Пусть мы немощны, но должны стремиться к подвижническому идеалу старца Зосимы

Игумения Фаина (Кулешова)

4 апреля Троице-Одигитриевский ставропигиальный женский монастырь  Зосимова пустынь отметит 160-летие с момента утверждения женского общежития в  статусе монастыря, основанного преподобным Зосимой (Верховским). В этот день, в понедельник 4-й седмицы Великого поста, будет отслужен благодарственный молебен преподобному и панихида по почившим сестрам, игумениям и благодетелям обители. Затем настоятельница монастыря игумения Фаина (Кулешова) проведет с сестрами, прихожанами и гостями беседу о традиции послушания, подготовленную на основе духовного наследия старца Зосимы. Также в нынешнем году здесь будут отмечаться другие важные даты: 175-летие со дня утверждения Троице-Одигитриевского общежития и 190-летие зарождения женской монашеской общины, из которой и вырос монастырь. Настоятельница и сестры вместе с их верными помощниками–мирянами восприняли такое «соединение» значимых дат как некое свидетельство Божиего благословения на свой труд по популяризации творений старца Зосимы и того аскетического опыта, носителем и распространителем которого он был. Эта тема стала главной в нашей беседе с игуменией Фаиной (Кулешовой).

Современник преподобного Серафима Саровского

Житие старца Зосимы начинается словами: «По времени своей подвижнической жизни на земле преподобный Зосима Верховский (24 марта 1768 – 24 октября 1833) являлся современником преподобного Серафима Саровского». И умерли они в один год. О батюшке Серафиме любого верующего (а то и далекого от веры человека) спроси – сразу ответит, что это особо почитаемый русский святой. А старец Зосима... Скажите, матушка, Вам приходилось сталкиваться с тем, что некоторые люди вообще ничего о нем не знают?

К сожалению, приходилось, и довольно часто. Мы скорбим по этому поводу. Ведь старца Зосиму с полным правом можно назвать ярким явлением в монашеской жизни России XIX века. Вспомним, что он, пустыннолюбец, вместе со своим сомолитвенником преподобным Василиском более 20 лет подвизался в глухих сибирских лесах, где подвижники изо дня в день переносили телесные мучения, но испытывали в безмолвии неизъяснимую духовную радость. Вспомним также, что старец написал серьезные духовные сочинения, которые получили широкое распространение и признание благодаря рукописным спискам, расходившимся от монастыря к монастырю. Теперь его труды издаются! И что особенно важно для развития монашества в ту эпоху и имеет непреходящую ценность сегодня: отец Зосима основал две женские обители – Свято-Николаевскую Туринскую в Сибири и Троице-Одигитриеву Зосимову пустынь, когда-то находившуюся среди лесов и болот Подмосковья, а недавно вошедшую в состав Новой Москвы. Однако некоторые паломники и туристы, приезжая к нам, спрашивают: «Кто такой Зосима? Что у него можно попросить? В чем он помогает?» Даже на Смоленщине, где старец родился, приходилось слышать подобные вопросы. Поэтому крепнет желание и в своей монашеской семье умом и сердцем погружаться в поучения старца, и стараться раскрыть другим людям всю глубину личности и высоту молитвенного подвига святого, сумевшего полностью показать свою преданность Божией воле.

Если Господь нас благословит, в обозримом будущем мы с сестрами и некоторыми прихожанами постараемся объехать места связанные с именем преподобного. В минувшем году, например, побывали на его земной родине. Хочу высказать слова сердечной благодарности митрополиту Смоленскому и Рославльскому Исидору за тот теплый радушный прием, который нам оказали на Смоленской земле. Мы радовались возможности увидеть места детства и юности святого, а смоляне радовались тому, что сестры привезли с собой икону преподобного старца Зосимы и книги о нем. С нами была монахиня Зосима (Верховская), праправнучатая племянница основателя нашей обители, автор книг «Женская Зосимова пустынь» и «Монашество Зосимовой пустыни». Мать Зосима много трудов прилагает, чтобы имя ее славного предка вышло из забвения и было почитаемо православными людьми. К слову сказать, взяв благословение у игумении, она ходатайствовала об изготовлении поклонного креста, который впоследствии мы вместе со смоленским духовенством ездили устанавливать в наследственном сельце отца старца под названием Буловицы. Правда сейчас на том месте лишь поле, но каждый из нас словно бы зримо представил небольшую усадьбу, деревянный господский дом с двенадцатью комнатами, где выросли шесть дочерей и три сына дворян Верховских. Мы представили мальчика Захарию, самого младшего ребенка в семье, который в этом краю рос и затем, как и его братья, служил в лейб-гвардии Преображенского полка – старейшего гвардейского полка Императорской армии, но вскоре он осознанно избрал монашеский путь, приведший его к святости.

