Женский монастырь Серафимо-Знаменский скит Епархиальный женский монастырь

Адрес:
Московская область, городской округ Домодедово, село Битягово
Телефон:
+7(915)291-79-29
E-mail:
serzns@yandex.ru
Дата основания:
1910
дата восстановления:
2000

История

История создания Серафимо-Знаменского скита связана с жизнью схиигумении Фамари (Марджановой). В 1907 году матушку, бывшую тогда игуменией Бодбийского монастыря святой Нины в Грузии, переводят для служения в Россию. Она становится игуменией Покровской общины сестер милосердия в Москве (до пострига в схиму в 1916 году матушка носила монашеское имя Ювеналия).

В создании Серафимо-Знаменского скита на землях Покровской общины в 1910—1912 гг. матушке активно помогала великая княгиня Елизавета Федоровна.

На освящении вновь созданной обители 6 октября 1912 г. митрополит Московский Владимир (Богоявленский), будущий священномученик, сказал проникновенные слова: «Я считаю себя счастливейшим из людей, потому что Господь привел меня освятить чудный храм и побывать в уголке, напоминающем земной рай. Храм ваш к Богу зовет…»
На территории Серафимо-Знаменского скита расположены 12 небольших домиков-келий — по числу 12 апостолов, и каждый имеет собственное название.

Большинство сестер скита были духовными чадами наместника кремлевского Чудова монастыря епископа Серпуховского Арсения (Жадановского). В эпоху гонений на веру и Церковь, по благословению Патриарха Тихона, Владыка Арсений со своим духовным другом архимандритом Серафимом (Звездинским), будущим священномучеником Дмитровским, безвыездно жили в скиту в полузатворе с июля 1918 по 1919 г.

В 1924 году скит был закрыт. Сестры жили тремя общинами: в Аносиной Борисоглебской пустыни, в Серпухове, в Марфо—Мариинской обители, впоследствии переехали в Перхушково с матушкой Фамарью.

В 1931 году матушка Фамарь находилась в ссылке в Иркутском крае, но благодаря хлопотам брата — режиссера Константина — в 1934 году вернулась. Скончалась матушка 23 июня 1936 года среди близких людей. Отпевал ее тайно прибывший Владыка Арсений. Могила схиигумении Фамари находится на Введенском (Немецком) кладбище в Москве. Каждый год в воскресенье Жен-мироносиц, на день ее ангела, и 23 июня, в день кончины, служатся панихиды, приезжают ее почитатели.

В наше время начало монашеской жизни в скиту было положено 17 января 2000 года, в день празднования святой равноапостольной Нины, которой посвящен нижний придел храма. По благословению митрополита Ювеналия в скит перевели несколько сестер из Коломенского Ново-Голутвина монастыря. К этому времени в скиту сохранилась половина зданий в полуразрушенном виде, еле угадывалась былая красота храма, построенного архитектором А. В. Щусевым. За 10 лет удалось отчасти воссоздать облик одного из уникальных монастырей Подмосковья. Проведены подъездная дорога через лес, вода, электричество и газ.

В целом воссоздан облик архитектурного ансамбля скита: отреставрированы верхний и нижний храмы, по фотографиям 1920-х годов воссоздана звонница со святыми вратами, 11 келейных домиков из 12.

5 июня 2011 года были освящены престолы верхнего храма в честь иконы Божией Матери «Знамение» и нижнего — в честь святой равноапостольной Нины. 

На малом входе был совершен чин возведения в сан игумении настоятельницы Серафимо-Знамеского скита монахини Иннокентии (Поповой). Ей был вручен игуменский жезл.

В храмах обители богослужения совершаются каждый день. Возрастает число насельниц обители. Совершенствуются формы социального служения. Монастырь активно занимается сельским хозяйством.

Настоятельница

Игумения Иннокентия (Попова)


Храмы и Богослужения

Храм в честь иконы Божией Матери «Знамение»
1910 — 1912 гг.
восстановлен в 2000 г.
Престолы в верхнем храме в честь иконы Божией Матери Серафимо-Понетаевской и преподобного Серафима Саровского,

Нижний храм освящен   в честь равноапостольной Нины, просветительницы Грузии.

Служение

Келья-музей схиигумении Фамари (Марджановой)
Музей, посвященный схиигумении Фамари — основательнице и первой настоятельнице малой обители, можно назвать одним из самых притягательных и обжитых мест скита или, как его еще любовно называли при жизни матушки, скиточка. Здесь хорошо поговорить с сестрами на духовные тема — сама атмосфера помогает и располагает. Сюда хорошо привести гостей и показать им дорогие сердцу реликвии.

— У нас есть книги, которые матушка Фамарь читала, придя совсем юной в монастырь святой равноапостольной Нины в Бодби, — сказала игумения Иннокентия. — Настоятельницей Бодбийского монастыря в Грузии была в то время игумения Ювеналия (Ловенецкая). Она приняла княжну, рано осиротевшую, как мать. И подарила ей книги святителя Игнатия (Брянчанинова) со своей дарственной надписью, пожелав стремившейся к богообщению девушке полюбить этого автора так же, как полюбила его она. Еще матушка Ювеналия пожелала послушнице, чтобы сей дивный святитель вел ее по жизни.

