«Щука» по имени «Окунь». Новая историческая находка экспедиции «Поклон кораблям Великой Победы»

Игумен Иннокентий (Ольховой)

5 мая 2019 года в ходе очередной международной подводно-поисковой экспедиции «Поклон кораблям Великой Победы» в водах Финского залива близ острова Большой Тютерс была найдена подводная лодка «Окунь» с бортовым номером «Щ-302», затонувшая в годы Великой Отечественной войны. «Прихожанин» попросил рассказать о подводных поисках постоянного участника этой экспедиции, эконома Данилова ставропигиального мужского монастыря Москвы игумена Иннокентия (Ольхового).

Но прежде несколько слов о самой находке. Подводная лодка «Щ-302» (класс III «Щука»), получившая название «Окунь», была заложена на стапелях Балтийского завода 5 февраля 1930 года, а уже 6 ноября 1931 года спущена на воду и вошла в состав Морских сил Балтийского моря. В начале Великой Отечественной войны подлодку использовали для проведения различных экспериментов и отработки новых технологий.

10 октября 1942 года под началом капитан-лейтенанта Вадима Дмитриевича Нечкина подлодка «Щ-302» с эскортом в составе канонерской лодки «Москва» и базовых тральщиков отправилась в свой первый боевой поход в воды Финского залива и вскоре благополучно достигла острова Лавенсаари (сегодня это остров Мощный). Из-за поднявшейся бури корабли эскорта были вынуждены укрыться в бухте Ногге-Каппельлахт, а командир «Щ-302» принял решение продолжать выполнение боевого задания, и лодка, уйдя под воду на перископную глубину, пошла дальше. 11 октября связь с подлодкой «Окунь» прервалась, и на базу из боевого похода она уже не вернулась. Предполагается, что причиной гибели подлодки стала немецкая мина «UMA» минного заграждения «Зееигель-22». Взрыв в районе II–III отсеков разрушил топливно-балластные цистерны, и лодка, потеряв плавучесть, опустилась на дно на глубину 67 метров. Вместе с ней погибла вся ее команда в составе 37 моряков. Но эти данные станут нам известны лишь после того, как разведывательно-водолазная команда экспедиции «Поклон кораблям Великой Победы» в начале мая 2019 года найдет корпус субмарины на дне Финского залива.


А теперь слово отцу Иннокентию.

Батюшка, расскажите, пожалуйста, нам о майской экспедиции.

Это продолжение нашей экспедиции «Бессмертный дивизион», цель которой найти все подводные лодки, погибшие в Балтийском море, и таким образом закончить подводную войну в Балтийском море, где в годы Великой Отечественной войны погибло много наших кораблей.

Сколько еще осталось найти?

В Балтийском море еще не найдены четыре подводные лодки.

Кто принимал участие в майском морском походе?

Наша постоянная команда: Константин Богданов, Иван Боровиков, Михаил Иванов, Алексей Иванов, Евгений Абрамов, Евгений Тутынин и другие постоянные члены нашей экспедиции.


Как была обнаружена подлодка «Окунь»?

Сначала была проведена большая предварительная работа с целью установления ее координат. Это было весьма непросто: потребовалось изучить немало материалов подводной сонарной съемки. Дело в том, что в этом районе в 2017 году мы обнаружили другую подлодку «Щ-320». Она находилась всего лишь в миле от «Щ-302», но тогда «Окуня» мы не увидели. Дело в том, что лодка вошла в грунт под углом 20 градусов, так что нос субмарины глубоко ушел в ил, а корма повисла над грунтом на высоте 4–5 метров. Поэтому тогда мы ее не могли обнаружить, но при более внимательном изучении материала мы поняли, что эта точка на сонарной съемке подходит под описание этой лодки.

А где искать оставшиеся подлодки, уже известно?

К сожалению, точных координат у нас нет. Ведь сначала делается съемка гидролокатором, после этого на основании анализа всего массива данных выбираются объекты, которые могут подходить под примерные размеры подлодки и ее характеристик. Затем принимается решение о месте проведения подводных работ.

