В Новоспасском монастыре почтили память архиепископа Алексия (Фролова)

3 декабря 2019 года, в шестую годовщину со дня кончины архиепископа Костромского и Галичского Алексия, в Новоспасском ставропигиальном мужском монастыре молитвенно почтили память почившего наместника.

В этот день по завершении Божественной литургии в Покровском храме обители насельники монастыря в священном сане совершили панихиду.

Затем на площади у алтаря Преображенского собора, где находится могила архипастыря, была отслужена заупокойная лития.

Богослужебные песнопения исполнил мужской хор Новоспасского монастыря под управлением С. Попова.

Почтить приснопамятного архипастыря пришли многочисленные духовные чада, для которых была приготовлена поминальная трапеза.

Краткая справка

В марте 1991 года указом Патриарха Алексия II архимандрит Алексий был назначен наместником только что переданного Церкви Новоспасского монастыря.

Вот как вспоминает о первом дне в Новоспасском монастыре протодиакон Геннадий Кузнецов:

«На праздник сорока мучеников Севастийских получили указ. Владыка, тогда еще архимандрит, надел старенький подрясник, встал и сказал нам: "Одевайтесь!" И мы взяли лопаты в руки, носилки и начали расчищать собор. Таскали все. Он на свои деньги нанимал машины. чтобы вывезти весь мусор. Это были горы мусора! Горы! Невозможно было служить. В алтарь мы вошли, там каменная глыба лежала – это был жертвенник. Владыка покропил – и облачайте. Мы стали облачать. Одним словом, работали с утра до вечера. Здесь помещений у нас нигде не было, оставаться было негде. Нам дали только храм. В храме на втором этаже владыка варил картошку, и ели мы картошку и хлеб. И пили чай. Больше ничего у нас не было, потому что не было денег. Не на что было купить. Служба не прекращалась, и, в основном, архимандрит Алексий уделял внимание молитве. Всё время только молитва, молитва и молитва. Мы тогда стали ездить к отцу Кириллу (Павлову). Владыка – отдельно (ему подарили старенький "Москвич"). Больше никакой машины не было в монастыре.

После этого стало уже немножко прибавляться народу в храме. Холодно было. И вот несколько лет мы служили в соборе, а он холодный был, там ветер необыкновенный, там, знаете, в окнах щели такие были, ничего не было замазано. И вот руки мерзнут, ноги мерзнут, отопления нет. А Вы же видели, что пол железный. Болели. Но мы как-то не ощущали этой болезни. Ну что Вы хотите – мне 50 лет было. Владыке было 40 лет, отцу Илии 25 лет, а там еще моложе был отец Святослав (Сурский). Конечно, с таким организмом можно было еще перетерпеть разные холода и морозы. Ноги мерзли, в валенках служили. И так было несколько лет. До тех пор, пока не отдали Покровский храм».

С утра до позднего вечера владыка был занят делами монастыря. За годы служения владыки Алексия монастырь стал одним из самых больших приходов Москвы. В великие церковные праздники здесь причащается около тысячи человек.

Владыка обладал красивым голосом – баритоном – и любил петь духовные песни, хотя мало кому это демонстрировал. Он пел в лаврском хоре и любил мужское хоровое искусство. Уже будучи наместником Новоспасского монастыря, он приложил огромные усилия и создал потрясающий хор.

Владыка очень хорошо разбирался и в церковной живописи, и в иконописи. Это помогало подбирать ризницу. Однако в быту владыка Алексий был человек аскетичный.
В ризнице Новоспасского монастыря не было ни единого облачения, ни одной панагии, ни одного жезла, ни одной митры, купленной им лично. Всё, в чем владыка служил, было подарено. Он был аскетичен и не покупал себе богослужебных облачений, а довольствовался исключительно теми вещами, которые ему дарили. Настолько по-монашески владыка отсекал свои желания.

В 1995 году владыка был хиротонисан во епископа Орехово-Зуевского. На протяжении долгих лет он исполнял обязанности председателя двух Синодальных комиссий: богослужебной и по делам монастырей. У владыки было много послушаний. Всё он принимал со смирением, и этот пример показывал своим чадам. Много лет владыка был викарным архиереем. Служил часто в разных храмах Москвы, и народ Божий его хорошо знал. На его службы всегда стекалось огромное количество богомольцев.
«Бог – это Любовь!» – многократно говорил владыка, и он сам любил людей, сострадал вместе с ними. Он мог был снисходительным к отдельным проступкам. Но в то же время и очень требовательным, особенно если речь шла о вере, о Церкви.

В 2004 году владыка был возведен в сан архиепископа, а в 2010-м был назначен правящим архиереем в Костромской епархии.

Кострома – город, откуда был призван царствовать род Романовых, – приняла наместника Новоспасской обители, в которой погребена часть царского рода. За церковными службами владыка произносил трогательные аскетичные проповеди, наставляя богомольцев и призывая всех быть со Христом. Владыка много сделал для укрепления веры, достойно выполнил долг пастыря и христианина.

По благословению владыки Алексия в онкологическом институте им. А.И. Герцена был устроен больничный храм в честь иконы Божией Матери «Всецарица». Его усердными трудами и молитвами список с чудотворного образа «Всецарица» первым в России был привезен в Новоспасский монастырь, куда ныне приходят тысячи людей.

В конце своего земного пути владыка долго и тяжело болел, всецело полагаясь на волю Божию. Архиепископ Костромской и Галичский Алексий нашел последнее упокоение в Новоспасском монастыре, в воссозданной им из развалин и мусора благословенной обители, рядом с честными останками схиархимандрита Гурия (Мищенко) и архимандрита Иннокентия (Просвирнина). Прихожане и чада дорогого пастыря потеряли наставника, учителя, отца, друга, горячо любимого человека, но обрели молитвенника и предстателя перед Господом. Вечная память владыке Алексию!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