Миссия монахов – возвращать Бога в жизнь современных людей, или Как насытить Христа

Чем был сыт Господь? В Евангелии мы узнаем об этом после Его разговора с самарянкой (см.: Ин. 4:32–34). С точки зрения человека с фарисейским сознанием, собеседницей самой неподходящей. Таких, как она, и среди наших современников уйма: развращенных, с искаженным представлением о вере. Но вот Страстная седмица начинается с евангельского чтения о том, что Христос взалкал (Мф. 21:18–43)…

Как мы можем подражать преподобномученикам и преподобноисповедникам Церкви Русской XX века

Каждый причащающийся являет собой в мир Господа. В эти святые и великие дни Страстной седмицы, как и на саму Пасху нынешнего года, в храмах многих монастырей причащаться будут только насельники. Это и дар, и ответственность.

В начале XX столетия возможности причащаться оказалась лишена и большая часть монахов разоряемых русских монастырей. Господь иногда попускает в качестве епитимии отлучение от Причастия практически целым народам на долгие десятилетия (как это было у нас в стране при советском режиме), а то и чуть ли не подавляющей части человечества, как сейчас при пандемии, за исключением разве что клира и монашествующих.

Веком ранее Бог попустил закрытие в России монастырей, но благословил Своим излюбленным чадам подвиги мученичества, исповедничества и апостолата, вернув их в обезбоженный и обезображенный мир, от которого они ранее «прятались за монастырской стеной». Господь не пощадил тогда ни церковного благолепия, ни монастырского уклада ради спасения душ, уже беснующихся в миру. И несчастные революционеры, уголовники, разуверившиеся или не веровавшие вовсе, как и не помышлявшие никогда ни о каком паломничестве по монастырям люди, спасались от одного только соприкосновения с монахами на «светской» работе или в тюремных бараках, чему есть множество подтверждений в житиях преподобномучеников и преподобноисповедников Церкви Русской XX века.

В годы постсоветского церковного расцвета монашествующие все свои силы употребили на восстановление обителей. Параллельно в монастырях устраивались приюты, богадельни, кризисные центры... Но обездоленные миряне, обретшие кров в монастырях, были лишь верхушкой айсберга куда более масштабной трагедии, связанной с гибелью душ соотечественников…

В последнюю четверть века, когда монахи были заняты возрождением монастырской жизни, в стране разворачивался фронт, где и по сей день не прекращаются ожесточенные бои за умы и сердца людей. И Церковь там подвергается самым что ни на есть массированным атакам неприятеля.

Почему важно, чтобы слово исходило от иноков

Монахи всегда с опаской относились к инновациям. Так, на заре книгопечатания они были против этого новшества, предвидя, что худое будет распространяться быстрее, чем доброе. И не ошиблись. Но потом всё же втянулись и сами начали содействовать развитию уже тиражного книжного дела, благодаря чему душеполезное чтение стало не только неотъемлемой частью жизни христиан, но и попадало в руки тех, кто, знакомясь с духовной литературой, обращался к Богу.

Именно монахи всегда были специалистами в работе со словом. Потому что они понимали саму суть этого дара Бога человечеству. «В отличие от бессловесных, человек через слово творит всё» [1], – писал выдающийся издатель наших дней архимандрит Иннокентий (Просвирнин).

Человек молящийся, читающий и пишущий способен к целостному восприятию картины мира, осмыслению, творчеству. Эти Богом данные качества стремятся ныне подменить гиперцепцией потребителя – то самое «клиповое сознание», постоянно рассеиваемое мельтешащими образами. Это то, что ослабляет в современнике разумную силу его души, покушаясь тем самым и на его связь с Богом-Словом. Вот почему монахам особенно важно держать оборону этого рубежа.

Далее читаем у отца Иннокентия: «Слово рождается от мысли. Движение мысли происходит от помысла, на котором человек сосредоточил свои ум и чувства. То есть в слове определяется и находит конкретное самовыражение воля человека. И от того, каким бывает слово, добрым или худым, обнаруживается духовная направленность воли человека, доброй или злой» [2].

Искони просветительские центры возникали на Руси именно при монастырях, где иноки-летописцы и переписчики книг владели молитвенной практикой, имели навыки отсекать нечистые и злые помыслы и возводить ум к Богу. Именно через такое слово очищается и душа читателя. «Надо и в наши дни, – призывал отец Иннокентий, – вернуть в душу народа то слово, которое он утратил. Это Слово Божие» [3]. Но сегодня это, пожалуй, невозможно без обращения к людям посредством современных средств связи, без миссии в Интернете, где практически «живет» вся современная молодежь.