На сегодняшний день проделана большая архивная работа. Мы уже знаем, где на Балтике проходили минные поля и где пролегали рекомендованные маршруты прохождения лодок. Но довольно трудно понять логику командиров, которые видели, что впереди верная смерть, и были вынуждены менять маршрут, чтобы не погибнуть, но в то же время выполнить поставленную боевую задачу.

Предполагается, что весь экипаж «Щ-302» погиб. Почему никто не смог выжить в подобной ситуации?

Это нереально! Лодка шла в подводном положении. После взрыва она буквально воткнулась в дно и повисла над грунтом. При таком страшном взрыве и ударе о дно выжить просто невозможно. Не забывайте еще, что это был октябрь, ледяная вода. Даже если бы кого-нибудь ударной волной выбросило на поверхность, выжить в ледяной воде невозможно.

Отец Иннокентий, ведутся ли поиски родственников погибших подводников?

Да, такая работа начинается с момента обнаружения подводной лодки. И, по-моему, кого-то из родных членов экипажа уже отыскали. У каждой подлодки есть свой круг родственников люди, которые собирают данные о своих погибших дедах и прадедах. Кроме того, одна из наших задач не только обнаружить на дне саму подлодку, но и разыскать родных и близких людей погибших членов экипажа. Нам важно сообщить им, что место гибели их геройски погибших родственников найдено и память о них восстановлена.


Сколько дней продолжалась экспедиция? И сколько удалось совершить погружений?

В экспедиции мы находились девять дней с 1 по 9 мая. К сожалению, не всё удалось сделать так, как мы планировали. Наши планы сильно подпортила погода, но 3–4 погружения сделать всё же удалось.

Мы выполнили главную работу: нашли подлодку, которую искали, идентифицировали ее и отсняли. Правда, каждый раз хочется сделать побольше. Но в этот раз на Балтике были сильные ветры и волнение воды, которое не позволяло часто погружаться. Ведь мы погружаемся с тяжелым оборудованием весом около 100 кг. Уйти с ним под воду можно, но обратно на корабль в шторм уже не заберешься.

Сколько времени водолазы находятся под водой?

Время ограничено. Если, как в данном случае, речь идет о глубине порядка 60 метров, то на дне мы можем находиться не более часа.

За это время можно мысленно прочитать заупокойную молитву…

Да, можно пропеть «Вечную память», например. Но надо отработать и то, ради чего уходишь под воду. Помолиться можно и наверху. На корабле мы спокойно служим панихиду по погибшим членам экипажа.

Батюшка, а когда Вы служите панихиду, у Вас есть поименный список экипажа?

Конечно! Мы заранее находим такой список в архиве, и он у нас всегда под рукой.

Вы планируете отвезти к месту гибели «Щ-302» родственников погибших моряков?

Если будет такая возможность, мы обязательно это сделаем. Есть у нашего проекта такая традиция привозить родственников на место гибели подлодки, чтобы вместе отдать воинские почести павшим героям, возложить венки на воду, сделать всё, как полагается. Но когда это удастся сделать, пока сказать трудно.

Корабль, на котором плывет команда к месту поиска, может ли натолкнуться на мины?

Нет. Во-первых, потому что этот район после войны тщательно очистили тральщики, они обезвредили все мины. Остались только те, что лежат на дне.

Отец Иннокентий, когда предстоит следующая экспедиция Вашей команды?

Скоро, во второй половине июня и в июле. Запланирован новый поиск с помощью гидролокаторов. Будем искать новые цели.

Руководитель экспедиции «Поклон кораблям Великой Победы» Константин Богданов в одном из интервью сказал, что к 75-летию Победы планируется отыскать все погибшие подлодки…

Да, это есть у нас в планах. Нам выделен Президентский грант, так что до 2020 года мы будем стараться найти все оставшиеся подводные лодки, что еще лежат на дне Финского залива и в Балтике.

А что потом? Чем будете заниматься, когда найдете последнюю подлодку?

