Прикосновение к святости

Вечер памяти архимандрита Кирилла (Павлова)

В день памяти Преподобного Сергия, игумена Радонежского в Свято-Троицкой Сергиевой лавре вспоминали архимандрита Кирилла (Павлова). Почтить память «замечательного духовного пастыря Русской Православной Церкви ХХ века», как сказал об отце Кирилле Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, собрались архипастыри, пастыри и миряне, лично знавшие батюшку или познакомившиеся с ним, его проповедями и беседами по книгам и статьям.

В слове после литии на могиле архимандрита Кирилла Предстоятель Церкви сказал: «Передача духовной традиции, которой обладали те старцы, нам, людям нынешнего поколения, имеет очень большое значение. Именно через таких духовных людей мы связываемся с исторической духовной традицией Святой Руси. Дай Бог, чтобы это преемство никогда не пресеклось, в том числе в Свято-Троицкой Сергиевой лавре. Поэтому мое главное слово сегодня обращается к инокам, монашествующим этого святого места: хранить заветы наших святых отцов, никогда не лениться в духовных подвигах, восходить от силы к силе, чтобы вокруг вас созидалась та духовная общность людей, в которой сохраняется наследие Святой Руси».

100 лет исполнилось бы отцу Кириллу 8 октября 2019 года. Батюшка родился в день престольного праздника Троице-Сергиевой лавры, день памяти ее небесного покровителя. О его духовной связи с Преподобным говорили многие выступавшие на вечере. Сокровенные воспоминания тогдашних насельников лавры, а ныне иерархов Русской Православной Церкви и людей близких по духу отцу Кириллу словно приоткрыли для нас и, будем верить, для всех последующих поколений христиан еще несколько страниц жизни батюшки, которую уже сейчас хочется назвать житием.

Найденное на руинах военного Сталинграда Евангелие раз и навсегда изменило жизнь рядового Ивана Павлова. Благодаря этой находке, молодой тогда еще человек получил ответ на самый главный вопрос о том, какой должна быть его жизнь после войны. И, наверное, с этого времени начался крестный путь будущего пастыря, проходивший сквозь годы советской действительности и духовного возрождения «милой Родины» – так говорил о своей стране всероссийский духовник, архимандрит Кирилл.

«Никого не осуждал», «терпел клевету», «учился и учил смирению», «всех любил», «никого не отвергал», «во всем полагался на волю Божию» – вот тот неполный список добродетелей батюшки, которые перечисляли на вечере люди, знавшие его при жизни.

Образ отца Кирилла сегодня складывается из рассказов тех, чье духовное становление происходило при его участии. Архиепископ Каширский Феогност, возглавлявший Троице-Сергиеву лавру более 30 лет, признался, что его жизнь поделена на два периода – до исповеди у отца Кирилла и после нее. Владыка вспоминал о том, как бережно батюшка относился к свободе человека, как учил принимать важные решения самостоятельно. А еще о том, как много мужества было в смирении отца Кирилла.

О смирении и любви – любви к каждому человеку без исключения – говорили, кажется, все выступавшие. Кто-то сожалел о том, что братия, да и не только они, не берегли батюшку, стараясь на любые, даже самые незначительные вопросы как можно быстрее получить ответы у старца. Днем и ночью шли к отцу Кириллу люди со своей болью, своими помыслами, просьбами и вопросами... Теперь, с позиции прошедших лет и умудренного опытом возраста, они говорят, что, наверное, что-то можно было и отложить до поры или постараться самостоятельно разрешить наболевший вопрос. Но неважных вопросов, невыполнимых просьб и незначительных людей, кажется, не существовало для самого отца Кирилла. Все, без исключения, обращавшиеся к батюшке с различными нуждами люди, были для него очень значимыми. К каждой человеческой душе старец относился с почтением.

Блаженнейший митрополит Киевский Онуфрий вспоминал: «Он любил всех и относился ко всем с уважением – к праведным, и неправедным… Незаметно, неуловимо для ума и чувств он умел возвращать людям божественную надежду, без которой жизнь наша становится невыносимой и которую так часто отнимает у нас наш собственный грех...» Эта надежда всегда сияла в душе отца Кирилла. И еще митрополит Онуфрий говорил о том, что никто не может научить другого Божественной мудрости, если сам ее не имеет. И никто не может научить другого смирению, если не имеет его. Вспоминая батюшку, владыка отмечал, что никогда не видел отца Кирилла во гневе, но видел, как, молча, без ропота и осуждения, старец переносил клевету. Плакал, но не роптал и не осуждал клеветников. О причине его слез молодые насельники лавры тогда не знали и не задумывались. Узнали намного позже, когда сам отец Кирилл давно простил и забыл все, что было.

