С Патриархом Иринеем по Святой Земле

Епископ Пакрацко-Славонский Йован

28 декабря – сороковой день отшествия ко Господу Предстоятеля Сербской Православной Церкви Святейшего Патриарха Иринея – выдающегося иерарха, богослова и пастыря. Любовь к людям, доброта и скромность Святейшего владыки остались в памяти и в душе каждого, кому довелось с ним встречаться. В числе тех, кто может поделиться этими счастливыми воспоминаниями, – епископ Пакрацко-Славонский Йован.

Патриарха Иринея я встретил впервые в Хиландаре [1], еще будучи послушником. Митрополит Амфилохий отправил меня и теперешнего иеромонаха М. на Святую Гору, чтобы мы могли немного перевести дух после «дробилки» Цетиньского монастыря военной поры и «принять Духа».

Это случилось непосредственно после краткого настоятельства отца Паисия (Танасиевича), когда и настоятели, и братия заново учились общежительному порядку, предписанному святым Саввой, после многовековой идиоритмии. Отец Паисий после истребления его семьи на Дрине (повторного, ибо то же самое случилось и во время Второй мировой войны), уединился в недавно восстановленном скиту святого Василия на побережье, где он с любовью и подлинным святогорским гостеприимством принял нас. Вскоре он отправится во Вране (Южная Сербия), где за короткое время создаст ряд братств и сестричеств, которые его, рано почившего, до сих пор хранят в благодарной памяти.

Патриарх Ириней – тогда епископ Нишский – прибыл в те дни в Хиландар, куда его направил Священный Синод, чтобы возглавить Литургию на монастырской Славе Введения Богородицы во храм [2]. Если бы мне тогда сказали, что он же, но уже как Патриарх направит меня как своего викария в 2014 году в Хиландар, чтобы возглавить празднование памяти святого Симеона Мироточивого [3]!

Владыка Нишский посмотрел на непримечательных послушников (впрочем, примечательный послушник – это оксюморон), которые подошли взять благословение, и спросил, откуда мы, после чего любезно и немного официально сказал: «Что ж, нам нужны монашеские кадры». Правда, послушники уже были достаточно одержимы Святой Горой, чтобы такое рекрутирование произвело на них впечатление. Позже о. М. и я долго вспоминали ту странную силу, объятые которой мы, как два горных козла, карабкались от Ватопеда до Хиландара, и только спустя время признались друг другу, что не могли понять, что происходит с тем другим, куда он летит как помешанный.


Позже я чаще всего встречал владыку Иринея в Нише, в основном, когда путь лежал на Святую Гору или в Царьград, или когда митрополит Амфилохий приезжал навестить его после пожара, который уничтожил недавно восстановленный нишский Соборный храм; или мы приезжали в гости к командиру Третьей армии, что имело своим прямым последствием введение празднования Славы, а затем и священства в армии.

Летом 2003 года Храм Воскресения был пуст, и на Гробе Господнем, где у вас обычно бывало не более полминуты, можно было проводить в молитве часы. Приближался юбилей монастыря Святого Саввы в Иудейской пустыне, и тогдашний, только что избранный, Патриарх Иерусалимский Ириней был крайне встревожен, что из-за Интифады [4] (а до Мар Сабы [5] надо добираться через палестинские территории, на которые нас не пускали израильтяне: только что была закончена осада Базилики Рождества в Вифлееме) никто из православного мира не сможет приехать.

– Мы услышали ваше желание, твое и Патриарха, к вам приедет владыка Нишский, – сказал мне митрополит Амфилохий по телефону от имени Синода.

– Прекрасно, – говорю, – он говорит по-гречески, это обрадует Патриарха. Спасибо от меня и Патриарха!

Посмотрел на календарь, начало декабря; святой Савва 5/18 декабря (Иерусалимская патриархия придерживается юлианского стиля) – есть время до приезда гостя. Я навалился на иврит, нужно было сдать третий уровень.

– Father Јован where are you? A Serbian bishop is looking for you [6], – слышу голос владыки Аристарха, главного секретаря Священного Синода Иерусалимской патриархии. «Помилуйте, 10 декабря, какой сербский епископ», – думаю я.

