С молитвой вокруг Земли

Серафимо-Знаменский женский скит

12 июля в Австралии  поднимется в воздух шар, на котором начнет кругосветный полет  легендарный российский путешественник  Феодор Конюхов. Сайт «Монастырский вестник» писал о том, что в преддверии полета в Серафимо-Знаменском женском скиту, расположенном в Домодедовском районе Московской области был отслужен молебен, на котором насельницы,  гости скита и паломники испросили Божией помощи отважному покорителю пространств. Настоятельница Серафимо-Знаменского скита игумения Иннокентия (Попова) при этом особо отметила, что священником Феодором движут не только желание поддержать престиж страны, стремление познать мир и исследовать человеческие возможности, но, прежде всего, – глубокая вера в Божий Промысл и убежденность в том, что все трудности, на которые он сознательно идет, он преодолевает во славу Господа.

Молебен не случайно был отслужен в  Серафимо-Знаменском женском скиту. У этой малой женской обители несколько лет назад неожиданно – но, несомненно, по Промыслу Божию  –  возникли добрые дружеские отношения с отцом Феодором. Серафимо-Знаменский скит имеет свою, хоть и не древнюю (основан в 1910 году), но славную историю: с момента основания им руководила выдающаяся подвижница схиигумения Фамарь (Марджанишвили), его духовное становление связано с именами великой княгини,  преподобномученицы Елисаветы Феодоровны Романовой, святого и праведного Иоанна Крондшадтского, епископа Арсения (Жадановского), священномучеников Серафима (Звездинского), Гермогена (Долганева),  митрополита Владимира (Богоявленского). После десятилетий разорения и забвения,  в 2000 году обитель  возродилась. А некоторое время спустя – оказалась в весьма трудном положении. Рассказывает игумения Иннокентия:

– На нас наступает Москва, ведется большое строительство: растет так называемое Новое Домодедово. А буквально метрах в двухстах от скита – речка Рожайка,  небольшая, но быстрая, купаться можно. И есть там поляна, которая всех притягивает, как магнит:  приезжали  и с бутылками, и с музыкой… так что не только монастырю, но даже обычным людям вскоре стало невозможно здесь жить. Затем на поляне каждую неделю начали организованно проводить «корпоративы» – заезжало больше сотни машин, и начиналось что-то страшное: с пятницы и до воскресенья народ безумствовал… В этой ситуации серьезно встал вопрос – как нам выживать.

И тут произошло следующее. Появилась у нас знакомая – Нина. Один из монастырских храмов посвящен святой равноапостольной Нине, просветительнице Грузии и Нин вообще бывает у нас много. А эта Нина, как оказалось, уроженка здешних мест,  в Москве жила на  Садовнической, как раз там, где находится мастерская Федора Конюхова. Однажды она поинтересовалась – что там такое во дворе у них непонятное: какие-то плиты, памятные доски, музей якорей, часовня… Так они с отцом Феодором познакомились.

И вот она, узнав о наших бедах, говорит: «Тут прошло мое детство. Мне бы так хотелось всё это в первозданном виде сохранить. Вот мы, например, с Конюховым знакомы, а он мечтает школу путешественников для детей открыть…» И я поняла, что это шанс: имя Конюхова производило впечатление, люди на него реагировали. Потом появился еще один человек – Галина Васильевна, очень грамотный юрист. Она была уже смертельно больна, несколько месяцев ей оставалось жить, но успела мне объяснить, куда и кому надо писать. В общем, кончилось дело тем, что эту поляну мы получили в срочное и безвозмездное пользование. Случай небывалый: почти что в Москве – 4 гектара земли…

... Еще один наш собеседник – руководитель Экспедиционного штаба Федора Конюхова С.В. Сергеев. Разговор, естественно, идет о главном на сегодня событии в жизни иерея Феодора – кругосветном полете на воздушном шаре.


