«Верую, яко обитель наша не оскудеет…»

Преподобный Филарет Глинский

Истоки Глинского старчества восходят к преподобному Паисию (Величковскому), афонской традиции и через нее к святоотеческим основам ранних веков монашества.

По воспоминаниям насельников Глинской пустыни, старцы жили в обители еще в конце XVIII века, однако ни их имен, ни сведений о существовавших тогда особенностях старческого окормления не сохранилось.

Основоположником же Глинской старческой традиции, дошедшей до нашего времени, стал подвижник XIX века, настоятель Глинской пустыни игумен Филарет (Данилевский), прославленный в лике преподобных, ученик старца архимандрита Феодосия (Маслова) – настоятеля Софрониевой пустыни, соратника и сотаинника преподобного Паисия (Величковского). Опытом собственной подвижнической жизни и научением старцев-предшественников впитавший святоотеческое учение о монашестве, он передал собранное сокровище братии вверенной ему обители, возродил не только материально, но прежде всего духовно находящуюся на момент вступления им в должность в запустении и разрухе Глинскую пустынь. Воспитал плеяду будущих старцев и подвижников благочестия, которые, передавая из уст в уста уже своим ученикам полученные знания и опыт, сохранили, несмотря на годы жестоких гонений на Церковь, преемственность монашеских традиций – так, что на этот фундамент смогли опереться монашествующие возрождающихся ныне обителей.

Фома Данилевский, так звали в миру будущего игумена Филарета, родился в 1777 году на Западной Украине в семье благочестивых казаков. Освоив грамоту, он еще отроком начал прислуживать в своем приходском храме. Однажды, сопровождая настоятеля храма в паломническую поездку в Киев, он познакомился со старцем иеромонахом Трифиллием, настоятелем Дальних Пещер Киево-Печерской лавры, который принял Фому в келейники. Однажды во время беседы старец Трифиллий пророчески сказал юноше: «Знай же, ты будешь монахом и начальником над монахами!» В лавре Фома прожил примерно три года, затем был призван на воинскую службу, которую проходил в черноморском казачьем войске. По окончании воинской повинности он вернулся в Киево-Печерскую лавру, где был поставлен проходить клиросное послушание в храме Успения Божией Матери.

В 1802 году он перешел в Софрониеву пустынь и поступил под окормление архимандрита Феодосия (Маслова). Под духовным руководством старца юный подвижник постигал науку и искусство внутреннего делания, на опыте проверяя то, что узнал из святоотеческих аскетических творений, прежде всего – «Добротолюбия». В Софрониевой пустыни отец Филарет подвизался около пятнадцати лет, преимущественно занимаясь в уединенной келии переписыванием духовных и певческих книг, молитвой и чтением, которое предлагал ему к изучению его духовный наставник, получивший в свое время бесценные рукописи от преподобного Паисия (Величковского). Кроме того, следуя советам святых отцов, отец Филарет совмещал духовные упражнения с телесным трудом, сажая вокруг своей келии плодовые деревья и ухаживая за ними.

В 1806 году отец Филарет был рукоположен в иеромонахи и назначен благочинным обители. С этого времени, видя его духовное преуспеяние и подвижническую жизнь, к нему, несмотря на его молодость, потянулась за советом и духовным наставлением братия монастыря.

11 мая 1817 года по просьбе братии Глинской Богородице-Рождественской пустыни Преосвященный Феоктист назначил иеромонаха Филарета (Данилевского) настоятелем обители. На деле исполнились пророческие слова старца Трифиллия.


В Глинскую пустынь иеромонах Филарет прибыл 6 июня 1817 года и был встречен ее малочисленной на тот период братией. С первых же дней своего настоятельства он начал исправление нестроений в обители. Постепенно выстраивая правильную внутреннюю жизнь монастыря, отец Филарет привел его в цветущее состояние, в первую очередь через утверждение старческого окормления. Особое внимание он уделял ежедневному откровению помыслов учеников своему старцу, видя в этом основной способ искоренения страстей. Также следил за неукоснительным исполнением келейного правила и участием братии в богослужениях. Он предъявлял строгие требования и к себе, и к братии, наставлял в Иисусовой молитве, иноческих духовных подвигах, добродетелях, послушании и в исполнении заповедей Божиих. При этом советовал инокам держаться среднего пути в подвижнических усилиях.

Старческое окормление и умное делание было утверждено монастырским уставом, написанным по образцу Устава Святой Горы Афон: «…сего ради подобает хранити себе и очищати по всяк день свою совесть исповедью и покаянием к Богу. Приходити же к духовнику или своему старцу в вечер и, очистив совесть, ко сну отходити. И тако исповедью и покаянием истинным управляти себя постепенно и во всем советоватися со старцы духовными, бывшими в искусе духовного делания…» В уставе особо подчеркивалась и обязанность настоятеля духовно руководить братией: «…да поощряет братию к подвигу монашескому, паче же к умному деланию и к молитве Иисусовой… ибо в сем наиболее и состоит подвиг нашего делания и монашества». Устав Глинской пустыни был утвержден Священным Синодом в 1821 году, то есть уже через четыре года после назначения иеромонаха Филарета настоятелем обители.

