Территория Неба. На Кавказе не прекращается молитва о возрождении христианских святынь

Лариса Логвиненко

«Если ты монах – иди в горы», – говорил Арсений Великий. Монашество имеет своей колыбелью горы Синая и Фиваиды, Ливана и Мертвого Моря. Красота гор – особая, она не привносит в душу смятение страстей, а скорее рождает возвышенные чувства благодарности Творцу за места, где царствует гармония, где соединяется временное и вечное… Кавказ – достойный приемник древних пустынников Ближнего Востока. История отшельников, скитов, монастырей Кавказских гор сохранила немало примеров святой жизни. Христианство на этой земле возникло еще до Крещения Руси, о чем напоминают нам сегодня древние храмы, построенные здесь византийскими зодчими. Увидеть их и побывать в этих местах – это всё равно, что прикоснуться к вечности там, где начинается территория Неба.

На возвышенности Бурун, расположенной неподалеку от известного горнолыжного курорта Домбай, находится древний Сентинский храм. Путь к нему не так прост, как кажется на первый взгляд. Нужно подняться от дороги сначала по грунтовой, а затем по горной тропе к небольшому плато. Но труды паломника вознаграждаются сторицей. И не только открывшейся панорамой Кавказского хребта, а прежде всего строгой красотой лаконичной архитектуры древнего храма с небольшой усыпальницей.

Сентинский храм – один из древнейших на территории России, причем, построен он, как свидетельствуют археологи на фундаменте еще более старого храма, предположительно V–VI веков. Как раз в то время византийский император Юстиниан отправил на Кавказ христианских миссионеров.

Если наши соседи – Грузия и Армения – крестились в начале IV века, то аланы, жившие в этих местах, приняли христианство предположительно в 914 году. Но задолго до этого свет Христовой веры коснулся, пожалуй, всех народов, живущих ныне на Кавказе.

В начале Х века патриархом Николаем Мистиком в Аланию была направлена группа миссионеров во главе с игуменом Евфимием. Результатом деятельности проповедников стало массовое принятие аланами христианства, что позволило учредить здесь архиепископскую кафедру, ставшую центром христианской жизни в регионе. В 914 году был рукоположен и направлен на кафедру архиепископ Петр.

Под фресками Сентинского храма найдена надпись на греческом языке, обнаруженная в 2002 году молодыми археологами Белецким и Виноградовым. На каменной доске удалось прочесть надпись: «Возобновление храма состоялось 2 апреля 6474 (965) года в царствование византийского императора Никифора при правителе Алании Давиде и его супруге Марии и митрополите Алании Феодоре».

В XIII веке Алания пала. Орда кочевников нахлынувшая сюда, уничтожала на своем пути все, что могла… Настал период запустения и тишины. Казалось, ее уже ничто не может нарушить. Но случилось иначе. Во второй половине XIX века у устоявших древних стен Сентинского храма появляется женский Спасо-Преображенский монастырь.

Как гласит история, сначала в ущелье реки Теберды, рядом с карачаевским аулом Сенты, был образован женский скит во имя Покрова Пресвятой Богородицы. А потом возникла иноческая обитель во главе с игуменией Екатериной (Макаровой), бывшей сестрой милосердия, потрудившейся в русско-турецкой войне 1877–1878 годов. Работая во владикавказском военном госпитале, она услышала о новом ските и вместе с послушницей Евдокией Анненской отправилась туда. По пути к Святой горе, как паломники именовали горный кряж у аула Сенты, к ним присоединялись другие женщины, решившие посвятить себя проповеди слова Божиего.

В конце пути они увидели древний византийский храм, возвышающийся на скальном выступе. Целы были почти все внутренние фрески. Через год отремонтированный храм был освящен в честь Преображения Господня при большом стечении народа, включая и карачаевцев, состоялись службы, крестный ход, освящение воды реки Теберды.

Местное население не сразу приняло сестер. Первые три-четыре года им не давали пользоваться даже несколькими квадратными саженями земли, которые насельницы планировали пустить под огород или выпас животных: единственной коровы и слепой лошади. Доходило до смешного: горцы, чтобы воспрепятствовать работам сестер, укрывали землю бурками и черкесками и сами садились на них. В эти тяжелые годы сестры были вынуждены доставлять корма своим животным из отдаленных мест, преодолевая иногда 30–40 верст пути. Движимые осознанием важности начатого ими святого дела, инокини несли невероятные по тяжести труды. Им приходилось бурить и рвать порохом и динамитом камни, строить мосты, делать кирпичи, класть печи...

22 октября 1895 года священником Алексеем Кудрявцевым древний христианский храм был освящен в честь Преображения Господня. Церковное торжество стало своего рода поворотом к лучшему в жизни женского общежития. 21 января по старому стилю по ходатайству Преосвященного Агафодора Святейший Синод постановил: «При древнем храме близ села Сенты, Кубанской области, учредить Спасо-Преображенский общежительный женский монастырь, с таким числом монашествующих, какое обитель будет в состоянии содержать на свои средства». Прибывший сюда 22 октября 1897 года Преосвященный Агафодор официально открыл монастырь, благословив его иконою Успения Богоматери – точной копией Киево-Печерского образа.