– Приходите в Knight's Palace отель, он здесь!

– Хорошо, иду!

Мне повезло, что тогда я жил в здании Оскара Нимайера на Парижской площади в нескольких сотнях метров от Яффских ворот. Вижу, в холле гостиницы сидит владыка Нишский!

– Вот, прибыл c Синая, – говорит и смеется.

Ну да! Он был в монастыре святой Екатерины на празднике 8 декабря и через Синайскую и пустыню Негев добрался до Иерусалима!

– Господи, Преосвященный, Вам надо отдохнуть, Вы тряслись от Синая два дня, – говорю ему.

– Да, но мне неудобно, что патриархия оплачивает мне такой дорогой отель. Знаешь ли ты место поскромнее?

«Ох, куда же вести владыку по гостиницам и хостелам, есть ли у тебя сердце», – думаю про себя.

– Знаете, я живу недалеко от Старого города, в этой квартире есть хорошая комната. Вам это подходит? – Он молча берет сумку и идет.

– Вот, справа, по преданию, кладбище воинов Саладина, – рассказываю я по дороге, пока мы идем к зданию, где я жил. Сумку я у него все-таки отобрал. На ходу звоню Шмуэлу Эвьятару – советнику градоначальника Эхуда Олмерта по христианским вопросам, и послу Югославии Кринке Видакович-Петров, Арию Ливне – шефу представительства Республики Сербской в Иерусалиме, и договариваюсь с владыкой Аристархом о приеме у Патриарха и последующих богослужениях.

Греки просто не верят, что кто-то все-таки приехал. «Что нам Интифада, нас до вчерашнего дня бомбило НАТО», – шучу я с Аристархом.

Следующих десять дней будущий Патриарх и я вместе завтракали, обедали и ужинали, обходили святые места Иерусалима, большей частью пешком.


Военный атташе полковник Джурин и Александр Петров, большой знаток литературы и поэт («На сто процентов серб и на сто процентов русский!», как он о себе говорил) возили тогдашнего владыку Нишского по Галилее и северу Святой Земли. Джурину он освятил и славский колач [7] в канун праздника святителя Николая, и долго мы сидели с Патриархом Иерусалимским Иринеем и владыкой Аристархом, и те сетовали, что израильские власти до сих пор не признают новоизбранного Патриарха. (Иерусалимского Патриарха должны признать Палестинское самоуправление и государство Израиль; Израиль признал Иринея только в 2005, после чего Собор его сменил по внутренним причинам – предостережение всем о значении и силе Собора).

Нашлось место и для чашки кофе, и не одной, со Шмуэлом и дорогим владыкой Феофаном, который и сегодня – богослужебный маятник Иерусалимской Патриархии и теплейший ее гостеприимец.

Когда Арий Ливне от имени Республики Сербской подготовил ужин для гостя из Ниша в центре города, при входе нас ждал возглас:

– Помогай Господь, – пожилая женщина устремилась к нему. – Я Перера, из Ниша!

– А я владыка Нишский, – отвечает он, и течет разговор, долгий и теплый, как будто она нишская прихожанка, которую он знает всю жизнь.

Когда мы наконец спустились и вдоль Кедронского потока вошли в монастырь святого Саввы на всенощное бдение и Литургию, владыку Нишского встретил его старый друг, отец Григорий из Валево, хиландарец, который со Святой Горы пришел в монастырь Хозевит, а из Хозевитского монастыря Патриарх Диодор взял его в монастырь Святого Саввы, где он до своей смерти в 2009 году хранил традицию, что в Мар Саби всегда есть сербы, и был главным литургистом и экономом монастыря.

– Вот и мой друг из Иерусалима, – воскликнул новоизбранный Патриарх Сербский, когда я 22 января 2010 года подошел поздравить Его Святейшество и взять благословение.

– Сейчас Вы должны посетить Иерусалим как Патриарх – говорю ему, – но и в этот раз вместе со мной!