Будем двигаться дальше: советские корабли погибали не только в Балтийском море, но и в Черном, Северном морях и в Тихом океане. Еще много погибших российских кораблей лежит на дне те, что погибли в годы Первой и Второй мировых войн. Есть и те, что  погибли не в дни сражений, как, скажем, тот же корабль «Лефорт», затонувший во время шторма. Его наши ребята нашли просто чудом. Так что целей много были бы только средства.


Помимо Президентского гранта, какие структуры оказывают помощь экспедиции «Поклон кораблям Великой Победы»?

Нам помогают Фонд президентских грантов, Русское географическое общество и компания «Транснефть».  

Поддерживает нашу деятельность и Министерство обороны. Ведь каждый пропавший без вести и найденный корабль это радость; его герои будут прославлены, и память о них увековечена.

Координаты затонувших подлодок вносятся в современные лоции и официальные морские источники, и наши корабли, проходя над местом братской могилы, гудками отдают честь павшим героям.

Бывало ли так, что ваша экспедиция искала советскую подлодку, но случайно находила немецкую?

Их там просто нет. В водах Балтики во время войны погибло несколько немецких подлодок, и немцы свои лодки нашли. К сожалению, там гибли наши корабли, потому что все минные заграждения были немецкими и финскими.

Были другие случаи, когда мы принимали обычный корабль за подводную лодку. То есть смотрим на картинку подлодка, ныряем оказывается перевернутый корабль; его гладкое дно давало засветку, словно это контур подлодки. Случалось, что вместо лодки находили парусники они по размеру такие же, как подводная лодка. Но такое происходило лишь в самом начале наших поисковых работ. Потом мы уже научились отличать парусники и другие суда от подлодок.

Но ведь это тоже интересные находки.

Интересные… Но каждая экспедиция это затраченные время и деньги. А когда у нас есть конкретная цель найти наши лодки, погибшие в сражениях Великой Отечественной, тратить средства на что-то другое мы себе позволить не можем.

Наверное, человек, который погружается на такую глубину, испытывает большую физическую нагрузку?

Да, нагрузка очень большая. Технический дайвинг это не развлечение и не отдых, а тяжелая, очень тяжелая работа. Поэтому есть специальные правила, которые необходимо соблюдать, иначе можно надорвать здоровье, и тогда о дайвинге придется забыть. Члены нашей команды строго соблюдают все правила и предписания.

Какие, например?

Медленное всплытие на поверхность, полное отсутствие какой-либо физической нагрузки после погружения, обильное питье одним словом, всё то, что необходимо, чтобы нормально пройти декомпрессию.

Вы планируете вернуться на «Окунь» еще раз?

Конечно! Ведь сделано еще не всё. Но, может быть, не в ближайшее время. В приоритете у нашей команды найти оставшиеся подлодки. Потому что съемки видео, фото, фотограмметрия, объемная 3D-модель, которую потом можно будет рассматривать в подводном музее на нашем сайте, это второй этап нашей работы. С ним можно не спешить. А вот найти все подлодки это сейчас главное.

Отец Иннокентий, подлодка «Щ-302» далеко не первая Ваша находка. Что испытываете, когда видите очередную подводную лодку на дне? Каждый раз новое ощущение? Или уже привыкли?

Мне кажется, к этому привыкнуть невозможно. Каждый раз испытываешь и трепет, и какое-то радостное чувство от факта самой находки.

А не появлялось ли желание проникнуть на борт подлодки? Найти, скажем, бортовой журнал или вещи подводников?

Это невозможно, потому что лодка, как правило, жестко задраена. Если же люк по каким-то причинам открыт, то всё равно на лодке ничего уже не сохранилось.

На «Щ-302» люк был открыт. Его выбило гидроударом. Сначала был страшный взрыв от мины. Такой гидроудар разрывает обшивку изнутри и выбивает люки. Подводники погибают от первого гидроудара. К тому же «Щ-302» дальше с силой ударилась о дно. Это был второй удар.

Мы опускали камеру внутрь подлодки. К сожалению, там ничего уже нет. Если бы имелась возможность поднять подлодку сразу после ее гибели, тогда можно было бы найти бортовой журнал и вещи подводников. Но с момента ее гибели прошло более 75 лет.

Получается, что подводник самая опасная морская профессия…

Наверное, да. Ведь раньше не было таких мощных гидролокаторов, как сегодня. Подводники шли во многом по лоции, а если происходила поломка гирокомпаса, то лодка становилась абсолютно слепой и очень уязвимой. Даже сейчас, когда подлодки оснащены самым совершенным оборудованием, подводный поход дело весьма трудное и опасное, чего уж говорить о годах Великой Отечественной войны.

Батюшка, а почему человеку так важно знать, где похоронен или погребен его родственник? Ведь, как православные люди, мы верим, что встретимся в Царствии Небесном, молимся в Церкви и дома об упокоении близких, но почему-то очень хотим знать, где упокоились наши родные?

Затрудняюсь вам ответить. Я сам недавно разыскал своего прадедушку, который был похоронен в Польше, в Варшаве на военном кладбище. Я, конечно, знал, что он там, но не мог его найти, а тут вдруг каким-то чудом через знакомых польских монахинь удалось обнаружить место его захоронения. Поехал в Варшаву, отслужил панихиду на его могиле. Я знал, что он православный, и для меня это было важно. Хотя, кажется, каких-то рациональных оснований нет искать могилу усопшего человека. Ведь молиться об ушедших родственниках можно везде, их души на небе, ну а то, что косточки лежат где-то здесь, не так важно. Но почему-то у всех людей есть сильное желание найти либо место гибели, либо захоронения...

Мне кажется, что это нельзя объяснить словами. В этом, наверное, проявляется наша любовь к близким. Если мы любим человека, то хотим хоть что-то о нем узнать, как-то его почувствовать, каким-то образом получить от него весточку. От человека ничего не осталось только память. Но, если мы знаем место, связанное с его гибелью, или место, где захоронены его останки, нам важно побывать там и мысленно с ним поговорить, помолиться в этом месте за упокой его души. Тогда и душа этого родного нам человека радуется вместе с нами.

Помню, меня очень тронул один случай. Наша экспедиция разыскала лодку «Щ-317», а позже мы нашли дочь командира этой подлодки. Ей было всего три года, когда он уходил в море в свой последний боевой поход. Но она его помнила! Помнила, как он держал ее, свою дочь, на коленях, как сфотографировался с ней на память. И потом он вдруг пропал из ее жизни. И все последующие годы она продолжала думать, где и как он погиб. Море-то огромное.

Когда мы нашли «Щ-317», когда показали ей фотографии подлодки, лежащей на дне, когда ей вручили капсулу с грунтом, поднятым с места гибели ее отца, надо было видеть, как эта женщина обнимала ее, приговаривая со слезами: «Папочка, папочка…». Она ощутила, что отец словно бы передал ей весточку, чтобы хоть как-то ее успокоить. Все члены нашей команды были тогда очень  растроганы.

А в майской экспедиции грунт со дна не поднимали?

Нет, пока было не до этого хотели отснять как можно больше материалов.


Кого бы Вы хотели поблагодарить за последнюю экспедицию?

Очень многих людей, которые нас поддерживают и помогают нам в нашей работе. Это и питерские волонтеры, и те, кто помогает нам в подготовке экспедиции, и те, кто занимается распространением информации о наших находках. Это финские и эстонские наши друзья, которые помогают с поиском в территориальных водах Финляндии и Эстонии. Действительно, есть много людей, которым хочется сказать «спасибо» за их помощь и поддержку в том важном деле, которым занимается экспедиция «Поклон кораблям Великой Победы».

Беседовали Екатерина Орлова и Петр Селинов

 

Материалы по теме

Новости

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Митрополит Вологодский и Кирилловский Игнатий
Игумения София (Силина)
Епископ Городецкий и Ветлужский Августин
Митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий
Митрополит Вологодский и Кирилловский Игнатий
Игумения София (Силина)
Епископ Городецкий и Ветлужский Августин
Митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий