«Можары»: главная ценность – люди!

Игумен Иннокентий (Ольховой)

Когда в 2002 году священноначалие Данилова монастыря решило создать в Рязанской области свое сельскохозяйственное производство, наличие рисков было очевидным. На руках у монахов оказывались «мертвые» колхозы, пьющие крестьяне и практически полное отсутствие финансовых и технических возможностей для ведения хозяйства. Но, как известно, «все возможно верующему». О том, как создавался агрокомплекс «Можары», что он дает монастырю и что монастырь дает его работникам, – мы беседуем с игуменом Иннокентием (Ольховым), экономом Данилова монастыря.

Можары – слово-то какое необычное... Говорят, оно произошло от названия древнего татарского племени, населявшего эти земли еще до Киевской Руси. Так ли это? Кто знает...

Итак, знакомьтесь! В Рязанской глубинке, в Сараевском районе, есть село Можары. На самом-то деле сел не одно, а целых два: Большие Можары и Меньшие Можары. Возникли они почти четыре сотни лет назад – в начале XVII века. Когда-то местными землями с крестьянскими дворами владел боярин Федор Степанович Стрешнев, родной дядя царицы Евдокии. Потом поместье в Рязанской губернии он разделил между своими сыновьями: Иваном Большим и Иваном Меньшим. Возможно, с тех пор за селами и закрепились два названия.

Позже этими землями попеременно владели то князь Василий Голицын, то граф Шувалов. Селения разрастались, дворов становилось больше.

Интересно, что в каждом селе – и в Больших, и в Меньших Можарах – были две церкви с одинаковыми названиями – Троицкие. И в обеих – приделы Архангелу Михаилу и Николаю Чудотворцу. В страшные 30-е годы ХХ века оба храма были разрушены. Но в 2006 году на средства Даниловой обители в селе Большие Можары была воздвигнута деревянная церковь в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали».

Когда в 90-е годы прошлого столетия вихрь реформ ураганом прошелся по России, практически уничтожив все сельское хозяйство, «умерли» и два колхоза, находившиеся на территории Можар. Колхозов нет, работы нет, техники нет, денег нет. Местные крестьяне стали постепенно спиваться. Но Божией милостью Данилов монастырь предложил выкупить эти земли, чтобы создать здесь современный агропромышленный комплекс.

– Отец Иннокентий, а зачем Данилову монастырю свое сельхозпроизводство?

– Чтобы деньги зарабатывать. Монастырю нужны средства, чтобы содержать монастырское хозяйство, помогать нуждающимся, вести социальную работу. Поэтому мы взяли два разорившихся колхоза и на их базе создали свое предприятие – ООО «Можары».

– Вы сильно рисковали...

– Конечно, риск был велик. Ведь на тот момент мы даже кредит взять не могли – для него был нужен залог, а наш монастырь ничего в залог дать не мог. Но, слава Богу, нам помогли наши друзья, благодетели Данилова монастыря: они безвозмездно дали нам денег. Без этой финансовой помощи мы, наверное, и не справились бы. На эти средства мы купили всю сельскохозяйственную технику: современные комбайны, сеялки, трактора...

А чтобы восстановить разрушенное хозяйство, нам пришлось приложить немало сил и труда. Но мы справились, и сегодня агрокомплекс «Можары» считается одним из самых успешных хозяйств в Рязанской области!

То, что монастырский выбор пал именно на эти рязанские земли, не случайность. Эти места отлично знакомы даниловским монахам. Еще в 1992 году по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II в этих краях, в 60 км от села Можары, в красивом и уединенном месте близ села Кривель даниловские монахи основали скит во имя преподобного Сергия Радонежского. И, когда пришла пора искать подходящее место для сельхозпроизводства, пошли проторенным путем.

– Всего в нашем хозяйстве 10 тысяч гектаров земли, из них 7,5 – под пашню, – продолжает свой рассказ игумен Иннокентий. – «Можары» были созданы в 2002 году, но прошло пять лет, прежде чем мы вышли на уровень безубыточности. Основные культуры – пшеница и ячмень. Часть зерна идет на муку, которую мы мелим на своей мельнице, но основную часть зерна продаем. Из 15 тысяч тонн зерна на монастырские нужды идет процентов 5, остальное – на продажу. Часть муки идет в монастырь на просфоры, другая – в наши пекарни, где мы выпекаем хлеб, который потом продаем.