Как исихаст стал писателем

«Дети очень быстро всё поймут и примут генетически! – уверял отец Иннокентий. – К ним в головки всё поступает свыше, и они открыты этим смыслам» [4]. Просто надо эти смыслы донести на понятном им языке.

Известен пример нашего современника-афонита. Он десятилетиями не покидал Святую Гору, и вот ему понадобилось ехать в Фессалоники. Как только он ступил там на берег, увидел множество кафешек, в которых сидели загорелые мужчины и роскошно одетые женщины, они представились ему в виде полуразложившихся трупов… Тогда он стремглав вбежал обратно на еще не отчаливший паром, позабыв обо всех своих неотложных делах на материке, вернулся на Афон, закрылся в келье и стал молить Господа: «Что я могу для них сделать? Чем я могу им помочь?»

Через несколько дней был ответ: «Их ты уже не спасешь – пиши для детей и молодежи».

И этот исихаст стал писателем, автором для молодых. Хотя к тому времени после своего многолетнего затвора на Афоне он, казалось, уже и забыл, как выглядят дети…

Монахи – лучшие миссионеры для неофитов, детей и молодежи

«Монашество как что-то героическое имеет как бы молодежный характер», – отмечает митрополит Месогейский и Лавреотикийский Николай (Хаджиниколау, Элладская Православная Церковь). Поэтому монашеское чистое слово так жадно и воспринимается детьми и молодежью, свидетельствует владыка Николай, который часто и с удовольствием общается со школьниками.

Христианство в принципе невозможно постичь (что так не терпится всегда сделать неофиту любого, впрочем, возраста) без исследования его высшего идеала – монашеского пути, уверял и русский мыслитель Константин Николаевич Леонтьев [5].

Не раз уже отмечалось, что современные молодые люди часто воцерковляются, посещая монастырские сайты, переходя по мере взросления и личностного созревания из разряда виртуальных в ряды реальных прихожан, а иногда даже принимая постриг. Такова, например, история насельника московского Сретенского монастыря иеромонаха Зосимы (Мельника), некогда укрепившегося в вере при изучении публикаций сайта «Православие.ру», из которых он и узнал об обители, создавшей сайт, а после принятия в ней монашества уже многие годы трудящегося над наполнением портала [6].

«Мир не нуждается ни в чем ином, кроме Бога, – говорил один из самых почитаемых проповедников современности схиархимандрит Эмилиан (Вафидис). – Миссия монахов – возвращать Бога в жизнь современных людей» [7].

«Я ненавижу молчание, когда пришло время говорить»

Литературный труд, как отмечал архимандрит Иннокентий (Просвирнин), является для ученых монахов особой формой молитвы [8]. Так и читающие приобщаются к богообщению.

«Монах – это воспитанный язык», «монах – утвержденный разум», – писала монахиня-песнописица Кассия еще в IX веке. «Я ненавижу молчание, когда пришло время говорить», – негодовала она.

«Монах – это всеисторическая книга, одновременно показывающая примеры и учащая», и в этом ее определении указывается на главный принцип проповеди и сегодня. Известно, что «слова назидают, а примеры убеждают».

«Шедше в мир весь, проповедите Евангелие всей твари. Знамения же веровавшим сия последуют…» (Мк. 16:15). «То есть сначала проповедуется Слово Божие и потом свидетельствуется Истина или чудесами, или же, что не менее убедительно, примерами жизни», – наставляет почитаемый церковным народом, окормляющий многих монахов протоиерей Валериан Кречетов. И он же подсказывает: «Выиграть информационную войну можно только тогда, когда наши слова не расходятся с нашими делами». А кому, как не монахам, тогда побеждать сегодня на этом поле антицерковной брани, которое есть Интернет [9], если прямой обязанностью инока является воплощение в своей жизни Евангелия?

Чем наполнять сайт и соцсети монастыря?

«Современного человека, и без того перегруженного, не нужно засыпать большим количеством информации», – поясняет духовник московского Сретенского монастыря игумен Киприан (Партс). «Лучше недогрузить, чем перегрузить», – советовал в отношении духовной пищи святитель Игнатий (Брянчанинов).

«В крайнем случае, можно если не самим писать, то что-то рекомендовать из литературы, – продолжает отец Киприан. – В первую очередь, книги, которые можно посоветовать к прочтению всем, в том числе новоначальным. У них чаще всего не бывает духовников, с которыми можно обсудить, что читать, а что нет. Но опять же всё очень дозированно.