Также, особенно важным для нас представляется побывать  в одной из древних обителей Русского Севера на Ладожском озере – Коневском монастыре, где основатель нашего монастыря принял иноческий сан с именем Зосимы (в честь преподобного Зосимы Соловецкого). Возвращаясь к Зосимовой пустыни, скажу, что здесь на глазах  рождается новая монастырская традиция – проведение Зосимовских чтений. Состоявшиеся вначале на Смоленской земле (куда нас тоже пригласили, и я выступала с докладом), в минувшем году они обрели новый формат, то есть прошли поэтапно – в селе Богородицком Смоленской епархии, родовом имении преподобного Зосимы, затем у нас в монастыре. Воспитанники Воскресной школы со Смоленщины представили свои исследовательские работы, посвященные святыням Смоленского края. Наши насельницы, гости из Москвы и Богородицкого подготовили доклады. Летом этого года хотим закрепить традицию, расширив состав участников: собираемся пригласить учеников местных школ и очень надеемся, что кто-нибудь из братии Коневского монастыря тоже нас посетит.

Еще одно событие прочно связало нас с земной родиной старца Зосимы: принесение в Зосимову пустынь из Смоленска для поклонения чудотворной иконы Божией Матери Одигитрия («Наместница»). По благословению Святейшего Патриарха Кирилла она находилась у нас целый месяц, и такое ликование было в душе оттого, что все это время мы имели возможность творить молитву у чудотворного образа! А сколько людей приезжало к святыне, сколько благоговейного трепета было! Даст Бог, от Зосимовой пустыни к Коневскому монастырю, посвященному Рождеству Пресвятой Богородицы,  тоже протянется прочная духовная ниточка...

Матушка, что особенно поражает: и там, где возрастал будущий святой, и здесь, где он основал обитель со строгим подвижническим духом, призывая сестер не смотреть одним глазом на Небо, а другим – на землю, то есть не прилепляться к земному, далеко не все знают о трудах и подвигах преподобного. А вот в Северной Калифорнии чтят его память...

То, что чтят память преподобного на далеком континенте, является заслугой уже ушедших в вечность иеромонаха Серафима (Роуза) и отца Германа (Подмошенского), которые перевели жизнеописание старца Зосимы на английский язык еще в 1979 году. Свою любовь к русским старцам Зосиме и Василиску они передали насельницам Калифорнийского скита в честь блаженной Ксении Петербургской. Монахиня Зосима (Верховская) помнит встречу с монахиней этого скита Корнелией (Рис), в 2000 году приезжавшей к нам в Зосимову пустынь на день прославления схимонаха Зосимы в лике местночтимых святых. Кстати, среди ходатайств о всецерковном почитании преподобных Зосимы Верховского и Василиска Сибирского, вскоре поступивших в Комиссию по канонизации святых, было также ходатайство братства в честь преподобного Германа Аляскинского (США). Есть еще одно место на планете – земной удел Пресвятой Богородицы, где монахи молитвенно обращаются к преподобным Зосиме и Василиску. Это Святая Гора Афон. Наверняка в Троицком храме вы обратили внимание на икону  Божией Матери «Игумения Святой Горы Афон», украшенную красивыми камешками. Удивительным образом она к нам попала! Один священник, который у нас прежде служил, любил совершать паломничества на Афон. Однажды в очередной его приезд знакомый афонит вручил ему этот образ со словами: «Приходил монах. Сказал, что скоро приедет батюшка, который знает матушку из России. Пусть этот батюшка передаст  икону в Зосимову пустынь». Из какого монастыря был монах, неизвестно. Но его дар и рассказы других афонитов подтвердили, что старцев Зосиму и Василиска там почитают.

