Основные принципы и формы организации духовного образования насельников современных монастырей

Епископ Воскресенский Савва

Преосвященнейшие владыки, дорогие отцы, братия и сестры!

В рамках нашего направления Рождественских чтений хочу затронуть тему образования и образованности насельников монастырей, принципов и форм организации этого образования, просветительских задач наших обителей, стоящих в связи с необходимостью повышения учености в монастырях.

Образовательная и просветительская деятельность являются важной составляющей современного служения монастырей Русской Православной Церкви, особенно учитывая то, что мы живем в информационную эпоху. Несмотря на то, что законы времени очень сильны и часто довлеют над вечными ценностями, необходимо, чтобы и в наши дни организация духовного образования монашествующих, а также образование клира и мирян, организованное в монастырских стенах, несли, прежде всего, вечные ценности, не прогибаясь под требования «века сего».

Священноначалием Русской Православной Церкви регулярное повышение образовательного уровня насельников монастырей сформулировано как важнейшая задача. Святейший Патриарх Кирилл высоко оценил инициативу Учебного комитета и Синодальным отделом по делам монастырей о необходимости обучения насельников монастыря в его стенах. Уверен, что надо развивать достигнутые результаты, создавая при обителях образовательные центры.

Важно, чтобы поступившие в монастырь насельники разного уровня образованности после пострига получали, либо сохраняли возможности интеллектуального роста. Эти возможности могут быть реализованы по-разному в разных обителях в зависимости от тех видов служения, которые существуют в них.

Но прежде всего, конечно, должен повышаться уровень богословской грамотности. Само понятие «богословская грамотность» достаточно условно и включает как собственно теологические познания, уровень знания библейских, святоотеческих текстов, так и знакомство с практикой взаимодействия сакрального и секулярного. Удаляясь от мира, современное монашество, тем не менее, не должно устраняться от возможности и необходимости помочь миру как советом, так и добрым примером христианского жития.

В монастырь очень часто приходят люди за советом, иногда, в сложных жизненных ситуациях. Поэтому, как ни странно это прозвучит, понятие «грамотность насельника монастыря» включает в себя, на мой взгляд, минимальные психологические навыки: умение распознать за жалобой и ее скрытый смысл, умение задать правильные вопросы. Можно ли и следует ли называть такую грамотность «богословской»? Думаю, что да, ведь даже в краткой беседе со страждущим и обремененным (Мф. 11, 28 — 29), пришедшим в монастырь, следует сформулировать вопросы и ответы в соответствии с Христовым учением, в соответствии с Евангелием, а не умозрительно. Поэтому даже этот, так сказать, «бытовой» уровень нашего служения миру должен показывать базовый уровень грамотности насельника монастыря.

Важнейшей задачей любого монастыря является совершение уставного богослужения. Богослужение, конечно, является для монастырей прекрасной формой миссионерства, но, кроме того, это и важнейшая форма монашеского служения и школа самообразования. Может быть, в деле постановки богослужения не стоит ограничиваться самообразованием. С одной стороны, каждый служащий и каждый молящийся (как монах, так и мирянин) всегда обращает внимание на трудные и непонятные места в богослужебных текстах. С другой, частым явлением становится то, что наше духовенство после семинарии или академии служит по привычке, за чередой забот не обращая внимание на сложные, малопонятные места, ранее не разобранные, ранее не понятые. Мне кажется, что формой преодоления такого «застоя» в литургической жизни наших монастырей могло бы стать создание кружков по литургике. Такие кружки могут быть потенциально трех типов: только для братии, только для прихожан (там, где в монастыре существует устойчивый приход) и смешанные — своего рода семинары, в которых могут участвовать и братия, и прихожане монастыря.

Важен, на мой взгляд, и вопрос о повышении уровня пастырской квалификации насельников монастыря в священном сане. Во многих наших обителях уровень проповеди оставляет желать лучшего. Иногда монашествующие проповедуют чрезвычайно тихо и неразборчиво, иные же — напротив слишком картинно и красноречиво, но малосодержательно. На мой взгляд, нельзя оставлять вопрос о проповеди в монастыре где-то в стороне и в связи с вопросом об образовательном уровне насельников. С одной стороны, не каждому дано от Бога красноречие, но с другой — научиться произносить действенные проповеди, имеющие богословское содержание, может каждый священномонах. И этому нужно именно учиться. Как организовать подобный образовательный процесс в монастыре? Посмотрим на опыт предреволюционной России: тогда духовенство очень активно стало создавать проповеднические кружки, где обсуждало различные аспекты гомилетики, апробировало новые и типовые тексты проповедей, обсуждало трудности проповедничества, особенности слушающей проповедника аудитории. Необходимо вернуться к традициям того времени в наших монастырях. Никто не мешает братии еженедельно организовывать проповеднический час. Сейчас есть возможность записывать проповедь, а потом разбирать запись, отмечая все достоинства и недостатки сказанной проповеди. Это, безусловно, будет внутренней монастырской формой образования и самообразования.

Кроме своей главной задачи: организации уставного богослужения, непрестанной молитвы, монастырь имеет в наши дни важные задачи в области социального служения.

Даже внутри нашей Церкви есть проблемы, в решении которых монастыри могли бы принять деятельное участие. Среди молодого духовенства известен феномен «выгорания», которое приводит к пастырскому индифферентизму, иногда к алкоголизму, порой — к семейным проблемам, оканчивающимся, например, случаями домашнего насилия. Может ли монастырь быть помощником, место решения подобных проблем? Думаю, что да. Но этому нужно учиться.

