В Новодевичьем монастыре Москвы найдены остатки стен XVI–XVII веков

Остатки фундаментов башни и стены Богородице-Смоленского Новодевичьего женского монастыря Москвы, построенных в правление Бориса Годунова, обнаружили ученые Института археологии РАН.

Находка позволила понять, как изменялся монастырь с момента его основания до перестройки обители царевной Софьей: оказалось, что первоначально монастырь занимал гораздо меньшую площадь, а во времена Бориса Годунова был окружен небольшим рвом и каменной стеной.

«Та сказочная архитектура, которой мы привыкли любоваться, это создание зодчих и художников 1680–1690-х годов, когда обитель перестроила сестра Петра Великого царевна Софья. Но каким был монастырь в течение почти двух столетий до этого? Нам удалось окончательно решить эту загадку, давно занимавшую историков монастырской жизни, архитектуры и планировки Москвы», – сказал руководитель экспедиции, членкор Академии Леонид Беляев.

Новодевичий монастырь был основан в мае 1524 года великим князем Московским Василием III в память присоединения Смоленска в 1514 году. С первых лет существования монастыря в нем принимали постриг представительницы самых знатных фамилий, включая царских родственниц и царевен. Так, здесь постриглась в монахини Ирина, сестра Бориса Годунова, и тут же, в Смоленском соборе, он был наречен царем.

Из письменных источников известно, что во время правления Бориса Годунова были обновлены росписи Смоленского собора, для вдовствующей царевны-инокини были построены палаты, получившие название Ирининых. Вероятно, тогда же были поставлены каменные стены, которые, несмотря на разрушения эпохи Смуты, стояли до конца XVII века. При перестройке обители царевна Софья поставила новые, богато украшенные стены с «зубцами» и башни, на которых появились декоративные завершения в виде корон.

«Историки располагают схематическим изображением монастырской ограды на Несвижском плане Москвы, изданном в 1611 году, когда монастырь был полностью разрушен войной Смутного времени. Начиная с 1950-х годов, архитекторы-реставраторы и археологи советской эпохи пытались найти ранние стены монастыря. Увы, результаты был нулевым, и даже появились сомнения в их существовании», – отметил Беляев.

С 2016 года на территории монастыря работает экспедиция Института археологии РАН. Раскопки ведутся в связи с общей программой реставрации обители и подготовкой к празднованию 500-летия монастыря в 2024 году.

Раскопки позволили установить, что площадь монастыря при Василии III была гораздо меньше, чем ныне. Археологи обнаружили следы рва, окружавшего монастырь, глубиной полтора метра и шириной до трех метров, а также следы стен шириной около трех метров. Между рвом и стеной лежала очень широкая полоса – около трех метров. Сочетание стены и рвов, а также ее конструкция вызвали множество вопросов: были первые стены деревянные или каменные? Были ров и стена построены в одно время или принадлежали к разным эпохам?

Возможно, это не удалось бы выяснить, если бы не раскоп в юго-восточном углу комплекса, южнее Больничных палат. Здесь был обнаружен участок стены, сложенной из такого же кирпича, что и стена огромной крепости Смоленска. Это был фрагмент башни, которую разобрали при строительстве новой ограды во время правления царевны Софьи, но часть ее осталась под завалами строительного мусора. Зачистки открыли примерно половину белокаменного фундамента башни, в подошву которого были вбиты толстые и длинные деревянные колья-сваи: они уплотняли грунт и структурировали кладку, пока раствор не затвердеет.

Отверстия от свай, сохранившиеся в песчаном грунте, позволили восстановить план башни. Выяснилось, что угловая башня ограды была граненой и довольно крупной: длина широкой грани превосходит 4 метра, ширина стены башни в основании была близка одной сажени (2,16 метра), а диаметр окружности достигал 10–11 метров. Очевидно, фасады башни имели скосы и полувалики – при разборе завалов были обнаружены фигурные кирпичи этих типов.

Археологи нашли доказательства, что именно эти стены и башни окружали монастырь в середине XVII века: под непотревоженной частью рухнувшей стены, в слое дерна, были найдены две медные монеты, отчеканенные в десятилетие денежной реформы царя Алексея Михайловича. Они не могли попасть сюда ранее начала чеканки в 1654 году и, скорее всего, были потеряны, пока имели хождение или вскоре после прекращения их чеканки в 1663 году.

Раскопки позволили понять, каким был монастырь до его преображения при царевне Софье. Стало очевидно, что каменную ограду монастырь получил в эпоху правления Бориса Годунова или чуть ранее, при царе Феодоре. Каменные стены отстоят от линии современных стен примерно на 15–20 метров, и, следовательно, обитель была меньше примерно на две пятых и занимала площадь около трех гектаров (сейчас площадь монастыря – пять гектаров). Это означает, что стены монастыря эпохи царевны Софьи целиком новые и были построены «с нуля».

«Экспедиция совершила ряд открытий, во многом изменивших представления о культуре царственной Москвы XVI–XVII веков. Они позволяют по-новому взглянуть на роль монастыря в событиях Смуты и добавить еще один пункт к списку крупных каменных ансамблей, воздвигнутых в правление Бориса Годунова», – считает Беляев.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