«Мы столкнулись с попыткой навязать Православной Церкви новую экклезиологию»

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

Отвечая на вопросы корреспондента греческого издания, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл рассказал о том, какие последствия для положения Украинской Православной Церкви повлекли антиканонические шаги Константинополя по предоставлению «томоса об автокефалии» раскольникам на Украине, почему эти действия являются вызовом для общеправославного единства.

Ваше Святейшество, в начале января в Константинополе Вселенский Патриарх Варфоломей предоставил Томос об автокефалии Православной Церкви Украины. Какую позицию отныне займет Московский Патриархат? 

На Украине, как и в Греции, существует только одна Православная Церковь, признаваемая всеми автокефальными Церквами. Эта Церковь не обращалась на Фанар за автокефалией и более того, официально высказывалась против неё. Однако мнение канонической Украинской Церкви Патриарх Варфоломей проигнорировал и выдал «томос об автокефалии», но не Церкви, а раскольникам. С точки зрения канонов это деяние ничтожно. Мы не признаём его и никогда не признаем. Украинские раскольники по-прежнему остаются безблагодатным сообществом. Единственной Православной Церковью на Украине, преподающей спасительные Таинства, как была, так и осталась Украинская Православная Церковь во главе с митрополитом Киевским и всея Украины Онуфрием. Она объединяет большинство украинских православных верующих.

Вы с самого начала предупреждали о возможном расколе в Православии, но Фанар был непреклонен, говоря о том, что спустя семь веков положен конец несправедливости в отношении Украины. Как Вы полагаете, каким будет завтрашний день для православного населения Украины, русскоязычного и нерусскоязычного? Восторжествует ли спокойствие и благоразумие? 

Ещё до предоставления так называемого томоса Президент П. Порошенко угрожал изгнанием из Украины тем, кто не захочет присоединиться к «автокефальной церкви». Теперь, когда эта лжецерковь создана, Парламент страны в кратчайшие сроки принял дискриминационные законы, направленные против канонической Церкви. Эти законы предусматривают принудительную смену названия Украинской Православной Церкви, дают юридические основания для насильственного изъятия у неё храмов и иной церковной собственности. Захваты храмов, насилие против духовенства и верующих, которые защищают свои святыни, уже начались. Предоставив «томос» раскольнической структуре, Константинополь развязал руки государственным властям Украины в их борьбе против Украинской Церкви, обрёк её на новые, ещё большие страдания.

В том случае, если возникнет напряжение и произойдут инциденты в отношении духовенства и приходов, которые сохранят свою верность Московскому Патриархату, Вы уже подумали, как бы Вы смогли их защитить? 

Страдания православных украинцев предмет моей непреходящей заботы. Для их поддержки будут использованы все возможные для Церкви средства. Первое и главное из них молитва с упованием на Господа Иисуса Христа, который, верим, сохранит Свою Церковь.

Несмотря на колоссальное давление со стороны украинского государства из 90 епископов Украинской Церкви в раскол перешли всего один правящий и один викарный архиерей. Абсолютное большинство архипастырей, клириков и мирян верны своей Церкви и её Предстоятелю. Происходящее сейчас на Украине является грубейшим вмешательством государства в церковные дела, очевидным нарушением Конституции страны и основополагающих прав человека. Удивительно, что всё это происходит на фоне деклараций о приверженности Украины базовым европейским ценностям, одной из которых является принцип отделения Церкви от государства. На это вопиющее несоответствие деклараций и реальных дел стоило бы почаще обращать внимание международной общественности.

Вы использовали жесткие выражения по отношению ко Вселенскому Патриархату, говоря даже о финансовой выгоде, которую получил Фанар за разрешение украинского церковного вопроса, одновременно назвав «политизированным» объединительный собор, явно намекая на присутствие на нем Президента Украины П. Порошенко. Как Вы считаете, какие мотивы и причины привели к тому, что Вселенский Патриархат предоставил автокефалию?

Факт тесной координации действий Фанара и украинских властей в вопросе предоставления автокефалии никем не скрывается. Достаточно вспомнить подписание специального соглашения о сотрудничестве и взаимодействии между Константинопольским Патриархатом и Украиной 3 ноября минувшего года. Присутствие Президента Украины в президиуме «объединительного собора», о котором Вы упомянули, это лишь один из многих примеров. Мы видим, как действующий Президент разъезжает по раскольническим храмам страны с «томосом» в руках и понимаем, почему в преддверии президентских выборов на Украине он так торопился его получить. О причинах, побудивших Патриарха Варфоломея предоставить так называемую автокефалию, мне не хотелось бы сейчас рассуждать. Независимо от того, какими они были, уже всем очевидно, что эта «автокефалия» не привела к восстановлению единства православных на Украине, но поставила под угрозу целостность всего мирового Православия.

Все Предстоятели Православных Церквей скоро должны будут сформировать свое отношение и официально высказаться на предмет того, признают ли они новую Церковь Украины. Каковы Ваши оценки в отношении того, как сложится дальнейшая ситуация? 

