Помним. Благодарим. Молимся

Казанский Явленский женский монастырь

В двадцатых числах апреля 155 лет назад архиепископ Рязанский Смарагд совершил постриг в монашество молодой дворянки Евдокии Таптыковой. Теперь это была монахиня Евгения, названная в честь удивительной святой, житие которой, к сожалению, не все православные, наши современники, знают. А подвиг веры преподобномученицы Евгении Римской и ее родителей, которые, увидев духовную красоту и духовную силу своей дочери, тоже крестились и обратили в христианство немало людей, велик. Как и ее Небесная покровительница (в земной жизни представительница знатного римского рода, получившая прекрасное образование), привлекала сердца людей, так и выпускница Смольного института благородных девиц монахиня Евгения, став в 37 лет настоятельницей Казанского Явленского женского монастыря в Рязани, тоже все свои силы положила на то, чтобы свет Христов озарил путь последователей Спасителя. Потому и потянулось сюда много девушек, среди которых были представительницы благородного и купеческого сословий. И наступило благословенное время расцвета женского монастыря, называемого в народе Девичьим.

Для игуменьи Анны (Сычуговой) и сестер монастыря третьего тысячелетия (сегодня здесь подвизается четыре насельницы) сведения об игумении Евгении (Таптыковой) больше чем историческая память. Если для наглядного примера взять семью, то можно сказать, что когда-то в крепких семьях, дорожащих историей рода, старались досконально знать свою родословную, с усердием составляли генеалогическое древо. И тогда предки, жившие века назад, занимали в сердце человека свое особое место. Верующие люди о них молились и своим детям заповедовали возносить молитвы о тех, кто дал начало их роду, укрепил его, прославил добрыми деяниями. Так и во многих российских обителях, возрождающихся или уже возрожденных из руин, дорожат своим "генеалогическим древом", то есть собирают архивные сведения и молитвенно вспоминают настоятелей и настоятельниц, при которых монастыри стали светочем духовности, центром притяжения для многих монашествующих и мирян.

Вспоминается, как недавно во время командировки в Курск настоятельница Свято-Троицкого женского монастыря игумения Сусанна (Барыкина) с необыкновенной теплотой и гордостью рассказывала об одной из последних дореволюционных настоятельниц обители игумении Софии (Ступиной), чье имя было известно в разных уголках России. Тоже представлявшая цвет общества – девушка из семьи потомственных дворян, закончившая институт благородных девиц, только в Харькове, – она в молодые годы решила отказаться от мира и посвятить себя Богу. Будучи игуменией и много делая для устроения монашеской жизни в городском монастыре, матушка София вместе с тем принимала самое активное участие в делах благотворительности, милосердия, просвещения. Начальница женского епархиального училища и попечительница двух приютов для детей-сирот, она жертвовала средства на женское епархиальное училище и Курскую духовную семинарию, опекала с сестрами Курский лазарет во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов, помогая раненым продуктами, деньгами, была членом Курского миссионерско-просветительского братства и местного отдела Императорского Православного Палестинского общества. 44 года ее славного игуменства вместили в себя столько добрых дел, что кажется: ведомая любовью к Богу и ближним, она каждый миг своей земной жизни старалась употребить на то, чтобы послужить Спасителю и людям.

Настоятельница женского монастыря в Рязани игумения Евгения (Таптыкова) управляла обителью 30 лет. До последнего своего вздоха. В одной из современных публикаций-исследований рассказывается, что труды матушки для монастыря начались еще за четыре года до ее пострига в монашество, когда она по благословению архиерея устроила общину для 32-х бедных и престарелых монахинь, средства на которую дал уроженец Рязани московский купец Сергей Афанасьевич Живаго. А спустя пять лет владыка Смарагд благословил ее – уже монахиню Евгению – создать больницу на шесть коек с обучением сестер провизорству. Хочется процитировать важные строки из той статьи: "Владыка был добр и внимателен к работящим, скромным людям, энергию которых он направлял в нужное русло. Так произошло и с матушкой Евгенией, понравившейся владыке душевными качествами и организаторскими способностями, позволявшими ей без рывков и суеты выполнять нужное Церкви дело".