По древней традиции, предстоятели Поместных Православных Церквей после избрания наносят визиты главам других Поместных Церквей, начиная с Царьграда.

Но в том декабре 2003 года посещение этого земного Иерусалима было для него последним.


Перевод с сокращениями: Светлана Луганская

Справка

Епископ Пакрацко-Славонский Йован закончил литературный факультет в Загребском университете, богословский факультет в Белградском университете. В 1991 году пришел в монастырь в качестве послушника Савина. В 1992 году переведен в Цетиньский монастырь, где в канун Рождества Иоанна Предтечи 1993 года был пострижен в монашество с именем Иоанн (Йован). В 1997 году назначен настоятелем монастыря Морачник на Скадарском озере. В 1998 году основал радио «Светигора», первый радио-канал СПЦ. С 1993 до 2003 года преподавал литературу, сербский и словенский языки, историю в духовной семинарии святого Петра Цетиньского. С июня 1999 года находился в Косово в монастыре Печской Патриархии в качестве координатора взаимоотношений с силами КФОР и УНМИК, его деятельность была обращена на спасение святынь и народа; защиту беженцев; исчисление и идентификацию убитых, раненых, похищенных, изгнанных и беженцев. С 2003 года находился в Израиле на учебе, во временном ведении Иерусалимской Православной Церкви. Поступил в магистратуру при мемориале Яд Вашем, защитил диссертацию по исследованию Холокоста. Служил в ряде храмов и монастырей Святой Земли. В Израиле выступал с лекциями о распаде Югославии и межэтнических отношениях, участвовал в подготовке и проведении конференций по Косовскому вопросу в Израиле.

26 мая 2011 года решением Священного Архиерейского Собора Сербской Православной Церкви был избран викарием Патриарха Сербского с титулом Липлянский. Решением Священного Архиерейского Собора 2014 года избран епископом Пакрацко-Славонским.

Владыка Йован известен в Сербской Православной Церкви и как военный парашютист. В октябре 2002 года он был включен в резервный состав 63-й парашютной бригады, духовником которой является

---------------------------------------

[1] Хиландар – один из афонских монастырей, расположенный на северо-восточной стороне полуострова. Обитель была основана в 1198 году сербским архиепископом святым Саввой и его отцом, сербским князем Стефаном Неманей, которые приняли постриги в соседнем монастыре Ватопед. В святогорской иерархии Хиландар занимает 4-е место.

[2] Крестная слава – сербский обычай, празднование дня святого покровителя семьи, церкви, монастыря.

[3] Преподобный Симеон Мироточивый в миру был великим жупаном (правителем) Сербии, объединил большую часть сербских земель и добился политической независимости для своей страны. В возрасте 80 лет Стефан удалился на Афон, где святостью жизни прославился уже его сын – святой Савва. Преподобный Симеон был великим подвижником и мудрым наставником иноков.

[4] Интифада – арабское освободительное движение. В настоящее время под словом «интифада» чаще всего понимается вооруженная борьба палестинских арабов против Израиля.

[5] Мар Саба или Лавра Саввы Освященного – православный греческий мужской монастырь, расположенный на территории Западного берега реки Иордан в Иудейской пустыне. Обитель была основана в 484 году преподобным Саввой Освященным. Монастырь находится в юрисдикции Иерусалимской Православной Церкви.

[6] Отец Йован, где вы? Вас ищет сербский епископ – англ.

[7] Славский колач – праздничный хлеб, выпекаемый в честь сербского праздника Крестной славы и торжественно освящаемый.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Богородицкий Пятогорский женский монастырь
Иоанно-Богословский женский монастырь, дер. Ершовка
Заиконоспасский ставропигиальный мужской монастырь
Иоанно-Предтеченский ставропигиальный женский монастырь
Женский монастырь в честь иконы Божией Матери «Всецарица» г. Краснодара
Покровский ставропигиальный женский монастырь у Покровской заставы г. Москвы
Макарьева пустынь
Мужская монашеская община прихода храма Тихвинской иконы Божией Матери
Свято-Троицкая Сергиева Приморская мужская пустынь
Пензенский Троицкий женский монастырь