С вступлением на путь официально признанного существования обители сестры почувствовали облегчение. В монастырь стали поступать пожертвования. В 1897 году была образована церковно-приходская школа, началось строительство сестринского корпуса с двумя храмами. Преемницей игумении Екатерины стала благочинная Ставропольского Иоанно-Марьинского монастыря монахиня Раиса. При ней был построен двухэтажный корпус с храмом. Для этого площадь была очищена от камней, нивелирован восточный склон, круто спускавшийся к реке Теберде, укреплен высокой стеной из дикого неотесанного камня. Такими же подпорными стенками были укреплены склоны гор.

Нам, современным людям, привыкшим к разнообразным удобствам и видящим цель жизни в их умножении, невозможно представить подвиг этих женщин-монахинь, своими руками создавших обитель в некогда диком краю. Было построено прекрасное двухэтажное здание монастырской гостиницы и многое другое. Сестры пеклись не только о себе и приходящих богомольцах, но и о местном населении. При обители была учреждена больница с аптекой, которой широко пользовались местные жители – карачаевцы. Теперь уже о враждебном с их стороны отношении к монастырю не могло быть и речи. Известен случай, когда шайка разбойников, предполагавших, что в монастыре хранятся огромные сокровища, потребовала от игумении Раисы 1000 рублей. Жители аула Сенты – карачаевцы – добровольно охраняли обитель, пока угроза нападения не миновала. И это не единственный пример добрых отношений сестер и местного мусульманского населения. Во время болезни матушки игумении, местные жители в своей мечети совершали общественное моление о ее здравии.

В лучшие времена в Спасо-Преображенском монастыре подвизалось до 300 сестер, из которых 22 сестры были мантийными монахинями, 66 – рясофорными, остальные – послушницами.

В начале ХХ века число послушниц и монахинь монастыря составляло более 100 человек. Вокруг монастыря в труднопроходимых чащобах начали возникать кельи монахов-отшельников, которые своим присутствием, молитвами и дарованной Господом благодатью освятили этот уголок Кавказских гор, сделав его привлекательным для христиан всех последующих поколений.

В документах краевого архива сохранилась трогательная история девицы Зинаиды Ладновой: ее письмо родителям, где она упоминает о монастыре. Зинаида мечтала о монашестве и, убежав из дома, оказалась в Тебердинской обители. Письмо пятнадцатилетней послушницы родителям заслуживает того, чтобы быть приведенным здесь почти полностью:

«Христос посреди нас. Мир вам, спасения и Божия благословения и Покров Царицы Небесной да пребудет с вами во веки, дорогие и никогда незабвенные мои родители, папаша и мамаша. Посылаю вам свое детское всенижайшее почтение и низкий поклон и желаю вам от Господа Всевышнего, Творца мира, всего хорошего на свете, наипаче душевнаго спасения и телеснаго здравия. Дорогие и никогда незабвенные мои родители, папаша и мамаша, не скорбите за мною: попрошу я ваших святых молитв и благословения.

Я живу в монастыре. Монастырь находится в горах и в дремучем непроходимом лесу, где только слышны птичий глас и да быстра и шумяща река Теберда. Дорогие мои родители, ах, как я рада, что живу в такой пустыни, где скрылося множество отшельников: все ради Царства Небесного живут со зверьми и птицами небесными...

Попрошу я вас Господа ради: не оскорбляйтесь на меня, что ушла без благословения. Я вам писала, что уйду в монастырь, не скорбите за мной...».

В 1923 году монастырь закрыли. Монахинь репрессировали…

В советские годы в строениях Сентинского Спасо-Преображенского женского монастыря была обустроена больница для детей с тяжелыми заболеваниями. Затем лазарет закрыли, приспособив монастырские постройки под хозяйственные службы местного колхоза.

Сегодня здания бывшего Преображенского монастыря принадлежит Государственному Карачаево-Черкесскому историко-культурному и природному музею-заповеднику им. М. О. Байчоровой. Они, как прежде, находятся в запустении, как, впрочем, и сам храм, уникальная фресковая живопись которого практически исчезла. Еще несколько лет назад богослужения совершались дважды в год: в день Преображения Господня и в день памяти святого апостола Андрея Первозванного, но теперь дирекция заповедника, разрешает служить только однажды – в престольный праздник.

Строения монастыря находятся на территории аула Нижняя Теберда, где проживают исключительно карачаевцы, исповедующие ислам. Небольшие русские общины проживают в Теберде и Домбае, на расстоянии нескольких десятков километров отсюда, поэтому к монастырю и Сентинскому храму едут в основном паломники или туристы.

– Несколько лет назад, – рассказывает благочинный, протоиерей Евгений Субтельный, – сюда приехало несколько послушниц Троицкого женского монастыря. Игумения Антония (Бобылева), направила их возрождать скит. Сняли домик на краю аула, (в почтовом адресе было указано: аул Новая Теберда, правый берег реки Теберда), молились о возрождении древней святыни. В прошлом году матушка Антония скончалась, послушницы были временно отозваны в свою обитель. И снова стало пустынно на правом берегу.

И только однажды в год 19 августа по дороге к храму можно встретить паломников. После Литургии, неизменно совершаемой на территории бывшего Преображенского монастыря Высокопресвященнейшим Феофилактом, архиепископом Пятигорским и Черкесским, они идут вместе с архиереем к древним стенам, чтобы отслужить молебен, прикоснуться к вечности и помолиться об участи храма, вот уже одиннадцать веков освящающего и утешающего своей красотой просторы благословенного Кавказа…

Лариса Логвиненко,
руководитель ПС «Кавказский Паломник»,
член союза журналистов России


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