– Отец Феодор будет находиться на высоте до 11 километров около двух недель, – рассказывает Сергей Владимирович. – Шар 56 метров высотой, объем 15 тысяч кубов гелия. Максимальная скорость полета 300–320 километров в час, протяженность 33–35 тысяч километров – почти над всеми континентами. До этого был только один такой перелет, закончившийся успешно, – у американца Стива Фоссета, которому прежде, чем добиться своего, потребовалось предпринять шесть попыток..

... Вокруг света на воздушном шаре. За 160 дней переплыть на веслах Тихий океан... – число уникальных экспедиций и восхождений Федора Конюхова уже превысило полсотни. Соблазнительно думать, что это некая самоцель: сделать то, что не удавалось еще никому на планете. Но что на самом деле является движущей силой всех проектов?

– Ему очень важно, что всё это совершает русский человек. Вот этим он гордится, а не тем, что именно он, Конюхов, в очередной раз добился чего-то небывалого. У него ведь было много предложений остаться – в Америке, в Австралии, на очень выгодных условиях… – отвечает С. В. Сергеев.

Те, кто хорошо знают отца Феодора,  отмечают его особенность – некую внутреннюю «емкость» (как сказала матушка Иннокентия). Он в любой профессии достиг бы такого же уровня; был бы, например, плотником – стал бы лучшим плотником, и так во всём. Человек, которому, действительно, дано много талантов. Даже если не затрагивать область путешествий и рекордов, где ему практически  нет равных, Федор Конюхов – признанный художник, одаренный писатель. И, тем не менее, он упорно ищет для себя новые испытания на грани возможного. Игумения Иннокентия говорит, что она видит в этом своего рода уникальную миссию – свидетельство действия в мире Промысла Божия. Каждый день, каждую секунду находясь высоко в небе, или далеко в океане,  человек просто не сможет так жить, если Господь не будет рядом. И здесь эта помощь Божия очевидна для всех.

Матушка рассказывает, что познакомилась с отцом Феодором задолго до того, как узнала его лично. Еще когда она была  насельницей Ново-Голутвина монастыря  в Коломне, ей попала в руки газета, и там – рассказ о том, как однажды, когда Федор Конюхов плыл на яхте, налетел ураган. Яхта перевернулась, и ничего нельзя было сделать в этой смертельно опасной ситуации…  Он  понял, что осталось только молиться. Молился три дня. Было четкое ощущение: кончится молитва – наступит конец всему. В какой-то момент он как будто потерял сознание. Когда очнулся, решил, что уже в раю: светило солнце, яхта качалась на волнах…

– И дальше он пишет, – продолжает рассказ Матушка: «Вот тогда я понял и прочувствовал, что самая тяжелая работа – это молиться». То есть, с одной стороны, должно быть сильнейшее волевое напряжение, но и сознание должно быть ясным, чтобы  не потерять смысл, и удерживать этот смысл... Такая концентрация всех человеческих  сил… Когда я это прочитала, подумала: наш человек. А потом, как бы само собой, не специально,  произошло личное знакомство. У них решалась проблема – где разместить  Школу путешественников, а для нас это была возможность иметь «буфер», чтобы не «корпоративы»  в двухстах  метрах гуляли, а были рядом люди, занятые хорошим делом.

(Школы путешественников Федора Конюхова – сейчас их существует несколько – задуманы с целью дать подрастающему поколению возможность проявить самые разные способности, попробовать себя в различных творческих занятиях, в спорте; и шире – чтобы сформировать гражданина будущей России – гармонично развитую, духовно наполненную личность.)

