О любви к игумену

Игумения Домника (Коробейникова)

Для возрождения подлинной монашеской жизни представляется в особенности необходимым взращивать в обителях глубокое почитание игумена. Основоположники монашества очень возвышенно пишут о роли игумена в монашеском братстве, говоря, что он «представляет лицо Спасителя». И монахам заповедуется не просто уважение к игумену, но сугубая почтительность, трепетная любовь и благоговение к нему. Именно такое отношение к игумену можно увидеть не только в житиях святых, но и в практике современных монастырей на Афоне. Там слово игумена, его благословение, само его появление — это всегда нечто особенное, словно явление ангела или Самого Христа. В монастырях нашей Церкви еще не сформировалась такая культура отношения к игумену, хотя, несомненно, в этом отношении наши монастыри имеют большие духовные возможности.

Думается, корнем проблемы является то, что в российских обителях игумен чаще всего не воспринимается как духовный отец, а игумения как духовная мать. В них видят только администраторов, управляющих. Причем так видит свое служение и сам игумен, так оценивает его деятельность и братство, и архиереи, и внешние люди. И очень важно постепенно преодолеть этот стереотип. Почитание игумена может созидаться, прежде всего, на основе глубоких духовных отношений, таинственной связи между духовным отцом и его чадами. Отец Ефрем Ватопедский во время своей поездки в Россию и Белоруссию говорил так: «Большая ошибка допускается в тех русских монастырях, где игумен является лишь управляющим. Игумены и игуменьи, прежде всего, духовные отцы и матери. Потом — всё остальное».

Что необходимо для того, чтобы в обителях формировалось такое отношение к игуменам и игумениям?

Конечно, многое зависит от самих настоятелей и настоятельниц монастырей.

И первостепенное значение имеет то, чтобы настоятели по возможности старались меньше времени отдавать хозяйственным делам, поручая их опытным помощникам, а основное внимание уделяли духовному окормлению братии, то есть личным беседам с каждым насельником. Преподобный Паисий (Величковский) увещал монахов одной обители, чтобы они не требовали от игумена излишних хлопот о внешнем управлении, а предоставили ему «благоустраивать души». Внешние же дела, по словам преподобного Паисия, «силен Бог устроить через иных братьев». Так же учит и преподобный Феодор Студит, который пишет: «Не заботься об экономических делах, но все твои заботы пусть будут о душах. А золото и нужные вещи предоставь эконому, келарю и кому следует по каждой должности».

Если в обители есть духовник, важно, чтобы при этом сохранялся авторитет игумена. То же касается и женских монастырей. Духовник должен совершать таинство исповеди сестер; если же сестры обращаются к нему за советом или благословением на что-либо, нужно, чтобы он направлял их к игумении, поскольку именно она является их духовной матерью и должна быть для них главным авторитетом.

Для того чтобы братия почитали игумена, очень важно, чтобы он участвовал в жизни братства и чтобы всякое дело в монастыре было освящено его благословением. Настоятель, по выражению старца Ефрема Ватопедского, является законодательным органом благодати. Келейное правило каждого насельника, трапеза, планы послушаний, выдача насельникам необходимых вещей — всё должно регулироваться игуменом. Хорошо также, если в обители есть традиция испрашивать благословение именно у настоятеля, а не у кого-либо из старших братий, на выезды насельников из обители, на работу во время богослужения и тому подобные дела. Тогда насельники чувствуют в настоятеле отца, который вникает во все их нужды, и естественно почитают его. Кроме того, согласно монашеским уставам, игумен является тем, кто возглавляет и направляет богослужение, и к нему подходят за благословением служащие иеромонахи, чтецы паримий и апостола, звонари, а также все братия при входе в храм и те, кто выходит со службы на неотложные послушания. Соблюдение этой традиции может иметь большое влияние на души насельников и в особенности взращивать в них благоговение к игумену.

Для братьев крайне важно часто видеть своего настоятеля, слышать его голос, его отеческое слово, поэтому игумену необходимо участвовать в общих трапезах, богослужениях. Хорошей традицией является и то, когда настоятель, отлучаясь из обители на два или больше дней, собирает все братство, рассказывает о цели своей поездки и просит молитв, а по его возвращении все братство встречает настоятеля. Такая традиция существовала, например в монастыре преподобного Паисия (Величковского) и даже была закреплена в уставе обители.

Одним из условий, благодаря которым созидается взаимная любовь настоятеля и братии, являются духовные беседы, проводимые игуменом, желательно, не реже, чем раз в неделю. Известно, что преподобный Пахомий Великий проводил беседы с братством каждый вечер, а преподобный Феодор Студит — три раза в неделю. Часто собирали своих духовных чад на беседы преподобные Зосима (Верховский) и Паисий (Величковский). Последний регулярно посещал с этой целью и отдаленные монастырские хутора. На монашеском симпозиуме в Сербии в 2011 году было сказано, что если братство не получает такого оглашения, то оно не может преуспевать; души братий иссыхают без просвещения словом игумена. При этом не имеет значения, умеет ли игумен красиво говорить. На беседах он может, например, зачитывать поучения святых отцов и кратко комментировать их. Важно само его внимание к духовным чадам, атмосфера единства во Христе, которая возникает на этих беседах.

В том, чтобы в обители развивалось почитание игумена, немалую роль играют старшие братия, которые показывают всем остальным насельникам пример такого отношения к игумену. В особенности важно, чтобы старшие братия, какие бы высокие должности они ни занимали, являли образец послушания и смирения. В качестве примера можно вспомнить преподобного Антония Оптинского. Он был старцем, которого почитали все братия, однако смирялся, как последний послушник, перед молодым настоятелем, иеромонахом Исаакием. Отец Иоанн (Крестьянкин), будучи старшим архимандритом и духовником в монастыре, когда к нему приходили просить благословение на что-либо, спрашивал: «А отец наместник это благословил? Вначале идите к нему, а потом можете и ко мне прийти». Эти примеры смирения и послушания маститых старцев, конечно, сильно действовали на всех прочих братий. Хорошие примеры есть и в «Лествице». В одном случае рассказывается об экономе, которого игумен при всех несправедливо обличил и приказал выслать из церкви, и тот воспринял это с большой кротостью. В другом случае повествуется о монахе, который прожил в обители сорок восемь лет и был вторым соборным пресвитером. Этого старца игумен без вины оставил стоять во время трапезы, и он стоял, помышляя, что, повинуясь пастырю, повинуется Самому Христу. Важно, что именно ближайшие к игумену люди являли образец глубокого, нелицемерного смирения перед ним и незыблемой любви к нему. И наверно, можно сказать, что из того, как относятся старшие братия к игумену, сразу становится ясно, какова вообще атмосфера в обители.

Для созидания правильных отношений между игуменом и братством важно просвещение иноков через чтение житий, жизнеописаний подвижников и отеческих книг. Наставления святых отцов научают любви к духовному наставнику, повествуют о послушании древних иноков и возбуждают ревность следовать их примеру.

Для благоустроения монастыря очень важно, чтобы братия не обсуждали настоятеля, его кажущиеся или действительные немощи и тем более не злословили его, поскольку часто любовь и доверие к игумену теряются именно из-за любопытного исследования его слов и действий или из-за внимания к клевете. Отец Ефрем Филофейский, ученик старца Иосифа Исихаста, рассказывал, что в годы его новоначалия старец дал ему благословение ни с кем не разговаривать при выходах из общины. Спустя годы отец Ефрем понял, от какой опасности уберегло его это благословение. Ведь если бы отец Ефрем с кем-нибудь тогда разговаривал, то его обязательно спросили бы: «Кто твой старец? Монах Иосиф? Так он же в прелести!». И эти слова разрушили бы в его душе образ старца, поколебали бы доверие к нему. Неслучайно преподобный Пахомий Великий считал обсуждение игумена смертным грехом, подобным греху Хама, который осмеял Ноя перед своими братьями. В уставах некоторых древних монастырей давалась заповедь не обсуждать недостатки не только самого игумена, но и кандидатов в игумены перед избранием. Нарушавших эту заповедь устав предписывал изгонять из обители, поскольку такие монахи своими разговорами разрушали единство братии и подвергали монастырь смутам и нестроениям. Все эти правила могут быть закреплены и в современных монашеских уставах.

Необходимо также, чтобы братия не допускали помыслов, что игумен к кому-то из них относится с неприязнью. Порой за этими помыслами стоит желание инока, чтобы ему уделяли больше времени, внимания. Как правило, это бывает связано с тем, что изначально любовь инока к игумену была основана на чувственной привязанности, пристрастии. И тогда со временем брат может разочароваться в настоятеле, потерять к нему почтение и доверие, поддаться эгоистичной ревности или обиде. И конечно, игумен должен заботиться о том, чтобы постепенно исправить это состояние брата, чтобы его любовь из пристрастной стала духовной. Святитель Нектарий Эгинский писал одной из монахинь, которая терпела такую брань по отношению к игумении, что ее состояние вызвано демоническим влиянием, направленным на то, чтобы уничтожить благодарность сестры к игумении, трудящейся ради ее же спасения. На симпозиуме, посвященном женскому монашеству, игумения Феоксения советовала монахине в подобном испытании: «Я думаю, что эта сестра должна подождать, открыть своей матушке эти помыслы и просить благодати и помощи Божией, и Бог ей поможет!»

Кроме того, братиям важно сознавать, что игумен как духовный отец должен врачевать немощи своих чад, а для этого иногда бывают необходимы и горькие лекарства, то есть замечания, епитимии. И, как учат святые отцы, тому послушнику, который внутренне готов принять всё от своего наставника, Бог дарует особенно горячую любовь к духовному отцу как совершителю его спасения.

Наконец, нужно отметить, что в созидании правильных отношений между игуменом и братством большое значение имеет и произволение каждого насельника. Если насельник настроен всегда оказывать игумену послушание и почитание, то он обязательно будет получать духовную пользу, даже в том случае, если настоятель не обладает большим духовным опытом. От отношения братий во многом зависит то, как ощущает себя игумен в монастыре. И если настоятель чувствует искреннюю любовь иноков, то и сам он с большей готовностью и радостью служит братству и с любовью заботится о нем.


Материалы по теме

Публикации

Доклады

Архимандрит Илия, духовник женского монастыря Преображения Господня в Террасоне
Иеросхимонах Гавриил, насельник монастыря Новый Эсфигмен Святой горы Афон
Архимандрит Илия, духовник женского монастыря Преображения Господня в Террасоне
Иеросхимонах Гавриил, насельник монастыря Новый Эсфигмен Святой горы Афон