 В ближайших планах – открытие монастырского музея

В год, «урожайный» на даты, что еще хочется сделать в том направлении, чтобы вернувшееся к нам из забвения имя основателя Зосимовой пустыни не просто стало именем «на слуху», а ярко засияло на церковном небосклоне и множество верующих людей почувствовало: в их жизни появился еще один Небесный заступник и духовный руководитель?

В ближайших наших планах – открытие монастырского музея. Это будет музей истории Троице-Одигитриевской Зосимовой пустыни и – подчеркну – монашеской культуры, монашеской традиции, приемником которой был преподобный Зосима. Сохранилась величайшая реликвия – автографы преподобного. Что касается его писем, тут несколько сложнее: до нас дошли только письма,  переписанные сестрами, жившими под окормлением старца в Троице-Одигитриевской пустыньке. Хотя, безусловно, они тоже  представляют большую духовную и историческую ценность, как и рисунки старца Зосимы, сделанные его современницами сестрами. Есть некоторые личные вещи рода Верховских, которые будут выставлены в качестве музейных экспонатов. Также мы постараемся акцентировать внимание на подвижниках, с которыми наш монастырь определенным образом связан. Это преподобные Варнава Гефсиманский и Антоний Радонежский, Оптинские старцы Макарий, Антоний, Моисей. Отрадой для будущего старца-утешителя Варнавы (Меркулова) в отроческие годы было посещение Троице-Одигитриевской Зосимовой пустыни, неподалеку от которой он жил... А наместник Троице-Сергиевой лавры архимандрит Антоний (Медведев) с самого начала утвержденного общежития тридцать лет руководил жизнью Зосимовой пустыни в качестве благочинного... Монахи Макарий, Антоний, Моисей из Оптиной приезжали сюда на праздник освящения расширенного двумя приделами Троицкого собора и возносили соборную молитву вместе с митрополитом Московским и Коломенским Филаретом, возглавившим Божественную литургию... Это целый пласт нашей монастырской истории!

И, конечно, особое место займут музейные предметы, экспонаты, связанные с новомучениками Российскими из Зосимовой пустыни. К настоящему моменту прославлены шесть человек – игумения, три насельницы обители и два священнослужителя. Тут к нам из Рязани приезжал внучатый племянник преподобномученицы игумении Афанасии (Лепешкиной) Андрей, и после разговора с ним матушка Афанасия, последняя игумения дореволюционной обители, имевшая, как мы знаем из Жития, слабое физическое здоровье и огромную духовную силу, по-новому мне открылась, стала для меня не просто дорогим, а, я бы даже сказала, родным человеком! Иногда ловлю себя на мысли: как сильно мы должны ценить замечательный подарок Господа – общение с людьми, чьи предки на собственном примере показали, что святость возможна для человека! Монахиня Зосима (Верховская) проводит серьезную исследовательскую работу по истории Зосимовой пустыни, Андрей Алексеевич Лепешкин делится с современниками воспоминаниями его отца о влиянии на его жизнь будущей новомученицы. Невозможно предугадать, сможет ли монастырский музей стать центром притяжения для почитателей старца Зосимы, но вместе с нашими близкими помощниками мы приложим максимум сил, чтобы  сделать его интересным, назидательным и содержательным. Здание музея практически готово. Совсем недавно это был полуразваленный двухэтажный корпус (еще дореволюционный), а после капитального ремонта он преобразился и теперь радует глаз своим внешним видом, внутренней отделкой. Просторное светлое помещение на первом этаже идеально подходит для музейных залов.

В продолжение разговора о проектах, связанных с важными датами «урожайного» 2016 года, сообщу: сейчас у нас на стадии обсуждения вопрос об утверждении премии за лучшую научную работу в области исследований истории монастыря или творений преподобного Зосимы для студентов, может быть, Смоленской духовной семинарии, Московских духовных школ. В прошлом году в Перервинской духовной семинарии Николо-Перервинского монастыря, которую я, к слову, заканчивала, выпускник катехизаторского факультета защитил диплом, посвященный практике Иисусовой молитве по творениям русских подвижников. В дипломе указывалось и на опыт преподобного Зосимы (Верховского). Еще, насколько нам известно, один из насельников Свято-Косьминской пустыни Екатеринбургской митрополии пишет кандидатскую диссертацию, посвященную старцу Зосиме и его аскетическим трудам, что может стать весомым вкладом в научное осмысление духовного наследия преподобного. А мы со своей стороны хотели бы выпустить отдельное научное издание творения преподобного Зосимы о 75 действиях умной Иисусовой молитвы с подстрочным комментарием аскетического, исторического свойства. Планов и желаний в этом направлении (чтобы святой Зосима стал близок людям) у нас много. И трудно определить, какое из направлений, если можно так выразиться, более  масштабное, какое – менее. Все они требуют полной самоотдачи.

