«Господи, вся Тебе возможна!»

Свято-Троицкая Сергиева лавра

По свидетельству одного из непосредственных очевидцев возобновления Свято-Троицкой Сергиевой лавры после Великой Отечественной войны, эти слова, обращенные ко Спасителю, повторял со слезами на глазах, стоя на коленях слева от престола в Успенском соборе, старенький схиархимандрит Иларион (Удодов). Семьдесят пять лет назад в тот апрельский вечер Великой Субботы ожила заснувшая, затихшая на многие годы Лавра. И в пасхальную ночь над городом поплыл колокольный звон. В зачитанной с амвона телеграмме Святейшего Патриарха Алексия I, ставшего священноархимандритом Лавры, прозвучали слова: «Да будет сия Пасха поистине Пасхой избавления от скорби и непрестающей радостью для всех притекающих к раке мощей Преподобного Сергия».

Призыв отца Гурия вызвал радость и воодушевление: равнодушных не было

Читая некоторые воспоминания о тех напряженно-счастливых днях, наш современник без затруднений может представить себе картину, полную жизни, действий и радостного ожидания великого события, предвещавшего, как смели надеяться боголюбивые люди, большие перемены в стране на духовном фронте. Обратимся вначале к письму первого насельника открывшейся Лавры. Другой человек, оставивший замечательные дневниковые записи о Лавре и ее возрождении, регент и художник Сергей Боскин (впоследствии протодиакон) называет первого послушника Лавры просто Сашей. Саша Хархаров, фронтовик, демобилизованный офицер, приехал сюда в апреле 1946 года к своему духовному отцу – архимандриту Гурию, назначенному Святейшим Патриархом Алексием I наместником Лавры еще за восемь месяцев до ее открытия. А многие из последующих поколений верующих людей знают того самого Сашу, как архиепископа Ярославского и Ростовского Михея, любимого пастыря духовенства и народа... Так вот, ведущий переписку с принявшей тайный постриг монахиней Варварой (Пыльневой), будущей церковной писательницей, в ту пору еще архимандрит Михей, написал ей в 1981 году пространное письмо, где сообщает: поскольку непосредственных участников открытия Лавры уже нет, а он стар и боится, что умрет и никому не будет известно, что было ими пережито в тот момент, то теперь рассказывает об этом своим друзьям и близким. Рассказал он детально обо всем и своей адресатке с припиской в конце: «Простите за длинное описание, может быть, и не интересное для Вас».


Жаль, что уже нельзя сказать архипастырю, почившему в 2005 году: «Владыка, интересно всё – от первой до последней строчки!». Интересно было узнать, как выглядел Успенский собор, закрытый и не убиравшийся на протяжении 26 лет. Немыслимые слои пыли, грязь, выбитые в барабанах стекла и по этой причине – лед на полу, неимоверный холод. А еще, можно сказать, диковинка – карета Елизаветы Петровны в соборе! Известно, что Императрица здесь бывала на богомолье и что крупнейший православный мужской ставропигиальный монастырь России обязан ей присвоением статуса Лавры (1742 год), но втаскивать этот раритет в собор? И выставлять на паперти чучело медведя?! Впрочем, как пишет автор письма, музейные работники всё это быстро убрали. Но реально ли было в кратчайшие сроки на Страстной седмице подготовить огромный храм к Пасхальному богослужению? Оказалось, что реально. Архимандрита Гурия, прошедшего ссылки и лагеря, и от которого, как читаем мы в «Троицком синодике», веяло внутренним миром и кротостью, очень полюбили прихожане единственного храма в тогдашнем Загорске – Ильинской церкви. В ней батюшка до открытия Лавры являлся почетным настоятелем и каждое воскресенье за вечерним богослужением совершал акафист Преподобному, проводил беседы с прихожанами. Многие люди тут же откликнулись на его призыв помочь. Пришли с ведрами, тряпками, половыми щетками – стали протирать иконостас, чистить паникадила, мыть полы. С большим рвением наводили чистоту и порядок в недавно еще «замурованном» святом месте.

Также прихожане пожертвовали материал на облачения для престола и жертвенника (а парчу дал Патриарх). Но кто возьмется за эту срочную и ответственную работу? Взялась за нее с девушками-помощницами старшая дочь богослова, религиозного философа, ученого священника Павла Флоренского Ольга Павловна, чей сын игумен Андроник (Трубачев), (отошедший к Господу в прошлом месяце, 5 апреля) впоследствии проведет целое расследование, как его дед, ученый секретарь Комиссии по охране памятников искусства и старины Троице-Сергиевой Лавры по благословению Святейшего Патриарха Тихона совершит рискованный поступок, чтобы предотвратить реальную угрозу уничтожения мощей. Вместе с графом Юрием Александровичем Олсуфьевым, он с помощью копья отделит главу преподобного Сергия от мощей, а на ее место будет положена глава князя Трубецкого. Сколько было хранителей у главы игумена Земли Русской, оказавшейся позже во Владимирском храме в старинном подмосковном селе Виноградове, где служил архимандрит Иларион (Удодов), сейчас доподлинно не установить. Но при открытии Лавры этот старец высокой духовной жизни привез великую святыню в Троицкий собор Лавры. А голову князя Трубецкого похоронили у алтаря Духовского храма, совершив по нему панихиду.

Были в те дни, до краев наполненных хлопотами, и другие чудеса. Например, с антиминсом. Если Плащаницу, сосуды выдали из ризницы музея, кое-что дала Патриархия, а облачения, кадила, напрестольное Евангелие, кресты, ладан, подсвечники, свечи, ковры взяли из Ильинской церкви, то вопрос с антиминсом вызывал у отца Гурия большое беспокойство. Раньше никто об этом не подумал, и как теперь быть – в такие дни? Об этом явном чуде более точно рассказал в своих воспоминаниях протодиакон Сергий Боскин. Архимандрит Гурий жил в доме старосты Ильинской церкви Сарафанова. И в Великий Четверг ему говорят: «К вам пришли». А пришел Тихон Тихонович Пелих, которому в 30-е годы последний наместник Лавры перед ее закрытием архимандрит Кронид (Любимов), веривший в стойкость этого скромного тихого учителя, вручил антиминс со словами: «Храни, он нужен будет». И Тихон Тихонович хранил. Услышав о предстоящем событии, он поспешил к новому наместнику... Когда отец Гурий раскрыл антиминс, то он увидел надпись: «Антиминс с Престола Успения Б.М. Успенского собора Троице-Сергиевой Лавры». Кстати, если Сергей Боскин стал протодиаконом, то Тихон Пелих, приняв священнический сан, служил вначале в сельских храмах Подмосковья, затем – с 1950 года – в том знаменитом Ильинском храме Загорска, чьи прихожане так активно откликнулись на просьбу отца Гурия подготовить лаврский собор к богослужениям. Служил отец Тихон с протоиереем Всеволодом Шпиллером, вернувшимся из-за границы и назначенным в эту церковь настоятелем. А после перевода отца Всеволода в Москву стал здесь настоятелем, и братия Троице-Сергиевой лавры высоко ценила его пастырский авторитет. Молодые монахи и послушники обращались к нему за наставлениями. Но на излете жизни ему довелось испытать сильнейшие нападки врага, изгнавшего его из родного храма, где он прослужил 30 лет. Однако батюшка всё с величайшим смирением вынес. Скончался он 17 июля 1983 года – в канун праздника преподобного Сергия.


...Целая эпопея была в Лавре с получением разрешения на пасхальный колокольный звон. Совет по делам религий разрешил звонить, а дирекция музея, в чьем ведении оставалась колокольня, – нет. У знаменитого колокола под названием «Лебедь» (название он получил из-за мелодичности звука) сильно провис язык. Рабочие постарались и сделали всё, как нужно, но дирекция даже слышать ничего не хотела: мол, вы разобьете колокол! Только лишь перед самой заутреней была получена телеграмма из Патриархии: вопрос согласован, и разрешается звонить. Звонил, как и в 1920 году, при закрытии Лавры, Константин Иванович Родионов. Тогда он по просьбе своего учителя – старейшего лаврского звонаря инока Сергия, Сережи-слепца, который из-за рыданий не мог звонить, – отзвонил в последний раз. А на прощанье поцеловал колокол Лебедь. И сейчас, на Пасху 1946 года, он снова поцеловал родного «Лебедя» и первым возвестил колокольным звоном об открытии обители преподобного Сергия, игумена Радонежского.


Каждый внес свою лепту

Архимандрит Гурий (Егоров) являлся ее наместником восемь месяцев до открытия обители и четыре – после. Основной его задачей было «поставить Лавру на ноги», а затем ревностного и деятельного священнослужителя «бросили» на другой сложный участок духовного фронта. После хиротонии во епископа Ташкентского и Среднеазиатского он отправился в епархию, где пришлось преодолевать ее тяжелое обновленческое прошлое. Труды отца Гурия в Лавре продолжили другие наместники, материалы о которых можно найти на официальном сайте Свято-Троицкой Сергиевой лавры в рубрике «Троицкий синодик» и в воспоминаниях лаврских отцов.

Особая тема – старцы Троице-Сергиевой лавры. Все они, любимые нами, почитаемые, можно сказать, на слуху. И – в сердце. Мы многое о них знаем, но продолжаем находить в россыпях трогательных воспоминаний всё новые подробности, которые высвечивают их облик ярче, делают дорогих батюшек еще роднее. Причем нередко бывает, что это совсем простые факты, эпизоды, а так за душу берут! Интересный момент описал будущий владыка Варнава, пришедший в Лавру в 24 года. Он нес послушание ризничего, и вдруг накануне праздника Крещения Господня ризничий повздорил с наместником, и наместник, смиряя того, наказал взять ключи от ризницы отцу Варнаве, который только монашество принял, а сана священнического не имел. Как готовить сосуды, престол переоблачать, если ты простой монах? «Безвыходное положение тогда было», – рассказывал архипастырь. Но выход нашелся благодаря отцу Кириллу (Павлову). Будучи и пономарем в Троицком соборе, будущий лаврский духовник, по словам владыки Варнавы, уставал, разумеется, и всё же находил время, чтобы прийти на помощь молодому монаху. (Впоследствии митрополит Варнава 44 года прослужил на Чебоксарской кафедре, его попечением были возвращены к жизни семь монастырей, стоявших в руинах, и более 200 храмов – Примеч. автора).

В воспоминаниях священника Валерия Духанина, кандидата богословия, автора многих замечательных духовных книг, публикаций о смысле и значении православной веры (к тому же хорошо известного нам по передачам на телеканале «Спас», «Союз», радио «Радонеж» и «Радио Вера») мы находим еще одно свидетельство того, как «безвыходное положение» перестало быть таковым благодаря отцу Кириллу. 17-летний мальчишка Валера, приехавший из Оренбурга поступать в Московскую духовную семинарию, не прошел по конкурсу. Но какое счастье – его оставили кандидатом на место! И, выполняя послушание дежурного на проходной, он успел остро почувствовать, что для него жизнь внутри Лавры стала единственной подлинной жизнью, а всё остальное как будто и вовсе не жизнь... Только это счастье могло вмиг оборваться, когда недовольный проректор вызвал к себе оробевшего парнишку и твердо сказал, что в семинарию его уже не примут. Мол, он не способен выполнять послушание ответственно: через ворота проходной, предназначенные для транспорта, постоянно семинаристы бегают, а дежурный это не пресекает. В конец расстроенный паренек по совету знакомого студента стал искать встречи со старцем Кириллом. «Помню, что преподобного Сергия я умолял позволить мне попасть к батюшке. И преподобный Сергий позволил», – пишет отец Валерий. Будущий священник-богослов смог исповедоваться у великого старца, рассказать ему про свою беду и в ответ услышал: «Всё будет хорошо. Всё решится». Батюшка благословил его на учебу. И вскоре кандидата Духанина зачислили в семинарию. «Почему? Что подвигло руководство принять такое решение? Для меня было очевидно одно – всё решила молитва и благословение батюшки», – заключает пастырь.

После того случая он не раз приходил на исповедь к батюшке в его келью и вот как впоследствии описал свое состояние: «Ты как будто окунаешься в море тепла и любви, непередаваемой доброты, но при этом и священного страха, благоговения, словно райская гармония из Небесных обителей пролилась светлым лучиком туда, где наш батюшка. В тебе замирают страсти, а сердце открывается, не боясь рассказать самые сокровенные тайны».

Преподобный Сергий нас слышит и помогает

Выпускник Московских духовных школ отец Валерий Духанин стал собирать истории о чудесах, явленных по молитвам Преподобного в наши дни. Записанные им со слов очевидцев они вошли в книгу «Новые чудеса преподобного Сергия», выпущенную издательством Московской Патриархии в 2014 году (а в 2017 году вышло второе ее издание – исправленное и дополненное). Каждая история там уникальна и свидетельствует о том, как великий святой откликался на слезные просьбы и мольбы людей, иногда поворачивая их жизнь в, казалось бы, необычном направлении. Так необычно повернулась жизнь насельника Лавры игумена Михея (Тимофеева), пришедшего сюда в 1951 году и явившего собой первое поколение лаврских монахов после возобновления обители. В его биографии много моментов, которые не могут оставить нас равнодушными. Во-первых, родился он инвалидом с какой-то очень серьезной болезнью мозжечка и по этой причине в любую минуту мог умереть. Позже у него обнаружили опухоль мозга, вдобавок к этому появился диабет. Да еще и расти в восемь лет он перестал – только лишь когда поселился в Лавре, то снова стал расти и чудесным образом достиг среднего роста взрослого человека. Во-вторых, в Лавре Ваня Тимофеев стал келейником архимандрита Тихона (Агрикова) – и, несомненно, этот факт привлечет внимание людей, с трепетом и благодарностью читавших-перечитывавших книгу отца Тихона «У Троицы окрыленные», призванную, по словам самого подвижника, помочь читателям «озариться светлым стремлением к небесной жизни, окрылиться, согреться благодатным теплом от святых людей, которые, как и мы все, совсем еще недавно жили с нами, ходили, страдали, терпели, радовались, унывали, а вот теперь их нет уже среди нас, они ушли, воспарили в иной мир».

Как-то в тонком сне Иван-келейник увидел, что рака с мощами Преподобного почему-то располагается не на обычном месте, а стоит по центру перед амвоном, и монахи черпаками зачерпывают сияющее, необыкновенно благовонное миро прямо из раки. Ивану тоже досталась маленькая капелька, стекавшая по кружке протодиакона Феодора, отличавшегося необыкновенным голосом. Иван смотрел на капельку, и на его глазах она расширилась, начала благоухать. Радость и духовное веселье озарили его душу. А когда он, проснувшись, поведал о своем сне архимандриту Тихону, батюшка наказал ему больше об этом никому не рассказывать. Пояснил, что монахи, зачерпывающие миро, принимали от преподобного Сергия подходящие для каждого дарования. «И тебе, – заметил отец Тихон, – Господь даст какой-то дар, которым ты послужишь Преподобному Сергию».

Дивный дар, полученный крайне болезненным сельским юношей с Белгородчины, принявшим в Троице-Сергиевой лавре монашеский постриг с именем Михей (в честь келейника преподобного Сергия – преподобного Михея Радонежского), помог ему возродить традицию лаврского звона. Он перенял эту традицию от звонарей, знавших дореволюционный звон, и на протяжении многих лет был главным звонарем Лавры. Отец Михей создал собственную мелодию звона, в настоящее время известную как звон Свято-Троицкой Сергиевой лавры. К нему приезжали за советом и опытом со всей России. И ныне мы можем не только услышать звукозаписи с его звонами, но и увидеть имя «необычного» батюшки, отлитое в бронзе на Царь-колоколе обители как знак его высочайшего вклада в возрождение колокольного звона в России. Вот какую «капельку мира» увидел во сне только еще задумывавшийся о монашестве Ваня Тимофеев!

