Семья на Карповке

Игумения Людмила (Волошина)

Игуменство — это действительно тяжелый крест… В монастыре мало просто наладить дисциплину. Игумен, игумения должны привести насельников к Богу. Вдохновить к духовной, подвижнической жизни, к молитве, к борьбе со страстями… В наше время игумену непросто ещё и потому, что он должен к тому же быть администратором, не только молиться об обители и о насельниках, но и решать массу хозяйственных вопросов...Каково это, быть игуменией одной из самых известных и почитаемых обителей Санкт-Петербурга? Обители, основанной святым Иоанном Кронштадтским и ставшей местом его упокоения? О себе, своей семье и семье монастырской рассказывает настоятельница Иоанновского ставропигиального женского монастыря на Карповке игумения Людмила (Волошина).

Вера от мамы

— Матушка Людмила, расскажите о своем детстве. Вы выросли в верующей семье?

— Наша мама была глубоко верующей и благочестивой. Она прожила трудную жизнь: первые годы советской власти, когда ее семья была раскулачена, война, голод, оккупация, трудности послевоенных лет… Но несмотря на все испытания мама никогда не унывала. Ее отличала глубокая вера и терпение, она много молилась, часто со слезами. У нас в доме всегда были иконы. Молитвословы были в то время большой редкостью, и мама поручала нам, детям, переписывать акафисты и каноны, которые затем расходились по рукам. Впоследствии мама пришла в монастырь, приняла постриг в великую схиму.

— А как к вам пришло решение стать монахиней?

— Постепенно, как бы само собой. Я с детства не мыслила своей жизни без Церкви. В детстве и юности бывала в Троице-Сергиевой лавре, в Почаеве, в Покровском женском монастыре в Киеве… Мне там так нравилось! Монахи казались ангелами, хотелось быть такой же, как они. Часто во время отпуска я трудилась на послушаниях в Пюхтицком монастыре. Именно там приняла окончательное решение уйти в монастырь. Когда в 1979 году отошел ко Господу наш духовник, иеросхимонах Сампсон (Сиверс), мы с сестрой поступили в Пюхтицкую обитель.

Монахов часто сравнивают с военными, называют воинами Христовыми. Военные подвизаются ради земного царя и государства, а мы подвизаемся ради Небесного Царя и Небесного Отечества. И как военные поступают на военную службу по призванию, так и монахами становятся, чувствуя призвание к этой жизни.

— Вы приняли постриг в Пюхтицах, а как оказались в Иоанновском монастыре?

— Я стала насельницей Иоанновского монастыря в 1992 году, перейдя сюда по благословению Святейшего Патриарха Алексия вместе с несколькими другими сестрами Пюхтицкой обители. В то время монастырь на Карповке только начал восстанавливаться. Здание находилось в плачевном состоянии. Какие были нужны труды, чтобы вернуть ему былое благолепие! Но еще труднее было добиться того, чтобы весь комплекс зданий передали Церкви. В 1989 году, когда Иоанновский монастырь был открыт, Церкви вернули только нижний храм преподобного Иоанна Рыльского, усыпальницу и несколько помещений первого этажа. В здании монастыря размещалось более двадцати светских организаций, которым очень не хотелось выезжать. Трудностей было много, но во всем чувствовалась помощь Божия и дорогого Батюшки. Было очень радостно, когда что-то удавалось сделать!

— Родные братья и сестры — очень близкие друг другу люди. Став монахинями, вы с сестрой стали еще ближе? Или, может быть, ваши отношения вообще стали другими?

— Мы с матушкой Серафимой всегда были близки по духу и всегда поддерживали друг друга. Постриг никак не повлиял на наши отношения.

— Схиигумения Серафима возглавляла Иоанновский монастырь больше двадцати лет. Вы были готовы к тому, что после кончины сестры игуменией придется стать вам?

— Я никогда не думала, что буду игуменией. Конечно, когда матушка Серафима уже тяжело болела, она готовила меня к тому, что я буду ее преемницей. Но я не предполагала, что это произойдет так скоро, надеялась до последнего, что Господь сотворит чудо и исцелит матушку. Но воля Божия была иной. Приходится смиряться и принимать то, что посылает Господь.

— В миру люди, как правило, стремятся к власти. Но ведь, наверное, игуменство — это тяжкий крест, и стремиться к нему — безрассудство?

— Преподобный Варсонофий Оптинский, будучи настоятелем скита Оптиной пустыни, говорил, что есть два самых тяжелых креста — царский и игуменский. Игуменство — это действительно тяжелый крест. Даже в любой светской организации начальнику трудно наладить дисциплину среди подчиненных. В монастыре мало просто наладить дисциплину. Игумен, игумения должны привести насельников к Богу. Вдохновить к духовной, подвижнической жизни, к молитве, к борьбе со страстями…

В наше время игумену непросто еще и потому, что он должен к тому же быть администратором, не только молиться об обители и о насельниках, но и решать массу хозяйственных вопросов. Так что те, кто стремится к игуменству, просто не понимают всей глубины ответственности.

Главная помощь монастыря

— Иоанновский монастырь стоит в центре большого города. Возможно ли здесь по-настоящему уйти от мира?

— Здесь нам пример — дорогой Батюшка Иоанн Кронштадтский. Он жил среди мирских соблазнов, почти не имел уединения, но его ум и сердце были погружены в молитву. Он постоянно пребывал с Богом. Всё зависит от того, к чему человек стремится. Если он хочет внутренне быть монахом, Бог ему в этом поможет в любой обстановке.

— Отец Иоанн Кронштадтский был не только священником, но и, как сказали бы сегодня, «общественным деятелем». Какие из его начинаний сегодня продолжаются в вашем монастыре?