По словам нынешней настоятельницы Серафимо-Знаменского скита, в этих бесценных книгах-реликвиях есть пометки самой матушки Фамари. Недавно сестры решили в хронологической последовательности распечатать пометки. Распечатали и увидели: особо выделенные места в тексте или отклик в два-три слова на какую-то мысль, назидание настолько сильно, убедительно отражают высокий духовный строй схиигумении Фамари! То есть итог этой работы для потрудившихся сестер оказался плодотворным и радостным, еще больше приблизив к ним основательницу родного скита.

— Удалось сохранить матушкино кресло из карельской березы, небольшой ее комод и диванчик, — продолжила игумения Иннокентия. — Есть какие-то личные вещи матушки. Например, белый апостольник и кусочек шали, в которой она была в ссылке, где заболела туберкулезом горла.

Признаюсь, что этот простенький кусочек шали, эта материальная вещь из прошлого особенно взволновала душу. Многое вспомнилось из прочитанного и обжегшего сердце трагизмом событий, погрузивших Россию в пучину горя и невыносимых страданий. Конец XIX в.: девушка с красивым голосом, музыкально одаренная и готовившаяся поступать в консерваторию, попадает в Бодбийский монастырь на экскурсию и выходит оттуда с совершенно иными намерениями. Отныне ее сердце навсегда с Богом. Теперь она думает только об одном: как послужить Господу здесь, в женской обители, где находится гробница святой равноапостольной Нины — просветительницы Грузии. Спустя годы горячо любимый православным русским народом святой праведный Иоанн Кронштадтский символически предречет ей игуменство в трех местах и великую схиму. И действительно она станет игуменией Бодбийского монастыря, где к тому времени уже подвизалось около 300 сестер, затем — Покровской женской общины в Москве и в начале XX в. — настоятельницей созданного ею (с активной помощью преподобномученицы великой княгини Елизаветы Федоровны) Серафимо-Знаменского скита, который просуществовал 12 лет и был закрыт в 1924 г.

Матушку-настоятельницу Фамарь, правда, не сразу арестовали после закрытия скита. Ей дали пожить на свободе и только в 1931 г. забрали в Бутырку, затем сослали в Иркутскую область, где она провела три года в тяжелом для нее климате. В ссылке не было ни лекарств, ни теплой одежды и обуви, но схиигумения не роптала, а писала из Сибири: «Я рада, что чаша испытания мне досталась сильнее моих деток. Так и должно быть… Все, что за годы случается, вся жизнь — разве это не чудо?!»

— Мать Фамарь постоянно присутствует в нашей повседневной жизни, — сказала игумения Иннокентия. — Мы поминаем ее на Литургии, частенько воздыхаем к ней, прося о помощи, ездим к ней на Введенское (Немецкое) кладбище в Москву. Она была похоронена рядом с московским старцем — святым праведным Алексием Мечевым, чьи мощи находятся теперь в столичном храме святителя Николая в Кленниках. Собираясь здесь, у матушки Фамари в этой уютной, милой сердцу комнате-музее скита, сестры вольно или невольно поглядывают на вериги, которые она носила. Сделаны вериги из металла и весят где-то до трех килограммов. Это — крест праведника.

Моя собеседница призналась, что когда ее организм порой не выдерживает напряжения — начинает скакать давление и побаливать сердце, она остается тут ночевать, среди реликвий, укрепивших живую потаенную связь с основательницей скита. А утром отмечает, что и сердце перестало болеть, и с давлением все в порядке — словом, пришла в норму!

Еще об одной бесценной реликвии музея хочу сказать. Это небольшой деревянный сундучок, с которым священномученик Серафим (Звездинский), епископ Дмитровский, был в ссылках, когда его «перебрасывали» из одного конца страны в другой — из холодного края в знойные места. Открыв сундучок, мать Иннокентия достала оттуда многостраничное письмо, написанное святителем матушке Фамари, в котором он ласково называет ее «мамуся», «родная» и подробно рассказывает о дивном сне на Лубянке, в котором ему явился Господь. В Серафимо-Знаменском скиту подвижник веры нашел убежище с осени 1918 г. по 1919 г. В пик гонений на Церковь схиигумения Фамарь приютила у себя епископа Серпуховского Арсения (Жадановского), бывшего наместника Чудова Кремлевского монастыря, и тогда еще архимандрита Серафима (Звездинского), построив близ скита киновию с домовой церковью преподобного Арсения Великого. Полтора года эти близкие по духу люди жили в полузатворе, ежедневно совершая Божественную литургию, занимаясь науками и церковным творчеством. А еще они копали грядки и рубили дрова…

Письмо святителя Серафима к матушке Фамари опубликовано в книге «Все вы в сердце моем», имеющейся в скитской библиотеке. Но какое волнение испытываешь, когда берешь в руки исписанные красивым мелким почерком листочки бумаги и понимаешь, что над ними склонялся святой, на долю которого выпало столько страданий и в то же время столько Божией и людской любви!

Источник

Работа с детьми-инвалидами по методу иппотерапии
Занятия проходят трижды в неделю, летом их посещают до  30-ти детей. Некоторые дети с диагнозом ДЦП (детский церебральный паралич), занимаются годами.



Контактная информация

Как добраться?

До ст. Домодедово Павелецкой ж/д, далее автобусами № 31, 32, 58 до села Заборье и пешком 2,5 км (не доходя до села Битягово 500 м в бывшем пионерском лагере Спутник).

Возврат к списку