В организации социальной деятельности обители не обойтись без обучения. Настоятель ставит того или иного насельника обители ответственным за ту или другую сферу деятельности, но редко бывает так, чтобы послушание соответствовало специальности и профессиональным навыкам. Следовательно, эти навыки следует приобретать.

В указанных случаях помогает общение с профессионалами, но это общение опять же, на мой взгляд, должно приобретать некие институциональные формы, как то: круглые столы, семинары, кружки. Сошлюсь на опыт Новоспасской обители. В прошлом году мы начали подготовку к работе по помощи жертвам домашнего насилия. Хотя система помощи еще не организована, так как это требует очень больших вложений: и временных, и материальных, многие из нашей братии, из наших сотрудников принимали участие в дискуссиях, круглых столах, которые мы провели, и благодаря им они уже на некотором уровне разбираются в вопросах этого социального явления, знают соответствующую терминологию. Это поможет им в общении со специалистами: психологами, медиками, которых монастыри, безусловно, должны привлекать для реализации своих социальных проектов.

Важно также, что образование и самообразование не замыкалось в стенах одного монастыря. Обители, особенно находящиеся в одной или соседних митрополиях, как кажется, должны общаться друг с другом. Можно разрабатывать краткосрочные образовательные курсы для монашествующих того или иного региона. Естественно, соборно — во взаимодействии нескольких обителей, по согласованию с Синодальным монастырским отделом — легче будет изыскивать организационные и финансовые возможности для проведения курсов, а также вернее, с большей пользой выбрать тему их.

Я думаю, что образовательная деятельность монастыря должна способствовать не только чисто интеллектуальному росту насельников, но и благотворно влиять на их душевное расположение и духовную жизнь. Монашествующим должно быть интересно пребывать в стенах монастыря! «Радуйтесь», — сказал Господь по Своем Воскресении, поэтому радость должна сопровождать всю нашу работу, ведущуюся во имя Его.

Однако наша творческая деятельность в плане выработке форм образования для монашествующих не должна носить умозрительный характер. Нужно тщательно исследовать проекты и опыт прошлого. Так, считаю, что важно ознакомиться с предсоборными и соборными дискуссиями 1917 — 1918 гг. Соборяне старались придать каноничные, церковные формы институту ученого монашества, возникшего в синодальный период. Предлагалось создать братство или институт ученых монахов, под которые хотели выделить особый монастырь. Может быть, и в наше время стоит задуматься о том, что создать высшую школу ученых монахов с тем, чтобы они представляли собой все-таки монастырь, а не разрозненных сотрудников синодальных и епархиальных учреждений. На мой взгляд, координация между обителями, о которой я уже говорил, в опыте организации образовательной деятельности очень важна.

При всем том, вся деятельность монастыря, носящая просветительский характер, а также и повышения образовательного уровня отдельными монашествующими, на мой взгляд, не должны заслонять основного предназначения монашества: не должны препятствовать регулярному участию в монастырских богослужениях, сосредоточенности духовной жизни, выполнению монашеских обетов.

Особо стоит сказать о самообразовании насельников монастырей. Считаю, что, кроме личного чтения, в обителях могут вводиться послушания по чтению, исследованию той или иной литературы или материалов. Очень важной является организация издательской деятельности монастыря. Это есть вместе с тем и средство самообразования монашеской братии. Пусть небольшой монастырь не выпустит столько литературы, сколько ставропигиальная обитель может выпустить, но если хотя бы одна, выполненная на качественном уровне книга — пусть по истории самой этой обители — будет создана, это уже будет показателем интеллектуального роста насельников данной обители.

Сложной темой считаю образование насельников отдаленных монастырей. Ввиду удаленности от образовательных центров порой это становится непростой задачей. В то же время при нынешних средствах связи и при том, что наши духовные школы активно разрабатывают методики удаленного образования, и эта проблема является решаемой.

Считаю важным регулярное обсуждение образовательных форм как насельников монастырей, так и организация обучения в монастырях. В Новоспасском монастыре по благословению Святейшего Патриарха Кирилла действует Центр образования московского духовенства. Очевидно, что подобные локальные, епархиальные курсы легче организовать в Москве, где много ученых и специалистов. Но очевидно, что при желании такие образовательные центры могут быть созданы в обителях и в наших регионах. Скажу вам по опыту своего служения в Ярославской епархии, где я был наместником Спасо-ЯковлевскогоСвято-Димитриева монастыря. Даже в небольшом по населению Ростове Великом есть достаточно интеллигентных людей, которые могут быть кооптированы монастырем ко взаимной пользе: труженики музеев, школ, архивов, прочих учреждений культуры, образования, социальной сферы получают духовное утешение и просвещение, катехизируются, а монашествующая братия получает необходимые для нее специальные сведения, например в области искусствоведения, которых в силу специфики нашего семинарского образования у нее может и не быть.

В своем докладе я кратко коснулся некоторых форм принципов образования и самообразования насельников монастырей, организации образовательной деятельности в самих монастырях. Я предлагаю обсудить эту тему и каждого высказаться по затронутым вопросам.


Материалы по теме

Новости

Доклады

Архимандрит Илия, духовник женского монастыря Преображения Господня в Террасоне
Иеросхимонах Гавриил, насельник монастыря Новый Эсфигмен Святой горы Афон
Архимандрит Илия, духовник женского монастыря Преображения Господня в Террасоне
Иеросхимонах Гавриил, насельник монастыря Новый Эсфигмен Святой горы Афон