему дондеже есмь. Каждый певчий относит эти слова псалмопевца царя Давида к себе и по-особому их переживает. Усердные певчие, по свидетельству святых отцов, восходят в великое духовное совершенство, за благоговейное пение удостаиваются особого благоволения Матери Божией и святых угодников Божиих.


Сестры, поющие на клиросе, знают, что от их духовного состояния зависит пение, а от пения ‒ состояние молящихся в храме. Поэтому церковный, а тем более монастырский, хор петь должен благоговейно. Благоговение создает атмосферу мира, спокойствия, уравновешенности. Благоговение порождает то умиротворение души, которое каждый, наверное, переживал во время хорошего церковного пения, ибо только в мире души и возможна молитва.

В монастырском хоре около сорока певчих. За двадцать лет существования монастыря хор имел несколько регентов, каждая из которых усовершенствовала и формировала его. Изначально не было одного общего хора; праздничные, полиелейные и воскресные службы пелись на два клироса. На каждом клиросе был свой регент, она же подбирала в свой хор певчих, проводила спевки. При наборе в хор учитывались природные музыкальные способности, наличие слуха и голоса, способность петь вместе с другими, чувствовать и слышать других. Сестры, не знающие музыкальной грамоты, но умеющие слушать, быстро осваивались в пении. Более опытные сестры пели новичкам буквально в ухо.


Репертуар изначально был простой, трехголосный ‒ из тех нот, что сестры взяли с собой из мира. Певческая дивеевская традиция нам неизвестна. До нас дошли только восторженные отзывы дореволюционных паломников.

«Но что это за пение, что за исполнение! Среди окружающего безмолвия природы, под величественными сводами храма, эти чудные стройные звуки отражали в себе как бы голоса ангелов, славословящих Пречистую. Сильное умиление проникает молящегося до глубины души».


«Это пение было безукоризненным и с музыкальной, и с церковно-богослужебной точки зрения. Просто, строго, нерастянуто, неторопливо… Уж очень располагало к молитве дивеевское богослужение, я вам доложу. Вспоминаю и ныне с волнением, а ведь времени прошло сколько… А посмотрели бы вы на строгие фигуры монахинь, когда они с обоих клиросов сходились, по положению устава, в один общий хор во время канона святой Евхаристии на литургии и на утрене по окончании каждой песни канона. Необыкновенно торжественная была картина. Она еще более осмысливала богослужение».

«Моя матушка, будучи сама церковным композитором, восхищалась этими распевами больше, чем всеми другими: киевским, знаменным и др. Она подходила к самому хору, который на некоторые песнопения выходил к самому амвону, и пыталась услышать отдельные голоса, и не могла, потому что их не было слышно. "Это ангельское пение", ‒ говорила она».

«Хороша литургия в Сарове, но что-то суровое слышится в саровских песнопениях: чудится в них возмездие Бога карающего. В Дивееве чувствуешь милосердие Божие: недаром, по вере сестер обители и по словам отца Серафима, здесь всегда присутствует Святая Игумения – Заступница Усердная рода христианского».


Задача церковного пения заключатся в том, чтобы помочь человеку молиться. Связь же с Богом, как известно, осуществляется только через внимательную, нерассеянную молитву. Это определяет и репертуар, и манеру пения монастырского хора. Современному дивеевскому хору близок репертуар Троице-Сергиевской лавры, а за образец взято академическое пение.

Идея общего клироса у нас появилась перед одним из летних праздников преподобного Серафима. Обычно на эти дни приглашался нижегородский архиерейский хор. Дивеевские сестры, с помощью Божьей, решили попробовать сами спеть такую ответственную службу. Послушница Наталья Киселева, ныне смоленская игумения Елизавета, сумела собрать два клироса в один общий хор. Клирос поставили на хоры Троицкого собора, и после многочисленных спевок и разучиваний спели службу. Матушка игумения, прослушав, одобрила и благословила петь на праздник.