mv-03Без рывков и суеты она продолжила великое дело своих предшественниц: при ней были возведены величественный Казанский собор (на месте обветшавшей Воскресенской церкви) и надвратная церковь во имя святой великомученицы Варвары. В числе жертвователей средств на собор и разные монастырские сооружения, которых здесь было около сорока и занимали они целый городской квартал, называются имена игумении Евгении, монахинь Елисаветы и Палладии, московского купца Никанора Суворова, а также упомянутого уже купца Сергея Афанасьевича Живаго и других. Старинной кирпичной кладки, со вставками белого камня, Казанский соборный храм с двумя главами являл собой великолепное сооружение – под стать Успенскому кафедральному собору Рязанского кремля. Под алтарным сводом высились три золоченных иконостаса, чрезвычайно богато украшенные. В главном трехъярусном – особо почитаемая чудотворная явленая Казанская икона Божией Матери с предвечным Младенцем. За возведение монументального каменного храма игумения Евгения была награждена наперсным крестом. И сегодня, в наши дни, возрожденный к жизни Казанский собор, совсем недавно убравший безобразные гримасы советского времени (прекрасные росписи были замазаны картинками с красноармейцами с шашками, пахарями с плугом, кузнецами с молотом) по-прежнему остается одним из самых красивых храмов в городе. А совершаемые в нем службы, отмечают рязанцы, удивительно проникновенные. Поэтому кроме насельниц обители на них приходит немало мирских людей.

mv-06К сожалению, участь надвратной церкви святой великомученицы Варвары, над которой была возведена колокольня и на Московском заводе специально для монастыря отлили десять именных колоколов, печальна. (Главный «праздничный» колокол весил 414 пудов, то есть 6,62 тонны, и был вторым по весу в городе после 500-пудового – 8,19 тонны – исполина на Соборной колокольне Рязанского кремля. На нем было изображение храмовых святых и надпись: «По благословению преосвященного Алексия, архиепископа Рязанского, попечением игуменьи Евгении, вылит сей колокол во славу Божию, в Рязанский Казанский Явленский монастырь 31 января 1875 года в Москве, на заводе почетного гражданина Димитрия Николаевича Самгина. Весу I4 пудов 30 фунтов»). Колокольню безбожники снесли, колокола продали, церковь же приспособили под жилой дом, где и по сей день обитают жильцы, "колокольные жители"...

Но возвратимся к игумении Евгении, по ходатайству которой монастырь в 1872 году был переведен в статус первого класса и к началу XIX века здесь подвизалось около 300 насельниц. Послушаний у сестер было много: в швейной мастерской, на свечном заводике, в больнице, детском приюте для девочек, богадельне, библиотеке-читальне, гостинице, пекарне, конюшне, коровнике, а также в монастырском саду и огороде, занимавшем 2,5 гектара земли. Глубокая молитва матушки-настоятельницы, монахинь, инокинь, послушниц органично сочеталась с многопопечительностью монастыря.

Еще в 1868 году заботливой матушкой был выстроен каменный училищный корпус, а в нем было устроено четырехклассное училище. Как сообщается в архивных материалах, на суммы из прибыли Общественного банка Сергея Живаго, с прибавлением из монастырских средств на 20 приходящих бедных детей. К концу служения матушки Евгении на посту игуменства в этом училище 68 девочек получали основательную подготовку в Законе Божием, грамматике, словесности, арифметике, истории, географии, пении, рукоделии. Матушка, сама хорошо образованная (ошибочно полагать, что в институте благородных девиц его воспитанниц готовили лишь к светской жизни с балами или служению при дворе), понимала, что дремучесть и невежество будь-то в столице или в провинции одинаково пагубны для общества. И следовала обычаю, существовавшему в российских монастырях с давних пор: обучать грамоте детей, чтобы дать им знания, насущно необходимые для дальнейшей самостоятельной жизни.

В этом ей, как и в благоукрашении обители, помогали люди состоятельные и боголюбивые. Особая тема – Сергей Афанасьевич Живаго и его Общественный городской банк, являвшийся, по словам его современников, "источником пользы и добра", а также "выдающимся по степени полезности учреждением". В основание банка был положен капитал в 20 тысяч рублей – деньги, безвозмездно переданные в распоряжение города с тем, чтобы прибыль банка шла на благотворительность. Живаго сделал и первый вклад в новый банк – перевел 10 тысяч личных сбережений, призванные поддерживать неимущих земляков. Благодаря Общественному банку губернский город смог решить немало социальных проблем. Монастырь тоже использовал проценты с капитала во благо людей.

mv-01В начале этого года в Рязанской областной библиотеке им. Горького состоялась презентация книги И.Г. Кусковой и Г.Н. Чикваркиной «Живаго. История рода. История банка». На это значимое мероприятие была приглашена настоятельница Казанского Явленского монастыря игумения Анна (Сычугова), потому что для нее все события, связанные с монастырской историей, важны и дороги. Как известно, именно Сергей Афанасьевич Живаго являлся одним из главных благотворителей обители в дореволюционное время. Приезжая на свою малую родину из Москвы, где он открыл свое дело и был в гуще общественных событий, Сергей Афанасьевич обязательно посещал Казанский Явленский монастырь, вел беседы со священнослужителями о нуждах обители. Он делал вклады в обитель и вместе с супругой жертвовал дорогую церковную утварь. Причем нередко без указания имени: просто «от неизвестных»... И даже когда С.А. Живаго ушел в мир иной, то продолжал оставаться благодетелем монастыря, так как с 1866 года Общественный городской банк Сергея Живаго, согласно воле покойного, начал выделять средства на содержание общины и небольшой больницы при женской обители.