Митрополит Тернопольский Сергий рассказывал, как батюшка вдохновлял его, студента Московской духовной семинарии, во всем полагаться на волю Божию и как своей молитвой и собственным примером не раз помогал в трудных жизненных обстоятельствах. Как благословение старца «идешь на крест», сказанное после молитвы в ответ на вопрос о предстоящей епископской хиротонии не оставило сомнений в том, что такова именно и была воля Божия о будущем митрополите.

Не раз в этот вечер выступавшие вспоминали, как через отца Кирилла Господь открывал Свою волю. И с каким смирением батюшка оставлял за человеком право принять или не принять ее от него.

Хорошо запомнился рассказ руководителя издательского отдела Троице-Сергиевой лавры архимандрита Алипия (Кастальского-Бороздина) о том, как один из студентов семинарии, пришел к отцу Кириллу, чтобы получить благословение на монашество и остаться в лавре. Он был уверен, что получит такое благословение. Но отец Кирилл, помолившись, благословил молодого человека ехать в Оптину пустынь возрождать недавно переданный Русской Православной Церкви и совсем еще неустроенный монастырь. Брат возмутился, так как в Оптину ему ехать не хотелось. Заметив это, батюшка сказал: «Тогда сходи к преподобному Сергию и у него спроси, куда тебе идти монашествовать». Придя в Троицкий собор к раке с мощами преподобного Сергия и обратившись к нему с молитвой, семинарист услышал голос: «Иди в Оптину пустынь». Сначала молодой человек не понял, кто это говорит, но, обернувшись, увидел блаженного, который закричал на весь храм: «Тебе сказали, иди в Оптину пустынь!» Блаженного, как и полагается, из собора вывели, чтобы не нарушал порядок, но у послушника уже не осталось никаких сомнений в том, что воля Божия о нем такова и ее надлежит исполнить.

Отец Алипий вспоминал и о том, каким бывал строгим батюшка, если в строгости для приобретения духовной пользы нуждался тот, к кому она была проявлена. Однажды отец Кирилл сделал замечание брату, накричавшему в алтаре на кого-то из клириков. «Простите, батюшка, нервы не выдержали», – попытался оправдаться тот. «Это не нервы не выдержали, – поправил его старец, – это духовная распущенность». Другому человеку, пришедшему в монастырь в зрелом возрасте и начавшему раз за разом обсуждать недостатки монастырской жизни, батюшка сказал: «Знаешь, собирай свои вещи и уходи. Братия здесь как Ангелы, а ты кто такой, чтобы осуждать их?»

Заслуженный профессор Московской духовной академии Константин Ефимович Скурат, вспоминая студенческие годы, проведенные вместе с отцом Кириллом в стенах академии, говорил, что уже тогда будущий архимандрит отличался основательностью внутреннего устроения и духовной крепостью, которые нельзя было не заметить в повседневном общении с ним. «Личностью исключительной по своим духовным дарованиям» назвал профессор архимандрита Кирилла, которого Господь призвал к особому служению. А рассказанный Константином Ефимовичем случай, промыслительно сделавший его сотаинником отца Кирилла, хочется привести здесь полностью.

«Это произошло, когда отец Кирилл уже находился в Переделкино в состоянии больного человека. Мне хотелось побывать у него, ведь мы были знакомы давным-давно, но в последние годы не встречались. И вот однажды братия Троице-Сергиевой лавры пригласили меня навестить вместе с ними отца Кирилла. Я стал ждать этой встречи.

Когда мы приехали в Переделкино, нам сказали: «Братья, отец Кирилл только что уснул. Когда он проснется, мы не знаем и будить его не будем». Что делать? Возвращаться? Конечно, об этом никто не говорил, но вместе с тем было неизвестно, сколько придется ждать. И все-таки мы решили остаться. Пошли в храм Божий, потом посетили кладбище рядом с храмом. И я верю, что отец Кирилл увидел нас, потому что очень скоро нас позвали к нему. Ждать пришлось недолго…