Конечно, по вполне объяснимым нашей человеческой немощью причинам в описании чудес по молитвам к святым многим хочется побольше прочитать и услышать об исцелении от болезней. И таким чудесам, связанным с именем игумена Земли Русской, несть числа. В данной публикации, наверное, уместно будет вспомнить о поразительной истории, рассказанной порталу «Монастырский вестник» настоятельницей Кресто-Воздвиженского Иерусалимского ставропигиального монастыря игуменией Екатериной (Чайниковой) в интервью «Чтобы быть как можно ближе к Богу...». По словам матушки Екатерины, врачи поставили ее маме страшный диагноз – «рак поджелудочной железы с метастазами» и предупредили: дни больной сочтены, жить ей осталось недели две, максимум три. Мама матушки уже не могла ни есть, ни пить – организм ничего не принимал, но неожиданно она сказала дочери: «Вези меня к Сергию Радонежскому». Та, готовая везти свою угасающую маму куда угодно, хоть на край света, повезла ее в Троице-Сергиеву лавру. И случилось чудо. После вечерней службы, после того, как тяжко болящая приложилась к мощам Преподобного и вдоволь поплакала в храме, она, не способная до этого даже глотка воды сделать, смогла и фасолевый супчик съесть, и жареную картошечку с грибами, а запила всё клюквенным соком. И... спокойно, умиротворенно проспала ночь. Когда же они вернулись в Москву, то во время обследования врачи удивились: «Да у нее нет ничего! В поджелудочной железе совсем маленькая киста, которая не требует хирургического вмешательства!» Мама матушки Екатерины умерла в возрасте 83 лет. Она приняла великую схиму с именем Иоанна – в честь святого пророка Иоанна Предтечи. А «отсрочка» от смерти на двадцать с лишним лет после поездки к Преподобному помогла ей спокойно, по-христиански подготовиться к переходу в жизнь вечную...

***

Начало сбору и описанию чудес по молитвам к дорогому авве положил Епифаний Премудрый, известный книжник начала XV века, инок Троице-Сергиевой Лавры и ученик преподобного Сергия. Продолжена была эта традиция и в последующих веках. Благодаря неиссякаемой народной любви к Преподобному, стремлению всё записать, запечатлеть, передать потомкам всё, что связано с его именем, сегодня для нас всеми красками засияло чудо 75-летней давности, когда в обители преподобного Сергия снова начались богослужения и пришли в нее первые насельники. И вслед за схиархимандритом Иларионом (Удодовым), пострижеником Святой Горы Афон, сподобившимся выполнить важнейшую миссию – вернуть в обитель честную главу первооснователя Лавры, постараемся и мы со всей мощью его живой веры произнести те слова: «Господи, вся Тебе возможна!»


Подготовила Нина Ставицкая
Снимки взяты из открытого доступа

Материалы по теме

Публикации:

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Игумен Серафим (Симонов)
Посещение Царственными паломниками Дивеевской обители в 1903 году
К 90-летию со дня кончины преподобноисповедника Никона Оптинского
Вольский Владимирский женский монастырь
Ко дню памяти святителя Феофана, Затворника Вышенского
День памяти преподобноисповедника Рафаила Оптинского
Игумен Серафим (Симонов)
Посещение Царственными паломниками Дивеевской обители в 1903 году
К 90-летию со дня кончины преподобноисповедника Никона Оптинского
Вольский Владимирский женский монастырь
Ко дню памяти святителя Феофана, Затворника Вышенского
День памяти преподобноисповедника Рафаила Оптинского
Новоспасский ставропигиальный мужской монастырь
Алексеевский ставропигиальный женский монастырь
Иоанно-Предтеченский ставропигиальный женский монастырь
Живоначальной Троицы Антониев Сийский мужской монастырь
Свято-Троицкий Стефано-Махрищский ставропигиальный женский монастырь
Александро-Ошевенский мужской монастырь
Покровский ставропигиальный женский монастырь у Покровской заставы г. Москвы
Суздальский Свято-Покровский женский монастырь
Свято-Троицкая Сергиева Приморская мужская пустынь
Мужской монастырь святых Царственных Страстотерпцев (в урочище Ганина Яма) г. Екатеринбург