Имя его брата, Семена Живаго, закончившего Императорскую Петербургскую Академию художников и внесшего большой вклад в роспись знаменитого Исакиевского собора в городе на Неве, других православных храмов, помнят сегодня и в женском монастыре Рязани, поскольку здесь в Казанском соборе тоже есть росписи знаменитого уроженца этого города. А старший их брат Михаил, известный рязанский меценат, упокоился в некрополе этой обители, и Сергей Афанасьевич навещал его могилу. Затем, после его кончины, за могилой ухаживали члены созданной при монастыре на средства Живаго общины для бедных девушек.

В 1893 году в этом некрополе была похоронена и игумения Евгения (Таптыкова), скончавшаяся в возрасте 68 лет. Надпись на памятнике гласила: «Воздвигаем сей памятник незабвенной и мудрой нашей Матушке за весьма многоплодную 30-летнюю службу нашей обители». Спустя какое-то время после Октябрьского переворота 1917 года некрополь был разрушен, все могилы безбожники сравняли с землей... После возвращения монастыря Русской Православной Церкви в конце 2006 года здесь многое стало меняться. Летом 2010 года на территории разоренного монастырского некрополя был установлен памятный Поклонный крест.

Всечестная игумения Евгения отошла ко Господу 29 декабря. И вот спустя 121 год, накануне дня ее преставления, 28 декабря 2014 года, по окончании вечернего богослужения в Казанском соборе была совершена панихида по приснопамятной матушке Евгении со всеми прежде почившими сестрами обители. Утром 29 декабря за Божественной литургией была вознесена сугубая молитва о ее упокоении. По заамвонной молитве была отслужена заупокойная лития, затем молящиеся последовали к Поклонному кресту и пропели "Вечная память". Чувствуя духовное родство с незабвенной матушкой, нынешние насельницы обители вспоминали некоторые факты из ее жизни, свидетельствующие о том, что она была человеком самоотверженным, жертвенным, протягивавшим руку помощи тем, кто нуждался в опеке, уходе. Так, согласно архивным данным, в начале русско-турецкой войны 1877-1878 годов игумения Евгения подготовила на свои средства 20 сестер милосердия и сделала пожертвования, за что была удостоена благодарности Ее Величества Государыни Императрицы. В 1878 году матушка была избрана в почетные члены Общества Красного Креста. На следующий год она получила Высочайший знак Красного Креста, что давался «в награду особам женского пола, которые, посвятив себя попечению о раненых и больных воинах, своею деятельностью и рвением на сем поприще, оказывают особенные заслуги и известны притом своими высокими нравственными качествами». И в 1885 году по представлению Высокопреосвященного Феоктиста игумения Евгения была награждена из Кабинета Его Императорского Величества золотым Крестом.

"Помним. Благодарим. Молимся", – говорит матушка Анна (Сычугова) с сестрами.

mv-05


***

На сайте Синодального отдела по монастырям и монашеству рассказ о Казанском Явленском женском монастыре в Рязани был размещен в прошлом году, и назывался он – "Святыни возвращаются в монастырь". В нем сообщалось, что вернулись в возрождающуюся обитель монастырские иконы Воскресения Христова и Успения Пресвятой Богородицы, частички мощей Петра и Февронии Муромских, апостола Симона Канонита, чудотворный образ великомученика и целителя Пантелеимона, написанный и освященный в XIX веке на Святой Горе Афон. А недавно – новая духовная радость! Во время Великого поста монастырю была принесена в дар икона святого Стилиана, покровителя детей. Святой прославился также и тем, что по его молитвам бездетные семьи обретали детей, бесплодные женщины познавали счастье материнства. Много людей пришло на поклонение святыне. Кроме того, незадолго до Светлого Христова Воскресения добрые люди передали сюда икону святителя Николая Чудотворца, которая принадлежала одной из насельниц Явленского монастыря, монахине Макрине (Калгушкиной). Родственники после ее кончины хранили образ Святителя у себя, но потом приняли решение передать его монастырю, веря, что он возвращается в родной дом. Какое великое утешение для пока еще немногочисленной сестринской семьи – получать такие пасхальные подарки!

Подготовила Нина СТАВИЦКАЯ

(Снимки предоставлены Казанским Явленским женским монастырем)

Материалы по теме

Публикации

Казанская Амвросиевская пустынь в Шамордино
Казанская Амвросиевская пустынь в Шамордино

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