Мы вошли в комнату, где на кроватке лежал отец Кирилл, поклонились ему, а затем, подходя поближе, стали рассказывать каждый о своем. И каждому из нас отец Кирилл давал совет. Дошла очередь и до меня. В волнении я подошел к нему. Сначала мы вспомнили однокурсников, а потом я изложил свои скорби и попросил его святых молитв об одном человеке, который был и остается мне очень близок и который в них очень нуждался. Я назвал его имя. Но возникло чувство, что отец Кирилл как будто не все услышал. Я немного растерялся. Наступила какая-то пауза, и вдруг отец Кирилл, широко открыв глаза и глядя в небо, два раза громко произносит имя человека, которое я назвал. Это было сказано так четко, ясно и с каким-то особым устремлением, что я не сомневался, что вижу, как человек разговаривает, дерзну сказать, с Самим Господом Богом. Для меня это было настолько ново и настолько сильно подействовало на меня, что какая-то дрожь пробежала по всему телу. На какое-то мгновение я почувствовал себя в состоянии совершенно необычном. После чего возникла некоторая пауза, и я отступил от отца Кирилла, но чувство это у меня продолжало быть.

И если бы у меня сегодня кто-то спросил, видел ли я такого человека, который разговаривал с Богом, я сказал бы – да, я его видел. Знал ли я такого человека, который любил бы всей душой, всем сердцем Бога и также своего ближнего? Да, я его знал. Встречал ли я святого человека? Братья, сестры, владыки, я сказал бы то же самое. Да, встречал. И об этом говорю сейчас перед всей этой глубокоуважаемой и дорогой аудиторией – я остаюсь убежденным в этом по сей день».

О чудесах, происходивших по молитвам отца Кирилла, наверное, можно было бы написать целую книгу. Примечательный случай описал выступавший на вечере митрополит Владимирский и Суздальский Тихон. Как-то к владыке обратился режиссер Никита Михалков, который попросил благословение снять к 50-летию Победы русского народа в Великой Отечественной войне отца Кирилла – рядового в годы войны, а на тот момент почитаемого верующими людьми духоносного старца. Владыка благословил съемки. Съемочная группа приехала в Переделкино, где тогда жил отец Кирилл. Сначала батюшку снимали в келье, потом во дворике. Наконец, заметив усталость отца Кирилла, кто-то из киношников сказал, что можно было бы уже и закончить снимать, но хочется небольшого хотя бы ветерка дождаться. Уж больно безжизненная погода стояла в тот день, как говорится, полный штиль… «Да ветерок-то – это, пожалуйста», – откликнулся отец Кирилл. И в этот момент почти сразу после его слов подул ветер. Киношники, казалось, остолбенели, и вместо того чтобы снимать батюшку в изменившихся в соответствии с их пожеланиями погодных условиях, начали рассуждать, случайно это произошло или потому, что отец Кирилл сказал, чтобы подул ветер.

Господь откликался на молитвенные прошения батюшки. Об этом знали все, кто обращался к нему за помощью. В том числе и по этой причине не иссякал людской поток к дверям его кельи. Но нам, живущим сегодня христианам, представляется радостным то, что не только за чудесами и исцелениями люди обращались к отцу Кириллу. Много было и тех, кто хотел научиться у старца духовному деланию – воспринять от него ту самую традицию Святой Руси, которую не удалось прервать силам зла в безбожные советские годы и подменить системой так называемых «общечеловеческих ценностей» в постсоветский период.

Среди пришедших на вечер, посвященный 100-летнему юбилею архимандрита Кирилла, были те, чья духовная жизнь и в наши дни может служить образцом для подражания, кто внес весомый вклад в сохранение единства Церкви, кто проявляет деятельную заботу о монашестве, мирянах и всех ее чадах.

Епископ Солнечногорский Алексий напомнил выражение, что монах – это исполненное в жизни Евангелие, а духовный путь отца Кирилла – яркий образец христианина, однажды открывшего для себя евангельский путь и безбоязненно следовавшего им до конца своих дней. «Он шел с Евангелием и не боялся, – подытожил владыка свою часть воспоминаний об архимандрите Кирилле. – А перед нами стоит задача – самим теперь исполнять то, чему мы научились у батюшки».

В завершение хочется от всей души поблагодарить всех, кто принял участие в организации этого вечера. Такие встречи нужны нам еще и для того, чтобы почувствовать, что Иисус Христос вчера и сегодня и вовеки Тот же (Евр. 13:8), что святые люди живут рядом с нами, и что нам есть у кого учиться и просить молитвенного заступничества.

Материал подготовила Екатерина Орлова
Фото: Владимир Ходаков


Материалы по теме

Публикации

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