«Кто же может спастись?»

Игумен Тихон (Борисов)

«Учитель благий! Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?» (Лк. 18:18) Этот вопрос задает себе бабушка, моющая пол в храме после богослужения. Об этом думает ученик, опаздывающий в школу и поправляющий крестик на шее. К этому направлены все мысли священника в алтаре… Ответ на этот наиважнейший и архисложный вопрос ищут многие живые человеческие сердца людей во всем мире. Задаем этот животрепещущий вопрос вместе с нынешним евангельским персонажем и мы, люди XXI века: «Что нам делать, чтобы наследовать жизнь вечную?»

В нашей обыденной жизни возникает очень много вопросов: где достать денег? куда устроиться на работу? в какую школу отдать ребенка? как найти жениха или невесту? в какое место поехать отдыхать?.. Но это – земные вопросы. На них есть земные ответы.

Но есть другие вопросы – метафизические. Ф. М. Достоевский называл их «проклятыми». Это – сложные, глубокие, вечные, сущностные, очень трудные вопросы и проблемы. Что такое жизнь и что такое смерть? Что такое бессмертие, Вечность? Рай и ад. Бог и диавол. Свет и тьма. Боль, страдание. Любовь. Вера…

А сегодняшний вопрос тем более, безусловно, относится к этим вечным трагическим вопросам! Человек еще должен дорасти до этого вопроса! Выстрадать, вымолить, выболеть своим сердцем!

Давайте сейчас молча зададим его в глубине своего существа: «Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?» Мы не прелюбодействуем. Не убиваем, не крадем. Не лжесвидетельствуем. Почитаем престарелых отца и мать. Не участвуем в преступном бизнесе. Не употребляем наркотики. И даже не смотрим пошлые сериалы по телевизору… Чего же нам не достает?

«Если хочешь быть совершенным, – говорит Господь юноше в Евангелии от Матфея, пойди, продай имение твое и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мной. Услышав слово сие, юноша отошел с печалью, потому что у него было большое имение». По-церковнославянски это звучит еще более выразительно: «Отыде скорбя: бе бо имея стяжания многа» (Мф. 19: 21-22).

Современный человек, богат он или не очень, тоже, наверное, отойдет с печалью, если ему при входе в Оптину пустынь предложат сдать кошелек, мобильник и отправиться в ближайший лес отшельником! Суть – не в этом… Богатство – это все, что мешает идти за Христом! Это все, что стоит каменной стеной между нами и Небом! И это не обязательно материальные стяжания, счет в Швейцарском банке. «Не богатство беда, – говорит святитель Феофан Затворник, – а упование на него и пристрастие к нему». Богатство – это наши пристрастия! Это все, из чего мы делаем для себя кумира. «Ибо где сокровище ваше, там и сердце ваше будет» (Лк. 12:34).

«Представьте себе, – размышляет святитель Николай Сербский, – что огромный гордый корабль начинает тонуть в глубине морской. Что происходит с путниками? Один хватается за доску и держится на доске. Другой хватается за бочку и держится за нее. Третьему удается привязать себе на шею бурдюки, и он плывет с бурдюками. Четвертый прыгает в воду без чего бы то ни было и плывет. Пятый сбрасывает с корабля шлюпку, садится в нее, но не спешит грести, а торопится забрать с тонущего корабля и перенести в шлюпку как можно больше богатства. Кто из них в наибольшей опасности?» Разумеется, последний! Увидев ящики с вином, он перенесет их в шлюпку. Мясо, рыба, серебряная посуда, бархатные диваны, ковры, смычки и свирели. Как без этого обойтись? Шлюпка перегружена, а он все таскает и таскает какие-то вещи. Но вот наступает критический момент: шлюпка переворачивается, тонет, и несчастный пассажир вместе с ней!

А далее святитель Николай говорит самое важное: что многие «живут с ложным убеждением, что этот мир – разбитый корабль, без капитана, без руля и рулевого, брошенное имущество, которое тонет и гибнет и надо успеть как можно больше перетащить в свою шлюпку». Но Капитан наш Господь Иисус Христос рядом! Он протягивает руку утопающим. Ничего не имеющие, плывущие с пустыми руками, первыми откликаются и хватаются за Его спасительную десницу! Но те, кто нагрузил свои шлюпки, не могут протянуть руку навстречу Богу… Потому что их руки и сердца заняты барахлом!