— У нас действует воскресная школа, в которой преподают клирики и сестры монастыря. Ведется активная приходская работа, которой руководят священнослужители, в особенности старший священник монастыря протоиерей Николай Беляев. У нас сильная молодежная община, мы оказываем помощь немощным, больным, престарелым, нуждающимся людям. Но, конечно, самая главная помощь, которую оказывает монастырь, — духовное окормление прихожан. Современные люди очень несчастны: у всех скорби, беды, болезни. Переступая порог храма, они надеются встретить тепло и участие. Наши священники очень внимательно относятся к каждому, стараются выслушать, поддержать, утешить. Люди начинают ходить в храм, участвуют в таинствах, помогают в церкви или в усыпальнице, общаются с сестрами, с другими прихожанами — и постепенно воцерковляются. Были случаи, когда к нам приезжали далекие от Церкви девушки. Пожив некоторое время в монастыре, они становились по-настоящему верующими.

— Когда читаешь о святом Иоанне Кронштадтском, поражает его отношение к нищим. Он никого не обделял! Сейчас нередко слышишь, что нужно разумно жертвовать нищим, — например, если перед тобой стоит пьяница. К тому же появилось очень много лже-нищих, для которых это просто способ заработать. Как вы думаете, помогал бы таким людям отец Иоанн?

— Святой Иоанн Кронштадтский никому не отказывал — даже когда человек, просивший милостыни, не нуждался в ней. После Господь Сам наказывал обманщика, и тот раскаивался. Однажды, когда Батюшка приехал к себе на родину, односельчанин сказал ему, что у него пала корова, и попросил денег на новую. На самом деле корова его была здорова, а деньги он намеревался пропить. Батюшка дал ему денег, но когда этот человек пришел домой, то обнаружил, что корова действительно пала. Тогда он осознал свой грех и пришел к отцу Иоанну просить прощения. Батюшка, конечно, его простил. Праведный Иоанн Кронштадтский раздавал много милостыни, но главной его заботой было нравственное изменение человека. Так же и для нашей общины — и для монастыря, и для прихода — в центре внимания находится душа христианина вне зависимости от его социального статуса.


Святой целитель

— Вы с детства слышали о праведном Иоанне Кронштадтском?

— В нашей семье его всегда почитали. Мой дедушка даже сподобился видеть отца Иоанна и получить его благословение. Он пешком пришел в Кронштадт из Полтавской губернии, где жила его семья, чтобы попросить Батюшку помолиться о больном брате. Кронштадтский собор был переполнен, и к Батюшке было не пробраться. К удивлению дедушки, отец Иоанн сам к нему подошел, сказал, что брат его будет здоров (что и сбылось), и обещал молиться за всю большую дедушкину семью.

— Ведется ли сейчас в монастыре летопись чудес, произошедших по молитвам к праведному Иоанну Кронштадтскому?

— Да, сестры собирают и записывают случаи чудесной помощи. В прошлом году мы переиздали небольшую книгу под названием «Светильник веры и благочестия», в которой опубликовали новые чудеса. Расскажу о человеке по имени Константин, который получил исцеление не потому, что молился отцу Иоанну, а потому, что за него молился его верующий друг. В результате несчастного случая у Константина был сломан плечевой сустав. После восстановления сустава в плече начались непонятные, сильные боли. Константин рассказал об этом коллеге по работе, и тот принес ему бутылочку с маслом, освященным на гробнице праведного Иоанна Кронштадтского. Константин положил ее в портфель с документами — и моментально забыл. После этого он еще полгода пытался вылечить плечевой сустав, но безрезультатно. Приходилось постоянно пить обезболивающие препараты. Коллега неоднократно напоминал о святом масле и предлагал помазать больное плечо, но Константин так этого и не сделал. Тогда друг взмолился Батюшке, чтобы он сам «намазал» больного святым маслом. И вот однажды Константин стал рыться в портфеле и наткнулся на давно забытую бутылочку. Взял ее в руки — а бутылочка оказалась пустой! Константин решил, что документы и весь портфель теперь в масле. Но, к его удивлению, следов масла нигде не было. Бутылочка была плотно закрыта, и никаких отверстий в ней не было. И в этот момент Константин осознал, что абсолютно здоров: сустав перестал болеть!

— А вы ощущаете помощь святого?

— Помощь дорогого Батюшки ощущается постоянно. Мы стараемся и трудимся изо всех сил, но постоянно призываем на помощь нашего небесного покровителя. Просим, чтобы он вразумил, научил, как поступить, помог решить какую-то проблему. И когда мы трудимся, не жалея себя, не ради собственной выгоды или своих интересов, то помощь Божия обязательно приходит. Хотя, может быть, и не сразу, потому что Господь хочет, чтобы мы проявили веру, мужество и терпение. В трудные минуты очень помогает чтение дневников праведного Иоанна Кронштадтского. Книга «Моя жизнь во Христе» — это источник утешения и вдохновенных мыслей.

Журнал «Вода живая»: № 6 (июнь) 2015. Автор: Ольга Надпорожская.


Материалы по теме

Публикации:

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Богородицкий Пятогорский женский монастырь
Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь
Андреевский ставропигиальный мужской монастырь
Алексеевский ставропигиальный женский монастырь
Петропавловский мужской монастырь
Мужской монастырь святых Царственных Страстотерпцев (в урочище Ганина Яма) г. Екатеринбург
Живоначальной Троицы Антониев Сийский мужской монастырь
Иосифо-Волоцкий ставропигиальный мужской монастырь
Успенский нижнеломовский женский монастырь
Николо-Вяжищский ставропигиальный женский монастырь