Преподобный Филарет сам неукоснительно соблюдал устав монастыря, подавая пример всей братии. Он считал, что строгое исполнение правил устава необходимо игумену для возрастания и совершенствования духовной жизни обители и говорил: «Я дал обет Божией Матери установить этот устав в Глинской пустыни для всегдашнего строгого исполнения этого чиноположения моими будущими преемниками. Посему, если кто из них нарушит его, с таковыми буду судиться на суде Божием».


Не оставлял отец-настоятель и забот о материальном благоустроении обители. Его попечением были построены новые и восстановлены обветшавшие здания и храмы монастыря, насажены сады, устроено хозяйство. В 1839 году иеромонах Филарет был возведен в сан игумена.

Несмотря на огромные труды по управлению обителью и руководству братией отец Филарет не оставлял своих сугубых духовных и телесных подвигов. Он жил в тесной келье, спал на деревянной скамье с тремя стенками, наподобие гроба, положив на нее тощий мешок. Известно и то, что он стяжал непрестанную умно-сердечную молитву. До конца своих дней, помимо настоятельского послушания, отец Филарет трудился в саду и в столярной мастерской. 

А какие еще подвиги он нес за закрытыми дверями своей кельи, было сокрыто от человеческого взора.Преподобный Филарет вел деловую и душеполезную переписку, писал книги. В переписке с ним находились преподобные старцы Лев и Моисей Оптинские, с глубоким уважением относился к отцу Филарету преподобный Серафим Саровский, часто советовавший обращавшимся к нему людям посетить старца. Игумен Филарет оставил такие аскетические наставления монашествующим как, например, «До и после пострига», «О должности духовника, служащего инокиням». Его трудами по устным преданиям была составлена «История Глинской Рождества Богородицы мужской пустыни».

В своем слове перед постригом он говорит: «Хочешь истинно спастися и быть со Христом в Царствии Небесном – последуй Христу и святым последователям Его; будь готов терпеть всё, оставь свое, хотя и благое, мудрование, не надейся на себя, со страхом и трепетом совершай путь свой по совету духовных отцов, объявляя им свои немощи и прося их молитв. Всегда смиряйся, стараясь от сокрушенного сердца называть себя грешным и непотребным рабом. Понуждай себя к непрестанной молитве Иисусовой: ею прогоняются вражеские помыслы. Остерегайся праздности, стараясь добродетелями “светом миру быти”, как сказано будет тебе при постриге. Если так поступишь и этим благоугодишь Господу, то заслужишь похвалу и прославишься перед ангелами и человеками как верный воин Христов и наследуешь Царствие Небесное со всеми святыми».

Обращаясь же к новопостириженному монаху, он дает наставления о том, как должно исполнять обеты и строить свою духовную жизнь и в последней главе своих поучений пишет: «Монаху, как сыну, должно от всего сердца и всем помышлением любить Бога; как рабу – благоговеть пред Ним и повиноваться Ему, со страхом и трепетом исполнять Его заповеди, каждодневно производя над собою суд относительно помыслов и дел и затем недостающее восполнять, а соделанным добрым не возноситься, называя себя рабом неключимым, должного не исполнившим как следует; обо всем Бога Всесвятого благодарить и Ему приписывать все (сделанное) исправно в своей жизни; ничего не делать по тщеславию или человекоугодию, но все делать тайно, и от единого Бога ожидать похвалы.

Прежде же всего и более всего (необходимо) быть огражденным православной верой во все догматы Вселенской Церкви, переданные ей от апостолов, богопроповедников и от святых отцов, ибо жительствующим так великое воздаяние (будет): жизнь нескончаемая и обитель несокрушимая у Отца и Сына и Святого Духа – Единосущного Триипостасного Бога».

Под мудрым, исполненным истинной любовью руководством преподобного Филарета Глинская пустынь умножалась численно и преуспевала духовно. Сформировалось новое поколение опытных подвижников, число их возрастало, и новые старцы передавали молодым насельникам врученное им сокровище монашеского опыта.

31 марта 1841 года (по старому стилю), на второй день по Пасхе, после продолжительной болезни игумен Филарет (Данилевский) мирно отошел ко Господу.

Его завещанием будущим поколениям монахов были слова, сказанные перед кончиной: «Имейте, братие, мир и любовь между собою, а я, если обрету у Господа дерзновение, то верую, яко обитель наша не оскудеет. Вы же сотворите любовь, поминайте меня отцом своим, аще аз и не достойный, и обрящете благодать от Бога». Священным Синодом Украинской Православной Церкви 8 августа 2008 года игумен Филарет (Данилевский), настоятель Глинской пустыни был причислен к лику святых в Соборе преподобных старцев Глинских.


Материал подготовила Анна Фейгина

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Воспоминания Л. В. Пьянковой
Схиигумен Митрофан (Мякинин)
Игумения София (Силина)
Монастырский журнал «Дивеевская обитель»
Варвара Каширина
Воспоминания Л. В. Пьянковой
Схиигумен Митрофан (Мякинин)
Игумения София (Силина)
Монастырский журнал «Дивеевская обитель»
Варвара Каширина