Барахло – это все, что мешает идти за Христом! Это наши жизненные стекляшки, которые мы принимаем за жемчуг и драгоценности. «Христос не богатство порицает, – восклицает святитель Иоанн Златоуст, – но тех, кои пристрастились к нему».

Страшно, когда не имение принадлежит тебе, а ты – ему… Когда ты схватился зубами, руками и сердцем за все земное: за бутылку, за свои экзотические путешествия по миру, за свой гардероб с кучей платьев и башмаков, за достижения в спорте или творчестве, за репутацию и успех, за свою уходящую молодость… «Истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное» (Мф. 19:23).

И эти слова Спасителя относятся ко всем нам без исключения! Многие ли из здесь, в этом храме, стоящих – богатеи? Богатством материальным почти никто из нас не обладает. Но мы богаты самодовольством, гордыней, которые делают нас холодными и равнодушными! Не в Бога богатеем (см.: Лк. 12:21). И мы не слышим голоса Спасителя, приглашающего нас на Свой пир, потому что у нас – поля и волы! Мы гордо стоим вместе с Фарисеем и хвалимся своими мнимыми добродетелями: и в храм хожу, и свечки ставлю… «Все это сохранил я от юности моей» (Лк. 18: 21), – говорит юноша из сегодняшнего Евангелия. Но, наверное, для нас это и является самой опасной западней – привыкание к святыне, когда мы становимся «профессионально-верующими», знающими, как нам кажется, все; все исполняющими и все сохранившими.

Если мы впадем в такую ложную тщеславную успокоенность своей мнимой праведностью, то может случиться, что в какой-то момент, когда понадобится отказаться от чего-то земного, мелкого, пустого, мы не сможем сделать этот решительный шаг и отойдем, как этот юноша, с печальным лицом!

Блаженный Диадох говорит, что бесы запрыгивают в душу через страсть тщеславия и гордости, как через темное окно, и расхищают ее… Закон прост: «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак. 4:6). Поэтому старец Иосиф Исихаст когда-то и написал ревностные слова одному своему духовному чаду: «Хотел бы я написать три слова, или даже книги, из которых одна была бы только о том, что человек есть ничто, и я бы непрестанно кричал, что я ничто. В другой бы говорилось, что всё во всём и над всем есть Бог самопрославляемый. И в третьей: имей во всём терпение до смерти. Молод ли ты, состарился ли, подвизался ли многие годы – если не имеешь терпения до последнего дыхания, твои дела пред Богом будут сочтены ветошью».

Одна корреспондентка святителя Игнатия Кавказского недоумевала, что несмотря на строгую жизнь, подробную исповедь, внимательную молитву, она вышла из храма пустой и безотрадной. «Это потому произошло, – ответил ей святитель, – что ты думала рассчитаться с Богом сразу со всеми долгами, в то время как твои долги неоплатные».

«Кто же может спастись?» (Лк. 18:26) – спрашиваем мы сегодня, как и две тысячи лет назад люди из толпы, окружавшей Христа. И слышим в ответ: «Невозможное человекам возможно Богу». (Лк. 18:27) Это Господь нас утешает! Главное – чтобы мы были готовы поступиться своим сокровищем, притаившимся в самой глубине нашего сердца, всем тем, что мешает нам войти в тесные «игольные уши» спасения!

И чтобы самым важным вопросом нашей души было – не где достать, куда поехать, как побольше накопить, чем еще насладиться, а вечным вопросом из сегодняшнего Евангельского чтения: «Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?» (Лк. 18:18)

Свято-Троицкая Сергиева Приморская мужская пустынь
Андреевский ставропигиальный мужской монастырь
Крестовоздвиженский Иерусалимский ставропигиальный женский монастырь
Покровский ставропигиальный женский монастырь у Покровской заставы г. Москвы
Новоспасский ставропигиальный мужской монастырь
Саввино-Сторожевский ставропигиальный мужской монастырь
Богородице-Рождественский ставропигиальный женский монастырь
Николо-Вяжищский ставропигиальный женский монастырь
Данилов ставропигиальный мужской монастырь
Валаамский Спасо-Преображенский ставропигиальный мужской монастырь