Если взять Пролог, который раньше читался на утрени, так там приводятся совсем небольшие фрагменты житий или наставлений. Это то, что можно взять как инструмент на сегодняшний день и исполнить; вот на эту практическую пользу и надо ориентировать читателей, подписчиков соцсетей.

Часто у новоначальных складывается предубеждение, что 2000 лет назад, когда Господь давал заповеди, их было возможно исполнить, а сегодня, мол, «не работает». Надо просто показать, что это не так. Это же самое драгоценное, что есть в жизни каждого из нас, – исполнить волю Божию, которая заключена в евангельских примерах и заповедях Спасителя. А они даны на все времена. Вот что людям надо, прежде всего, открыть».

В миру как в аду, а в монастыре как в раю

Ныне время усиленной молитвы. Для тех, кто умеет молиться, столь долгожданная на фоне санитарных мер, предписанных властями, возможность уединения – это рай; для тех же, у кого нет навыка к молитве, самоизоляция, лишившая людей человеческого общения, оказалась адом уже здесь, на земле.

Святые отцы и раньше любвеобильно умиряли братию, роптавшую на паломников, стекающихся в монастыри: «Они там, в миру, как в аду, а мы здесь, среди святынь, у Источника Жизни, в раю; мы не должны закрываться от страждущих».

Сегодня возможности прийти в обитель у людей, как правило, нет. Хотя потребность, безусловно, возрастает даже у тех, кто ранее, может быть, и не переступал порога Святых врат. В лучшем случае можно послушать или посмотреть на монастырском Youtube-канале трансляцию богослужений, помолиться у экрана своего компьютера или телефона. Но это для тех, у кого уже есть навыки, во-первых, молитвы, а во-вторых, пребывания в соцсетях. Наличие обоих этих навыков обычно является взаимоисключающим. Если человек не воцерковлен, но в трудных обстоятельствах душа потянулась к Богу, ему всё же будет сложно вот так сходу вникнуть в смысл богослужения, которое ведется дистанционно, тем более когда рядом нет тех, кому можно было бы при необходимости задать вопросы. А вопросы сейчас как раз и могут возникать... Жажда общения есть, и это вызов для тех, кто может и должен прийти на помощь.

Патриархия в условиях вынужденной самоизоляции людей запустила в социальной сети «Одноклассники» проект онлайн-общения с пастырями «Поговори со священником» [10]. Почему бы монахам не внести свой посильный вклад в дело миссии и взаимовыручки? Сейчас все помогают друг другу, кто чем может.

Те, кто имеет опыт общения с неофитами, детьми или стариками, знают, что для облегчения восприятия им необходим адаптированный формат новой информации. Родители, которые воцерковлялись вслед за взрослыми детьми, например, охотнее читают церковные газеты и журналы, чем многотомники святых отцов, возможно, в том числе и потому, что выросшее при советской власти поколение привыкло доверять бумажной прессе. Точно так же, как нынешняя молодежь, сформировавшаяся в Интернет-пространстве, готова потреблять любую информацию из соцсетей в неограниченном количестве без какой бы то ни было критической ее оценки. Но традиция без актуализации кажется им просто устаревшей, не имеющей никакого отношения к их жизни; они ее зачастую, увы, просто не способны воспринять. Если им не помочь…

Современники Христа, или Время «таскать души из ада»

Как сделать Евангелие актуальным? В опыте настоящего монаха Евангелие и не может быть иным. Христос вечен, и для Него всё время – настоящее. «Кто несовременен Абсолюту, для того Абсолют и не существует вовсе. А так как Христос – Абсолют, то нетрудно увидеть, что по отношению к Нему остается занять лишь одно положение – положение Его современника» [11], – намеренно приведем цитату мыслителя, лишь показав, что язык благовестия может быть разным, и определяется он как раз тем, на каком уровне духовного развития находится собеседник. Главное, донести суть. Для современников Христа, исцелявшего прокаженных и доверившего нам приобщенность к вечной жизни уже здесь и сейчас, никакая пандемия нестрашна. Но это упование можно открыть другому только из своего личного опыта. «Младенцам во Христе» (1 Кор. 3:1) нужно общение.

Именно в виртуальном пространстве в последнее десятилетие стремились восполнять дефицит общения не только дети, предоставленные планшетам при занятых работой или собой родителях, но и оставленные близкими бабушки с дедушками, освоившие устаревшие модели смартфонов своих детей и внуков. Интернет-коммуникация захлестнула весь мир. И уходили в нее с головой именно те, кто пережил какую-то сильную боль; в опыте многих детей – это развод родителей. Кстати, и из храмов подростки уходят в виртуальный мир тоже тогда, когда начинаются разлады между взрослыми членами общины… [12]

Ревностные христиане склонны рассматривать веб (от англ. web – «паутина») в качестве некоего аналога преисподней, куда диавол стремится загнать человечество. Но ведь Господь спускался и в ад, умертвив его блистанием Божества. Точно так же, как и святой Иоанн Предтеча, первый монах, проповедовал там прежде события Великой Субботы…

«Может быть, Господь для того, чтобы мы хоть что-то кому-нибудь спасительное в тех же соцсетях сказали, всю эту остальную грязь и похабщину в мировой сети и терпит, – ответил на вопрос о возможности миссии в Интернете, в том числе для монашествующих, протоиерей Валериан Кречетов. – Летал же святитель Иоанн Новгородский на бесе в Иерусалим, а уж современные масс-медиатехнологии неужели мы не можем использовать во благо?»

Поделитесь пасхальным духом

Скоро день Тайной Вечери. Именно монахи соберутся в этом году у Святой Чаши. Потом будет Пасха, что значит в переводе с древнееврейского «переход»…

А вот другое слово – «приход» – говорят, не совсем корректно было переведено на русский. Это не место, куда можно прийти: сейчас как раз-таки для большинства прихожан (как и для захожан, бывающих в храме раз или два раза в году, прежде всего на Пасху) прийти невозможно. Греческое παροικία (от греч. παρά – «близ» и οἶκος – «дом») имеет, скорее, значение пребывания, чего-то временного, за чем последует уже собственно переход в подлинное вечное бытие, приобщиться к которому нам и дано в Церкви еще до смерти.

Монахи ради этого перехода, ради пасхального духа, которым проникнута вообще вся жизнь людей, посвятивших себя Богу, и покидают мир. Выходят из «египетского плена». Кому, как не монахам, знать, что для этого перехода достаточно «сидеть в келии, и келия всему научит» – это в период самоизоляции для многих теперь очень востребованный опыт. Как понятно и то, что для разговора о самом главном хороша любая возможность.

Монахи, как мы уже сказали выше, это те немногие, кто сподобится причащаться на Пасху в этом году. Как же не поделиться этим пасхальным духом с теми, кто оказался его лишен, а может быть, никогда еще и не ощущал? Вот-вот уже весь Интернет заполнится открытками с пышно оформленными куличами да разукрашенными яйцами… Для детей – это как раз то, что нужно, но разве не больно, если только этим и ограничится благая пасхальная весть? К специфичным для праздника снедям, обильному столу с выпивкой пыталась свести всю традицию Пасхи и советская власть. Нынешняя открыточная мода тоже изобилует китчем, но ничего не сообщает о Христе. Но ведь известно, что и бес стремится изобразить святость, поглумившись так над ней. Не про этот ли гламур поругания, где сути происходящего в эти святые дни намеренно не отводится места, не про эти ли подмены слова Господа: «Праздники ваши ненавидит душа Моя» (Ис. 1:14)?

Сейчас, в обстоятельствах пандемии, когда для многих только и открывается возможность покаяния и обращения к Богу, не исполнились ли наконец сроки подлинного свидетельства о том, чем для всех нас является Воскресение Христово? Не этим ли мы призваны утолить глад и жажду Иисусову? (см.: Ин.19:28)