Постепенно традиция пения на два клироса упразднилась, антифоны бывают только в Великий пост, все же остальные службы поются общим хором. В будние дни обходятся малым составом ‒ «тройками». В каждой такой «тройке» свой регент, он сам подбирает репертуар, разучивают своим малым составом песнопения. Перед службой, простой или праздничной, регент обязательно благословляется на репертуар у матушки игумении. Критерий один: песнопения должны выражать радость празднуемого события не криком, не силой звучания, а особым характером пения, передающим внутреннее торжество con gracia, пробуждая солнечную тишину сердца.

Перед началом пения и по окончании богослужения регент и певчие просят прощения друг у друга и благословения. Если хор поет по клиросам, то регенты делают поклоны на солее, затем кланяются настоятельнице, друг другу и своему клиросу.

Сейчас в монастыре послушание старшего регента несет монахиня Елена (Царахова). Она закончила Минскую консерваторию по классу фортепиано. Мать Елена имеет опыт хорового пения еще с музыкальной школы, принимала участие и в консерваторском хоре, пела на клиросе минского храма святой равноапостольной Марии Магдалины и даже один год управляла церковным профессиональным хором.

На регенте лежит огромная моральная ответственность за духовное состояние верующих во время богослужения. Регент должен твердо знать устав, уметь вовремя сориентироваться и ничем не нарушить ход службы. Регент пишет расписание певцов на неделю на службы, на полунощницы, панихиды и молебны.

Два года назад по инициативе старшего регента в монастыре был организован музыкальный класс из сестер, не знающих нот, но имеющих слух и голос и желающих петь на клиросе. Мать Елена сама проводит занятия, на которых изучается нотная грамота, гласы, напевы, происходит воспитание музыкального слуха. Сестры учатся брать заданный регентом тон, чисто интонировать ноты, воспроизводить мелодию ‒ эти навыки должна иметь каждая сестра, поющая в хоре. Некоторые из учащихся уже поют на клиросе.

Обучение пению ‒ это кропотливая, постоянная работа, поэтому с определенной периодичностью и обязательно перед большими праздниками клиросные сестры приглашаются на спевки, которые необходимы для создания единого ансамбля. На спевках отрабатывается характер песнопения, его темп. В это время есть возможность индивидуально подойти к каждому, сформировать голос, в общем составе отработать материал, чтобы затем донести его молящимся в храме в полной красоте и гармонии, передать духовный смысл песнопения.


Именно на спевках закладывается навык хорового пения. Превратить хор в единый ансамбль ведь не так просто, должны быть определенные отношения между регентом и певчими и между самими певчими. Очень важно умение слушать других и способность подчинить себя единому певческому организму. Прежде всего, как положено в монастыре, должно сложиться полное послушание регенту, внимание к его словам и действиям. Это очень важно, потому что собранность хора, его настрой передается всем присутствующим в храме. Хор — это очень яркое выражение соборности Церкви.

Практически ни одно событие монастырской жизни не обходится без певчих, их голоса звучат во время крестных ходов и встречи святынь, перенесения мощей и встречи архиереев, они поют перед трапезой и по окончании ее, утром на полунощнице и благодарственные молитвы в конце дня. Сущность православного богослужебного пения очень хорошо выразил преподобный Иоанн Дамаскин в первом воскресном песнопении 8-го гласа: «Вечернюю песнь и словесную службу Тебе, Христе, приносим». Богослужебная песнь является песнью вечерней по характеру и словесной по содержанию. Вечер ‒ это всегда начало духовной жизни на земле и начало богослужебной жизни Церкви (Быт. 1, 5). Это время дышит Божественной любовью, кротостью, миром и ночной строгостью, побуждающей каждого из нас оглянуться на прожитый день... Именно такой и создали святые отцы-песнотворцы нашу богослужебную мелодию ‒ вечерней по духу и словесной, выразительной по содержанию.


 

«Дивеевская обитель»