Взять хотя бы предстоящие встречи с воспитанницами детского дома. По договоренности с директором детдома я буду беседовать с девочками о смысле жизни, рассказывать им об основателе нашей обители, его горячей любви к Богу и бесконечной преданности воле Божией. Для меня очень важно, чтобы девочки, по разным причинам оставшиеся без заботы и ласки родителей, осознали: в  центре жизни должен быть Господь. И святые угодники Божии будут ходатайствовать за нас перед Господом, если мы станем молитвенно к ним обращаться, прося милости, исцеления и вразумления.

Я благодарна Богу, что дал мне таких сестер

Матушка Фаина, интересно узнать о жизни сестер Зосимовой пустыни в наши дни. В этом году будет пять лет, как Вы несете здесь послушание настоятельницы, и, вероятно, за это время смогли определить, а точнее – почувствовать,  близки ли насельницам нынешнего монастыря заветы его основателя-аскета или немощи современного человека, далекого от подвижничества, служат им мысленным оправданием?

Пусть мы слабы и немощны, но к подвижническому идеалу старца Зосимы должны стремиться. Это сестрам не надо объяснять – они это понимают. А я благодарна Господу, что дал мне таких сестер. Хотя все, разумеется, разные – и по характеру, и по способностям, и по интересам. Но за минувшие годы я увидела, что их объединяет преданность Богу и святой обители, смирение и чувство ответственности. Если мне приходится отлучаться из монастыря – ехать, допустим, на собрание игуменов и игумений или по каким-то другим делам, душа моя спокойна. Знаю, что сестры не подведут. Кстати, когда тот батюшка, о котором я говорила, передавал нам дар афонитов – образ Божией Матери «Игумения Святой Горы Афон», наша обитель в тот момент переживала определенные трудности. И нестроения были, и искушения. Неудачи и промахи омрачали жизнь монашеской семьи. Торжественно встречая икону, мы сердцем чувствовали, что святыня пришла к нам с Афона как утешение. Очень ее полюбили. После полунощницы, монашеского правила берем благословение у Божией Матери возле икон с Ее Пречистым Образом «Одигитрия» и «Игумения Святой Горы Афон», затем сестры берут благословение у игумении. Когда совершались постриги, постригаемые подходили к этим двум иконам и просили благословения у Небесной Игумении. Такая традиция у нас сложилась.

Незабвенный старец Зосима любил безмолвие, возможность в уединении помолиться и сестер к этому призывал. При нем в Зосимовой пустыньке была калиточка, которую открываешь и сразу попадаешь в лес. Так вот преподобный благословлял сестер на уединенную молитву в лесу под покровом ночи. И наши сестры любят молиться. Правда, в уединении редко получается, но на общих послушаниях я благословила их  молиться вслух. Например, пропалывают они огород, убирают храм или чистят к праздничному столу сколько-то ведер картошки – обязательно читают при этом молитву, чтобы не было рассеянности. Ведь человек по своей немощи может отступиться, начать празднословить. А празднословие убивает молитву, являясь  грехом, о котором  Господь сказал, что «за всякое праздное слово дадим мы ответ на Страшном Суде» (Мф. 12:36). Памятуя это, памятуя заветы старца Зосимы, сестры стараются избегать пустых разговоров и пребывать больше в молчании и молитве.