До сих пор ни одна Поместная Православная Церковь не признала новосозданную раскольническую структуру на Украине. Хотел бы заметить, что в нынешней ситуации речь не идёт о поддержке либо Москвы, либо Константинополя. Вопрос стоит иначе: признаём ли мы исключительные властные полномочия одной Поместной Церкви над всеми другими Православными Церквами? Признаём ли мы за ней право росчерком пера объявлять раскольников каноничными, а общепризнанную Поместную Церковь более не существующей? Мы все столкнулись с попыткой навязать Православной Церкви новую экклезиологию. Не думаю, что Поместные Церкви с этим согласятся.

Предоставив томос об автокефалии новообразованной церковной структуре, Патриарх Варфоломей фактически проигнорировал уже существовавшую на Украине и крупнейшую по численности Украинскую Православную Церковь, признанную всеми Поместными Церквами. Как изменилось ее положение в стране в сложившейся ситуации, когда ни Фанар, ни украинские власти упорно стараются «не замечать» ее существования?

С канонической точки зрения положение Украинской Православной Церкви никак не изменилось. Она как была единственной канонической Церковью Украины, так ею и остаётся. Однако её правовое положение на Украине резко ухудшилось. Принятые Парламентом страны дискриминационные законы, о которых я говорил выше, фактически обрекают на гонения тех, кто сохраняют верность каноническому Православию.

Несмотря на все усилия и давление властей Украины, священнослужители и простые верующие Украинской Православной Церкви продемонстрировали исключительную верность своей Церкви: кроме нескольких перешедших в раскол священников и двух епископов, духовенство остается на стороне Блаженнейшего митрополита Онуфрия.

Конечно, преследования верующих на Украине продолжаются, но правда не на стороне преследователей: уже сейчас мы видим, что приходы Украинской Православной Церкви выигрывают дела в судах о принадлежности храмов, что на крестные ходы собираются сотни тысяч молящихся. Так, в крестном ходе по случаю 1030-летия Крещения Руси приняли участие 250 тысяч верующих Украинской Православной Церкви, а в аналогичном крестом ходе в 2017 году 100 тысяч. Это говорит о том, что верующий народ не замечает и игнорирует действия украинских властей, одержимых идеей создания националистической «церкви».

 Ваше Святейшество, совсем недавно отмечалось 10-летие Вашей интронизации на Патриарший престол. Удалось ли за это время воплотить в жизнь те ожидания, с которыми Вы вступали в управление Русской Православной Церковью? Какие события в минувшее десятилетие стали для Вас наиболее значимыми?

Еще будучи Местоблюстителем и обращаясь к Господу в своих молитвах, я ни разу не просил Его о том, чтобы стать Патриархом, но чтобы в этом избрании была явлена воля Божия. Наблюдая за служением предшествовавших Патриархов вся Руси, я ясно видел, что это служение в первую очередь тяжелый крест. Теперь я убедился в этом на своем опыте, однако считаю своим долгом нести этот крест, покуда достанет сил.

Прошедшие десять лет были наполнены очень важными изменениями в жизни Церкви и всего российского общества. Здесь сложно выделить какие-то конкретные события и сказать, что именно они имели самое большое значение. Но, главное, я вижу, как поменялось отношение людей к Церкви, как потерпели крах надежды атеистов на то, что она будет загнана в гетто, как на наших глазах происходит ее возрождение. Никакие внешние обстоятельства не в состоянии разрушить Церковь: «и врата ада не одолеют ее» (Мф 16:18). В этом я убедился лично, на опыте всей своей жизни.

Большие преобразования произошли и во внутренней жизни Церкви. В первую очередь это касается приходской жизни, и теперь она, кроме богослужения, которое остается, конечно, ее средоточием, включает в себя и социальную, молодежную, просветительскую деятельность. Значительно увеличилось количество епархий, епархиальных архиереев. Чем больше епархий в Церкви, тем ближе епископат к реальной жизни, к народу. Мне хочется верить, что заложенные в прошедшее десятилетие семена дадут свои обильные всходы в последующие годы.

У греков по традиции были и продолжают оставаться тесными узы с братьями-русскими. С каким посланием хотели бы Вы обратиться к православным грекам?

Я множество раз посещал Грецию и всегда чувствовал, что приезжаю не к чужим людям, но к своим братьям. Наши народы веками связывают узы духовного единства. Верю, что братские и добрые отношения между нашими Церквами помогут совместными усилиями преодолеть трагическое разделение, которое коснулось нашей общей православной семьи. Пусть Господь молитвами наших общих святых хранит Церкви наши, народы наши в мире и единении.

 


Материалы по теме

Предстоятель

Новости

Публикации

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Участники международной конференции «Миссия монастырей в современном мире: цели, задачи, принципы построения коммуникации»
Участники международной конференции «Миссия монастырей в современном мире: цели, задачи, принципы построения коммуникации»
Участники международной конференции «Миссия монастырей в современном мире: цели, задачи, принципы построения коммуникации»
Митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий
Участники международной конференции «Миссия монастырей в современном мире: цели, задачи, принципы построения коммуникации»
Участники международной конференции «Миссия монастырей в современном мире: цели, задачи, принципы построения коммуникации»
Участники международной конференции «Миссия монастырей в современном мире: цели, задачи, принципы построения коммуникации»
Митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий