«Значение монастырей для нашего региона трудно переоценить»

Епископ Переславский и Угличский Феоктист

С епископом Переславским и Угличским Феоктистом мы встретились в Богоявленском женском монастыре Углича, где промыслительно оказались в день перенесения мощей царевича Димитрия из Углича в Москву (1606 г.). На территории вверенной попечению Его Преосвященства епархии с населением 120 000 человек находится 10 монастырей и более 200 храмов. Традиционно привлекательный для паломников и туристов регион – епархия включает в себя пять районов Ярославской области – вновь готовится принять гостей из столицы и других российских городов. Этим летом, когда значительная часть россиян проводит отпуск в своей стране, поток туристов вряд ли уменьшится. Мы попросили владыку Феоктиста рассказать о том, как насельники монастырей относятся к необходимости принимать у себя многочисленных гостей; о просветительской деятельности древних обителей и духовном смысле послушания.

Владыка, монастыри и храмы Переславля и Углича ежегодно посещает большое число паломников и туристов. Желающих помолиться у святынь, увидеть величественные архитектурные ансамбли Древней Руси едва ли станет меньше и этим летом. Скажите, не мешают ли духовной жизни насельников монастырей многочисленные гости?

Когда человек решает стать монахом и начинает задумываться о том, в какой монастырь ему поступить, он, конечно же, должен принимать во внимание особенности той или иной обители, сложившиеся под влиянием исторических, культурных или географических условий ее существования. Может быть, кто-то со мной не согласится, но наше православное монашество видится мне вовсе не однородным. В лоне Русской Православной Церкви много самых разных с точки зрения своего устроения монастырей. Их уставы, история, традиции порой довольно существенно отличаются друг от друга... И эти различия не были придуманы искусственно, их заложили сами основатели этих обителей.


Например, Данилов монастырь в Переславле, основанный Даниилом Переславским, традиционно занимался социальным служением. Преподобный Даниил дал вполне определенный устав и наставления братии, касающиеся этого служения. Он сам заботился о людях, о которых некому было позаботиться, – хоронил усопших, не оставивших средств на погребение, проповедовал трезвый образ жизни (не благословлял даже хранение в обители никакого вина, кроме того, что использовалось на богослужении), и сегодня монастырь продолжает традиции своего основателя – занимается социальной и просветительской деятельностью. Я убежден, что жизнь монастыря только тогда бывает благополучной, когда монастырь исполняет заветы своего основоположника.

Если человек, решивший стать монахом, приходит в один из переславских или угличских монастырей, это означает, что он будет подвизаться в обители, расположенной в туристическом месте, и должен быть готов к миссионерскому служению. Тому человеку, который по своему устроению склонен к уединению, наверное, лучше искать другое место для монашеского подвига. В нашей стране есть удаленные от центральной части России епархии, монастыри которых с радостью примут послушников, есть удаленные от мирской суеты скиты… Словом, возможностей для уединенной молитвенной жизни много, а вот насельники монастырей, которые находятся в исторически значимых местах, не имеют возможности повесить на ворота засов и сказать паломникам: монастырь – для монахов, а вас мы принимать не будем.


Согласитесь, довольно странно будет выглядеть, скажем, ропот постриженика Троице-Сергиевой лавры, который решит возмутиться видом туристов и бесконечных автобусов с иностранцами. Разве изначально не было понятно, что это исторически значимое место ежегодно посещают сотни тысяч людей из разных стран, и они имеют такое же, как и все мы, право доступа к сокровищам архитектуры, искусства и духовной традиции Святой Руси?

Что же касается собственно духовной жизни, и того, чтó ей мешает, а что помогает, то здесь, конечно, не может быть двух мнений: основным делом монаха является молитва. Но кроме основного дела у каждого инока должно быть поделье – занятие, которым он зарабатывает себе на жизнь. Поделья бывают разными. Служение другим людям, в том числе и приезжающим в монастыри паломникам, тоже можно назвать подельем. Поэтому тем, кто стремится в монастыри нашей епархии, надо сразу понять, что его поделье так или иначе будет связано с приемом гостей.


Вы упомянули Свято-Троицкий Данилов монастырь, настоятелем которого стал игумен Пантелеимон (Королев). До недавнего времени отец Пантелеимон был насельником Свято-Преображенского скита московского Данилова ставропигиального монастыря, известного в православном мире своей издательской деятельностью. Насельники скита занимались переводами творений насельников Святой Горы Афон и не только ими. Будет ли переславский Данилов монастырь заниматься просветительской работой?

Да, игумен Пантелеимон человек опытный, талантливый, образованный… Свои таланты он пускает в рост, как этого и требует от нас Господь, так что силами монастыря мы планируем развивать в епархии издательскую деятельность. Конечно, это дело требует финансовых вложений и наличия творческих людей, но в планах есть развитие просветительской работы. Сейчас отец Пантелеимон возглавляет редакцию журнала «Ковчег», есть и другие проекты.


Расскажите, пожалуйста, немного об этом журнале.

До недавнего времени «Ковчег» был обычным епархиальным изданием, публиковал на своих страницах летопись епархиальной жизни и был интересен в лучшем случае тем, кто в этой жизни участвует. Сейчас мы переосмыслили концепцию журнала, ушли от прежней идеи и попытались сделать издание интересным не только местным жителям, но и тем, кто приезжает в нашу епархию. Нынешний «Ковчег» ориентирован, в первую очередь, на москвичей, потому что именно они являются у нас наиболее частыми гостями. По статистике Переславль в настоящее время – самое популярное для Москвы направление туризма выходного дня, жители столицы активно посещают наши храмы, монастыри и другие исторические места, поэтому мы стараемся знакомить читателей с происходящими у нас событиями, увлекательно рассказывать о святынях и достопримечательностях епархии, интересных людях нашего края. Мы активно сотрудничаем с Угличским государственным историко-архитектурным и художественным музеем, Переславским музеем-заповедником, где работают замечательные специалисты, ученые-энтузиасты, которые предоставляют информацию для журнала и пишут интересные статьи о культурных и исторических объектах. Мы хотим, чтобы у человека, выбирающего наше направление для поездки на выходные, была возможность предварительно познакомиться с достопримечательностями, которые он планирует посетить, побольше узнать о них, так сказать, из первоисточника.

Еще «Ковчег» в своем новом формате никогда не публиковал и не будет публиковать какие-либо изображения правящего архиерея. Но в каждом номере есть мои статьи, посвященные Евангелию. Подобные тексты я пишу для радио «Вера», в журнале же они выходят в несколько расширенной и более свободной форме.


Владыка, из новостей, поступающих из Вашей епархии, читателям «Монастырского вестника» запомнились те, что были посвящены круглому столу «Роль монастырей в формировании социокультурного пространства малых городов». Кто был инициатором и автором идеи этого форума?

Конечно, мне хочется сказать, что автором был я, но это было бы неправдой. Епархия довольно активно, как мне кажется, участвовала в организации форума, но все же инициатором был Феодоровский монастырь и его игумения Даниила (Севериненко), поэтому я не стану приписывать себе чужие заслуги.

Этот круглый стол стал первым мероприятием постоянно действующего Свято-Феодоровского историко-культурного форума. Первоначальная его задача была локальной и касалась непосредственно Феодоровского монастыря. Вокруг святынь обители бытует довольно много мифов, и экскурсоводы включают в свои тексты информацию, которая подчас не соответствует действительности. Для того чтобы развенчать эти мифы, мы собрали экспертов, историков, других специалистов, вместе обсудили существующую проблему, вместе подумали о том, как именно следует готовить людей, которые работают с туристами и паломниками, как доносить до широкого круга людей достоверную информацию. И, конечно же, мы хотели привлечь внимание общественности к своим святыням.


В Переславле-Залесском, где численность населения менее сорока тысяч человек, действуют четыре монастыря. Самому молодому из них – Свято-Троицкому Данилову мужскому монастырю – в 2018 году исполнилось 510 лет. Значение монастырей для региона трудно переоценить. Руководитель Отдела охраны объектов культурного наследия Переславской епархии Ю.Ю. Епишкина в своем выступлении говорила о том, что Феодоровский монастырь с самого своего основания является «не только духовным центром, но и градообразующим элементом городской среды, центром, формирующим вокруг себя ландшафтную архитектуру и оказывающим значительное влияние на культурную и хозяйственную жизнь города». Участники форума были единодушны в вопросе о необходимости возрождения монастырских и храмовых ансамблей, а главное, духовной жизни наших обителей.


Сама постановка вопроса о значении монастырей в формировании социокультурного пространства русских городов, кажется, должна заинтересовать не только историков и культурологов, но и педагогов, журналистов, да и вообще самые широкие слои российской общественности. Будем надеяться, что примеру Переславской епархии последуют и другие епархии и митрополии, чьи монастыри оказали и продолжают оказывать заметное влияние на духовную и культурную жизнь регионов, в которых они находятся.

В прошлогоднем интервью «Монастырскому вестнику» Вы немного рассказали об особенностях монастырей своей епархии. Скажите, как в настоящее время складываются Ваши отношения с насельниками монастырей? Какие они, наследники древнейшей на Руси монашеской традиции?

Надо сказать, что у нас здесь вообще живет много очень хороших людей – и монахи, и священники – тоже совершенно замечательные. Буквально сегодня утром я открыл фейсбук, и там кто-то поместил довольно известные, пророческие, как мне кажется, слова покойного ныне петербургского протоиерея Василия Ермакова о том, что в храмы будут приходить люди, но из-за того, что это будет популярно, модно и, может быть, денежно, придет много случайных людей, которые придут не ради служения Христу, а ради комфорта, денег и чего-то другого.


Не будем скрывать, действительно в Церкви, все это, к сожалению, есть. Но если мы вернемся сюда, в нашу епархию, то увидим, что на сто тысяч населения здесь действует около ста зарегистрированных приходов и десять монастырей. Численность духовенства составляет порядка 150 человек. Для сравнения, в Волгоградской епархии, откуда я был направлен в Переславль, проживает полтора миллиона человек, но при этом – те же самые 150 человек духовенства. Другими словами, плотность приходящихся на единицу населения духовенства, монашествующих, монастырей и храмов в нашей епархии такая, какой, пожалуй, нет больше нигде в Российской Федерации. Поэтому тот, кто решает нести церковное послушание здесь, отчетливо понимает, что это не Москва, не Петербург, не какой-то крупный город, где есть плотный поток людей и, как следствие, довольно комфортная в финансовом смысле жизнь. Здесь же я зачастую служу в селах, где проживают два-три человека, а села с населением сто человек – по здешним меркам считаются почти мегаполисами. Само собой, что в этих населенных пунктах подвизаются такие священники, которых иначе как подвижниками назвать нельзя.

Соответственно человек, который принимает монашество или священство в нашей епархии, знает, что у него здесь никогда не будет избытка финансов, у него никогда не будет комфорта, его ждет лишь абсолютно бескорыстное служение Христу через служение людям. В нашей епархии чрезвычайно много памятников архитектуры, как федеральных, так и региональных. К сожалению, государству не удается взять на себя заботу по их восстановлению, такая забота ложится на плечи нашего духовенства. Когда я вижу то, что удается сделать в каких-то совершенно глухих деревнях, то мне хочется замереть в благоговейном восторге перед нашими отцами-подвижниками. Порой я не знаю, как выживают эти отцы. На мой взгляд, это настоящие святые современности. Кроме того, здесь ведь невозможно спрятаться, на любого человека ложится довольно ощутимая нагрузка, и труд каждого легко увидеть. Конечно, епархия старается помогать, изыскивать какие-то ресурсы, но всякий раз я воспринимаю служение этих людей как чудо, которое Господь являет в наши дни.

Какой совет Вы дали бы человеку, который хочет прийти в монастырь Вашей епархии?

Совет прост: пусть приходит! Пусть приходит, но прежде надо себя испытать. Надо понять, что такое монашество. Ведь самой главной проблемой современного человека, как мне кажется, является инфантилизм. В нашей стране и большое количество разводов, оттого что люди считают – они могут сказать своей жене и детям: «это не мое, я ухожу». Так же люди порой относятся и к монашеству. Но мне думается, что, если хочешь быть монахом, надо начинать бороться с собственным инфантилизмом, серьезно относиться к себе, своей жизни, своим словам и поступкам. И если в душе еще есть какой-то восторг, иллюзии, нездоровое бурление чувств, то надо дождаться, когда все это закончится. Ну, а ждать, конечно, лучше в монастыре.


Беседовала Екатерина Орлова

Фотограф: Владимир Ходаков


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Богородице-Рождественский ставропигиальный женский монастырь
Иосифо-Волоцкий ставропигиальный мужской монастырь
Свято-Троицкий Стефано-Махрищский ставропигиальный женский монастырь
Иоанно-Богословский женский монастырь, дер. Ершовка
Сретенский ставропигиальный мужской монастырь
Богоявленский Кожеезерский мужской монастырь
Воскресенский Новодевичий монастырь
Монашеская женская община Ризоположения Божией Матери с. Люк
Сурский Иоанновский женский монастырь
Казанская Амвросиевская женская пустынь