Кстати, рассказывая о качестве продукции ООО «Можары», сайт «Просфорник. ру» сообщает следующее: «Выпуск муки ведется на самом современном оборудовании. В капитальном помещении цеха смонтирована линия Grindmaster1500 датской фирмы Skiold производительностью 1,5 тонны зерна в час. Особенностью данного оборудования является наличие горизонтальных каменных жерновов, используемых для домола после повсеместно применяемых ныне стальных вальцов. <...> Мука, выпущенная по старинной жерновой технологии, имеет уникальное качество традиционного продукта. Она содержит более плоские частицы, которые хорошо впитывают влагу. Тесто требует меньшее время замеса, лучше подходит, выпечка обладает прекрасными вкусовыми качествами и длительным сроком хранения. <...> Пшеница для помола поставляется только ООО «Можары». Таким образом, применяется исключительно свое сырье, выращенное здесь же, в монастырском сельхозпредприятии, на плодородных черноземах юго-востока Рязанщины. Это гарантирует качество и безопасность зерна, в том числе отсутствие в нем генно-модифицированных организмов (ГМО). <...> Еще одной особенностью производства муки в ООО «Даниловская мельница» является полное отсутствие в технологии производства применения каких-либо добавок и улучшителей типа сухой клейковины и т.п., что, к сожалению, сейчас достаточно распространено в отрасли. В итоге производственного процесса на выходе получается настоящая мука пшеничная хлебопекарная высшего сорта».

– «Можары» – это только зерновое хозяйство?

– Мы думали заняться картофелем, думали о молочном животноводстве, но пока отказались от обеих идей. Для картофеля нужна специальная техника, особое орошение, картофелехранилища. Это совершенно отдельное специфическое хозяйство. Да и молочное производство в нашей стране на данный момент – дело рискованное: в Россию поступает дешевое сухое молоко из других стран, с которым просто невозможно конкурировать. В южных странах производство молока значительно дешевле, чем у нас. Тогда как себестоимость зерна в России при надлежащем ведении хозяйства и применении передовых технологий может быть не выше, чем в США и Европе или по крайне мере сопоставима.

Если, конечно, не мешают погодные условия. Но от капризов погоды никто ведь не застрахован. На Западе хорошо развито банковское кредитование и страхование от всякого рода природных катаклизмов. В России же страховой рынок сельского хозяйства пока слабо развит, и потому им мало кто пользуется.

Кроме того, в России, к сожалению, отсутствуют долгосрочные кредиты с низкой процентной ставкой. Из-за этого сложно в кредит приобретать новую технику – она стоит немыслимо дорого! Для сельского хозяйства нужны кредиты на 10-15 лет. А развитие животноводства предполагает еще более долгосрочное кредитование – там все надо строить с нуля. Так что мы решили ограничиться пшеницей и ячменем.

– Отец Иннокентий, а как все начиналось? Кому из монахов выпала непростая миссия осваивать сельское хозяйство?

– Первым директором нашего хозяйства в Можарах был иеромонах Гавриил (сейчас он живет в скиту Преподобного Сергия Радонежского в 60 километрах от Можар). Через пару лет я сменил его на этом посту.

– Почему?

– Очень усложнилось управление процессом. На тот момент «Можары» проходили серьезные юридические процедуры, и многие вопросы приходилось решать именно мне как эконому Даниловой обители. Поэтому и пришлось взять все бразды управления в свои руки.

Но в целом от Данилова монастыря в хозяйстве «Можары» потрудились трое братьев нашей обители: отец Гавриил, отец Кассиан и я. Полдома мы снимали для отца Кассиана; отец Гавриил жил прямо в правлении – он переоборудовал кабинет под монашескую келью. Нам было важно, чтобы люди видели: монахи присутствуют не наездами, а живут здесь наравне со всеми.

Отец Кассиан занимался финансовой и юридической частью. На нем лежало оформление всех бумаг: земельное отношение, налоговые документы, оформление паев. И ему постоянно приходилось ездить по разным инстанциям. Отец Гавриил отвечал за охрану хозяйства. Он бывший спецназовец, в свое время был инструктором по рукопашному бою. Человек, который может вразумить не только словом, но и делом. В Можарах, кстати, он вел для школьников уроки рукопашного боя. Это вызывало большое уважение у людей.

– А как жители Можар приняли монахов, которые пришли учить их тому, как выращивать пшеницу?

– Поначалу весьма настороженно. Крестьяне – люди очень и очень осторожные. Что неудивительно. На протяжении истории их так часто обманывали. Помните, как после революции им говорили, что царя нет, и вся земля принадлежит им, а потом оказывалось, что крестьянин связан по рукам и ногам и у него забирают все, что он заработал потом и кровью. Эти страшные продразверстки, после которых крестьяне умирали голодной смертью... Поэтому теперь, обжегшись на молоке, они дуют на воду и ко всему относятся с подозрением.

И нам они поверили далеко не сразу – лет 5 мы чувствовали с их стороны недоверие. Можарцы наблюдали за нами год за годом и постепенно убедились в том, что мы работаем не для себя, а абсолютно честно для всех; что не стараемся их обмануть и прибрать прибыль к рукам, а серьезно вкладываемся в развитие хозяйства, что в работе мы хотим сделать их своими сотрудниками и единомышленниками. Это и изменило их отношение к нам. А когда мы построили мельницу, запустили переработку зерна, они поняли, что мы пришли в Можары всерьез и надолго.

Правда, предлагаемые нами технологии были для них делом новым. И поначалу они воспринимали наши методы как своего рода чудачество. Но, увидев результаты, поняли, что это не какие-то бредовые идеи, что это действительно работает, позволяет получать прибыль и, более того, увеличивает плодородие земли. И после этого они окончательно приняли нашу сторону.

– ...Простите, отец Иннокентий, что перебиваю, но можно чуть подробнее о технологиях.

– В «Можарах» мы используем новые современные технологии, которые обогащают почвенный слой, увеличивают содержание гумуса в почве. Земля не изнашивается, не истощается, наоборот, ее плодородие повышается. Здесь задействованы биологические механизмы восстановления почвы, потому что земля, вода и воздух – это единое целое.

Кроме того, у себя в «Можарах» мы не используем вспашку. Мы землю не пашем, а обрабатываем без переворота пласта поверхностными орудиями. Для этого есть специальные дисковые бороны, стерневые сеялки особой конструкции. Они могут сеять прямо по необработанной поверхности; соответственно убирается культивация, да и сама обработка земли по сути своей совсем другая. Эту технологию сегодня применяют в Европе и Америке. Мы специально консультировались по всем вопросам с немецкими специалистами, изучили всю доступную литературу в мире. Зато сейчас вся Рязанская область, да и соседняя в придачу, ездит к нам в «Можары» учиться работать.

– Изменилось ли в связи с этим душевное состояние можарцев?

– Судите сами. Когда старые колхозы развалились, люди не получали зарплаты. Естественно, многие стали пить, потому что жизнь потеряла для них всякий смысл. А когда монастырь организовал здесь свое хозяйство, ситуация изменилась кардинальным образом. Люди получили работу, мы стали ежемесячно выплачивать им зарплату. И можарцы вновь обрели смысл жизни.

Мы изначально стремились к тому, чтобы люди, которые работают с нами, были единодушны в желании сделать хорошее хозяйство. Хотели, чтобы наши работники получали достойную зарплату. А для села она у нас очень хорошая – официальная, со всеми выплатами, чтобы люди потом могли получать пенсию. В среднем по году выходит порядка 25 тысяч рублей. Это по году! Потому что зимой наши работники находятся в оплачиваемом отпуске, а летом получают по 40 – 50 тысяч рублей! У нас в «Можарах» самая высокая зарплата по области!

При этом хочу отметить, что агрокомплекс «Можары» уже который год стабильно получает прибыль, но эту прибыль мы не забираем, а вновь вкладываем в развитие агрокомплекса, в землю. Почва долгое время не получала удобрений, и только сейчас, спустя почти десять лет, мы сумели восстановить ее плодородие.

– Количество работников растет? Много желающих к вам попасть?

– Нет, скорее оно даже уменьшилось. Поначалу было больше, когда производство было еще малоэффективное, и на каждой операции требовалось в 3-4 раза больше народа, чем сейчас. В настоящее время у нас в хозяйстве работает 75 человек.

Желающих попасть действительно много, но мы берем лишь самых лучших. И в этом вопросе все тоже по-честному. Люди в Можарах хорошо друг друга знают и отлично понимают, почему мы кого-то берем, а кого-то – нет.

– А бывает, что выгоняете?

– Раньше бывало, что с людьми мы расставались. Поначалу случалось воровство, воров выгоняли. Из-за пьянства с работниками расставались, когда люди не поддавались ни увещеваниям, ни перевоспитанию. Но это было раньше, сейчас люди очень держатся за свое место.

– Насколько важно для работы в агрокомплексе «Можары», чтобы работник был верующим?

– Мы никого не обязываем ходить на молебны, не заставляем причащаться. И когда принимаем человека на работу, не спрашиваем, верующий он или нет. Но люди понимают, что хозяйство все-таки монастырское, и богоборцы к нам не пойдут. Да и люди, чуждые православной христианской веры, изначально не попадают к нам. А так, повторюсь, мы никого не заставляем быть верующими... но на наши молебны все равно собираются все. Ведь крестьяне всегда были ближе к Богу, чем городское население.

– Но, наверное, с приходом монахов в Можары верующих стало больше?

– Да, многие наши работники приобщились к Богу. В селе Можары мы построили деревянный храм, где жители могут исповедаться, причащаться, молиться Богу. Мы служим молебны перед началом полевых работ, благодарственные молебны после окончания полевых работ. На наши молебны из скита Преподобного Сергия Радонежского приезжают другие монахи Даниловой обители. И люди в Можарах и соседних селах видят, что рядом с ними возрождается вера. И они стремятся к этому приобщиться.

– А кто сейчас управляет всем агрокомплексом? Кому вы передали бразды правления?

– Там сейчас всем заправляет Евгений Викторович Костин. Он отличный директор. У него два высших образования: сельскохозяйственное и экономическое. Сначала он занимался у нас мельницей, но когда мы увидели, какой он активный и толковый, то сделали его директором. Евгений Викторович отлично влился в коллектив, занял свое место по праву и теперь успешно руководит «Можарами». Мне остается только контролировать и определять перспективные направления развития.

– А что у агрокомплекса нового в планах?

– Задумок много. Есть планы тактические, есть стратегические. Хотим вывести на поля более мощную технику. Опрыскивание, допустим, можно проводить тремя агрегатами определенной ширины, а можно – одним, но более мощным. Тогда вместо трех трактористов будет работать один. Кроме того, у новых орудий, как правило, настройки более точные. Хотим также приобрести новые орудия для поверхностной обработки почвы, чтобы меньше ее травмировать. Отдельная тема – биологизация производства. Мы занимаемся этим уже второй год. И сейчас хотим посмотреть, какие будут результаты.

– А что это такое – биологизация?

– Биологизация – новое, очень интересное направление в сельском хозяйстве, нацеленное на то, чтобы сделать растение сильным, чтобы растение само могло за себя постоять. Ведь сейчас для борьбы с вредителями на полях в основном используют химию. А химия своего рода опасный «крючок» для сельского хозяйства. Она, конечно, уничтожает сорняки и вредителей, но и негативно влияет на здоровье человека. Кроме того, цена на химические удобрения постоянно растет, а это в свою очередь сказывается на конечной цене продукции.

А биологизация сельхозпроизводства делает сильным само растение, чтобы оно самостоятельно могло бороться с сорняками. Если мы сумеем этого добиться, то уменьшим свою зависимость от гербицидов, фунгицидов и других химических добавок. Да и продукция тогда будет значительно полезнее для здоровья.

– Отец Иннокентий, как человек, создававший сельхозпроизводство в Можарах, вы гордитесь своим творением?

– Я бы выразился по другому – я радуюсь! Радуюсь нашим успехам. Радуюсь тому, что предприятие встало на ноги, работает стабильно, прибыльно и способно самостоятельно развиваться. Земля в Можарах оформлена в собственность и при необходимости может быть предметом залога для банка, если мы решим брать кредиты. Но еще больше я радуюсь тому, что нам удалось создать замечательный работоспособный коллектив. Потому что никакие комбайны, никакие классные сеялки сами ничего не сделают. Можно посадить на самый лучший трактор или самую современную сеялку человека, которому эта работа не нравится, – и он все сделает плохо. Главное – это люди, как ни банально это звучит. И я очень рад тому, что можарцы нам поверили и приняли нас.

Беседовал Петр Селинов

Фотографы: Станислав Зыков, Олег Григоров​


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