Ольга Орлова
Фото: Владимир Ходаков

Примечания

1. Иннокентий (Просвирнин), архимандрит. Русское старчество и Оптина пустынь // Блаженны чистые сердцем: сбор. статей. Сост. О. В. Курочкиной. М.: ИХТИОС, 2008. – С. 217–218.
2. Там же.
3. Документальный фильм «Ревнитель православного просвещения» (95 мин., авторы: О. Курочкина, М. Астраханцев, М. Космочевская, 2015 г.) и одноименная книга: Ревнитель православного просвещения: Обзор архива архим. Иннокентия / Сост.: О. В. Курочкина. М., 2005.
4. Архимандрит Иннокентий [Просвирнин] в воспоминаниях духовных детей и учеников [Текст] / Cост. Л. В. Бурмистрова. Сергиев Посад: Тип. Патриарш. издат.-полигр. Центра, 1998. – 119 с.
5. Самого Константина Николаевича Леонтьева в свое время от принятия монашества отговорили афонские старцы, дабы он послужил словом, и лишь перед смертью он смог исполнить данный им Божией Матери обет, приняв от оптинских отцов постриг с именем Климент.
Похожая история – у писателя Евгения Поселянина: он еще в юности просился у преподобного Амвросия Оптинского в монастырь, но старец ему запретил: «Сначала, – сказал, – университет окончи». Когда по окончании университета он снова приехал за советом, отец Амвросий благословил его: «А теперь пишите в защиту веры, Церкви и народности!» Потом уже спустя 20 лет преподобный Варсонофий уговаривал его в монастырь, но тот уже ответил: «Поздно!» Ему было около 40, на 61-ом году жизни он был расстрелян; ныне прославлен в лике новомучеников.
6. Иеромонах Зосима (Мельник). «В Сретенский монастырь меня направил старец Зосима» (публикация на портале Православие.ру).
7. Игумения Домника (Коробейникова). Условия подлинной монашеской жизни в городском монастыре. Доклад на XXIII Международных Рождественских образовательных чтениях, направление «Преемство святоотеческих традиций в монашестве Русской Церкви» (Сретенский ставропигиальный мужской монастырь. 22–23 января 2015 года). Перевод по: Ἀρχιμ. ΑἰμιλιανὸςΣιμωνοπετρίτης. Λόγοιεόρτιοιμυσταγωγικοί. Αθήναι· Ίνδικτος, 2014. Σ. 18.
8. Об издательской деятельности Русской Православной Церкви. Исторический очерк // Блаженны чистые сердцем: сбор. статей. Сост. О. В. Курочкиной. М.: ИХТИОС, 2008. – С. 59.
9. Безусловно, бойцы для этого фронта нужны укрепленные. Молодых послушников, которые лучше всего и разбираются в соцмедиа, для начала, как правило, надо самих реанимировать для реальности. Для восстановления биотоков мозга, гормонального фона, которые резко искажаются при Интернет-зависимости: 10-ти месяцев вне сети, как отмечают специалисты, достаточно. Сложнее восстановление искалеченных душ. Но в здоровой общине это обязательно происходит. Именно у монашествующих в разновозрастной, иерархичной, очищаемой через Слово Божие (Ин. 15:3) и не отлучаемой от Евхаристии общине есть резервы для отражения сообща всех соблазнов сети. Митрополит Берлинский и Германский Марк (Арндт) отмечал, что несущий послушание, связанное с выходом в Интернет, должен прерываться каждые полчаса, совершая хотя бы 20–25 Иисусовых молитв (см.: «Современные технологии, отречение от мира и соотношения в условиях монастыря». Доклад архиепископа Берлинского и Германского Марка на Международной богословской научно-практической конференции «Монашество Святой Руси: от истоков к современности», Москва, 23−24 сентября 2015 года). Для монастырской молодежи возможно своеобразная аскеза, когда надо, например, максимально точно передать в сообщении для соцсетей слово старших, не добавив ничего от себя, и т. д. Здесь более чем достаточно поводов для смирения, послушания, молитвы. В конце концов, для покаянного самобичевания, что также полезно для избавления от идола «идеального монаха», как говорил митрополит Лимасольский Афанасий (Николау, Кипрская Православная Церковь). Более того, монашеские общины могут и должны привлекать к миссии в соцсетях помощников из прихожан, паломников, налаживать связи с профессионалами – это будет взаимообогащающий для всех опыт соработничества. Техника безопасности для монашествующих в Интернете, а также возможности соборной работы в соцмедиа – это тема отдельного обсуждения, статей.
10. См.: Русская Православная Церковь запускает в социальной сети «Одноклассники» проект онлайн-общения со священниками // http://www.patriarchia.ru/db/text/5613106.html
11. Серен Кьеркегор. Введение в христианство. М., 1973. – С. 3–46.
12. Архиепископ Штутгартский Агапит (Горачек, Русская Православная Церковь Заграницей) об этом рассказывает так: «По-моему, самое главное, чтобы на приходе община жила тихо, чтобы между взрослыми не было никакой ругани. Как это ни странно, молодежь, которая в своих запросах максималистична и стремится к красоте, всё может терпеть: паршивое пение, бумажные задрипанные иконы, дешевый линолеум на полу – без проблем! Но как только начинаются какая-то возня, разбирательства, как украшать храм к Пасхе и т. д., подростки, как правило, тут же исчезают. Моментально! 13 лет был – глянь, а уже нету…» (запись беседы из личного архива автора).

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