– Я  слышала, как кто-то хорошо сказал: патриот – это, в первую очередь тот, кто готов взять на себя ответственность за то, что происходит. В стране, в семье. Чувство ответственности – это очень важно. Как и момент самоотвержения. То есть, дело не в том, чтобы быть самым смелым, самым умелым… Отец Феодор, конечно, профессионал высочайшего класса, и труженик такой, каких поискать. Но человеческие силы рано или поздно кончаются. Вот то, что с ним произошло тогда в море, когда яхта перевернулась, для него это тоже было открытие – оказывается, самая тяжелая, даже для него, работа – это молиться. Почему? Потому что здесь мало человеческого. Здесь должна быть благодать споспешествующая. И тогда получается, что это уже не только путешествие, но и духовный подвиг. Помните, как в Священном Писании Моисей говорит Богу: «Вот я, Господи» (Исх. 3:4)? Или как апостол сказал: «Уже не я живу, а Христос во мне живет» (Гал. 2:20). Юродством проповеди (1 Кор. 1:21) Господь  спас мир. И это такое же юродство проповеди, по большому счету.   Отец Феодор – пастырь, который несет Христа в душе своей – вокруг всего мира. Сколько раз он прошел этими путями, и все время с молитвой. Внешний подвиг тоже важен, но совсем другое дело – вот этот колоссальный внутренний подвиг. В своей книге он пишет о том, как проходил мыс Горн: «Меня, – говорит, – такой ужас взял… Ощущение, что я на Страшном Суде». И что возможно в такой ситуации? Только сказать: «Это я, Господи...»

Из книги иерея Феодора Конюхова «Сила веры. 160 дней и ночей наедине с Тихим океаном»:

«Самое опасное, когда у человека душа не на месте. Как только лодка отошла от причала, я тут же обрел мир Господний, и молитвы стали теплить мое очерствелое сердце».

«Один посреди Вселенной. Читаю молитву, и она сливается с молитвой моего храма в селе Атманай. Я знаю, там добрый священник отец Дмитрий. Он неторопливо молится в тишине за плавающих и путешествующих. Его слова сливаются с небом – вот что такое молитва без суеты, в ней чувствуется вкус вечности. Всё вокруг обретает незыблемость. Молитва исцеляет от тоски и безнадежности, поэтому прошу Самого Господа неизреченною силою Своею коснуться сердца моего. Когда прекращаю молиться, открываю глаза, начинаю верить в то, что я в пути».

«“Сохрани лодку мою, а с ней и мою жизнь, ибо я благовею перед Тобою. Спаси, Боже, раба Твоего, уповающего на Тебя. Услышь, Господи, каждодневные молитвы мои. И помилуй меня, грешного, Господи”, – с этих слов начинаю свой день.

Это крайне важно тому, кто отправляется в одиночное плавание. Я всего лишь пылинка, затерянная в просторах мирового океана. Горе тому, кто одинок!»

«Я отношусь к тем, кто добровольно ошибается и заблуждается, безрассудно хвалюсь физической силой, не уповая на волю Создателя. Здесь я борюсь не только с веслами, но и с самим собой, усмиряю свою плоть, которая порождает страсти… Вечно спешу и кажусь суетным; там, на земле, люди, не переставая, ругают меня. Я же никогда не исправлюсь и прошу Господа простить грехи мои, я изнурен ими и здесь в океане. И если погибну, то куда денутся они?

Какую судьбу уготовил мне Господь? Я страдаю гордыней и высокомерием. Там, на земле, я думал, что в океане эти пороки станут чужими и другие тоже. Господи, утверди меня вновь на просторах Твоего океана. Я пытаюсь узреть сквозь вой ветра и скрип весел, когда Всевышний укажет мне правильный путь, или этим плаванием приобрету еще больше смертных грехов и накличу Божественную кару. Я никого не виню в грехах моих».

 «Я – православный священник, верую в нашего Бога Иисуса Христа, служу Православной Церкви Московского Патриархата и Святейшему Патриарху Кириллу. Когда весла не скрипят, в моих ушах отчетливо звучит “Гимн тишины”:  мотивы греческого исихаста Григория Паламы, учившего, сколь важно “внимать себе в безмолвии”».

«Бог послал мне одиночество, но это только одиночество без людей, одиночество в Божием присутствии, в уверенности, что со мной всегда рядом Он, с которым я способен свободно войти в вечность».

Просим Ваших молитв о путешествующем священнике Феодоре.                      

Материал подготовили: Екатерина Орлова, Елена Володина

Фотограф: Владимир Ходаков        

В материале также использованы фотографии с сайта: http://konyukhov.ru

 

                                              

 

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