Если называть одно из основных требований современности, которое нами учтено и с благодарностью воспринято, это организация учебного процесса сестер. Мы благодарны Святейшему Патриарху Кириллу за то, что он заострил вопрос о необходимости получения монашествующими дополнительного образования, и вскоре были предприняты конкретные шаги. Благодарны мы епископу Воскресенскому Савве, викарию Святейшего Патриарха, отвечающему за духовное образование монашествующих. Всегда находим в его лице поддержку. Третий год наши сестры учатся на курсах дополнительного образования, организованных при Зосимовой пустыни. Ведет их замечательный преподаватель Роман Сергеевич Булочев, что для нас является  большой радостью. Роман Сергеевич преподает в Перервинской духовной семинарии, а у нас, кроме преподавания, алтарничает и несет послушание экскурсовода. Прихожане очень любят совершать с ним паломнические поездки, называя его «ходячей энциклопедией» и отдавая ему должное, как неутомимому рассказчику, который всю дорогу готовит их к незабываемой встрече со святынями, охотно отвечает на их многочисленные вопросы. Что касается сестер обители, то я берусь утверждать, что в целом они духовно образованы, начитаны (по благословению игумении часто берут душеполезные книги в монастырской библиотеке), но Роман Сергеевич старается систематизировать их знания. Как тут не радоваться, когда видишь:  Господь приводит к нам людей, помогающих детищу преподобного старца Зосимы развиваться, не уклоняясь от спасительного пути!

Обычно радости и скорби идут рука об руку. И в жизни отдельного человека, и в жизни такого живого, развивающегося организма, как монастырь. О радостных  моментах монастырских будней Вы рассказали. А какие скорби у Вас на душе?

На первых порах я сильно скорбела из-за малочисленности сестер. Если до революции число насельниц Зосимовой пустыни чуть ли не до 200 человек доходило, то теперь их можно по пальцам пересчитать. В начале моего настоятельства это была и боль души, и серьезные переживания. Однако в какой-то момент я поняла: значит, Богу угодно, чтобы здесь пока подвизалось «малое стадо». Потом, когда будет Его воля, Господь приумножит нашу монашескую семью, сестры придут! А брать в обитель всех без разбора никак нельзя. Можно совершить серьезную ошибку. Недавний случай еще раз утвердил меня в этом мнении.

Сегодня моя душа скорбит оттого, что в женской пустыни нет храма, посвященного Божией Матери. Одигитриевский храм после войны был разобран на кирпичи. Построить новый нам пока не по силам. Но мы уповаем на милость Божию, зная, как велико милосердие Всевышнего. 


* * *

Прощаясь с матушкой Фаиной и еще раз окидывая взглядом восстановленный Троицкий собор, двухэтажный келейный корпус (которого сестры так ждали!), удивительно красивое здание будущего музея, я вспомнила рассказ предшественницы нынешней игумении – настоятельницы Зосимовой пустыни монахини Елены (Коньковой), Царствие ей Небесное! Это рассказ о том, как здесь, тогда еще на подворье Московского Новодевичьего монастыря, готовилось первое богослужение, которое должно было состояться в день памяти старца Зосимы – 6 ноября. На подготовку отводилась одна неделя. Зайдя в соборный храм, сестры увидели, что он приспособлен под клуб. Правый придел занимала сцена, а среднюю часть и левую – кинозал. Алтарь был отделен перегородкой, за которой, судя по всему, проходили занятия разных кружков. «Нужны были Царские врата, – рассказывала матушка Елена, – дьяконские правые двери. И вот незадолго до богослужения приехал епископ Видновский Тихон посмотреть, как мы готовимся. Приехала и настоятельница Новодевичьего монастыря игумения Серафима (Черная). Владыка взял в руки топор, начал рубить дверь – только щепки летели. После того, как он с помощниками все сделал,  матушка Серафима веничком стала подметать  щепки и другой строительный мусор. Мы кинулись ей помогать». Таким было начало возрождения обители после мерзости запустения: владыка рубил топором двери для Царских врат, внучка святителя Серафима (Чичагова), 85-летняя игумения Серафима, подметала щепки в церкви, приспособленной под клуб...

Сегодня входишь в Троицкий храм, преобразившийся заботами и трудами насельниц, прихожан, благодетелей, и радуешься его благолепию. Радуешься возможности приложиться к святыням, среди которых особое место занимает мощевик с частицей Святаго Животворящего Креста Господня. Так что, подумалось по дороге, монастырь крепнет и сердечные молитвы игумении Фаины и сестер о новом чуде – появлении в монастырской ограде церкви во имя Матери Божией – могут быть услышаны Господом.

Беседовала Нина Ставицкая

Фотограф: Владимир Ходаков 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