К 25-летию открытия Покровского ставропигиального женского монастыря в Москве

Игумения Феофания (Мискина)

Матушка Игумения, благословите! В этом году исполняется ровно 25 лет со дня решения Священного Синода об открытии в Москве Покровского ставропигиального женского монастыря. Как Вы узнали об этом событии, которое произошло 24 ноября 1994 г.?

Господь приклонил Свою милость над Россией, и, по милости Божией, тридцать лет назад на Руси вновь стали открываться храмы и монастыри, в том числе и Покровская обитель. Хотя Покровский монастырь хотели открыть еще раньше, в 1983 году, когда встал вопрос о передаче Церкви одного из московских монастырей. Перед началом подготовки к 1000-летию Крещения Руси в Покровский монастырь приезжал Святейший Патриарх Пимен с владыкой Сергием (Соколовым) и с отцом Феодором Соколовым (который мне и рассказал потом об этом), осматривали территорию. Но обитель была в ужасающем состоянии: храмы изуродованы пристройками и перепланировками, стены разрушены, а все здания занимали разные организации – министерства, банки, и еще множество арендаторов. Территория захламлена, заставлена машинами, Воскресенский храм занимали бильярдная, спортзал и ночной клуб. Поэтому первым в Москве был возрожден Свято-Данилов монастырь, так как там располагалась только детская колония, и поэтому монастырь легче было освободить, а стены и здания были более или менее сохранены. В результате переговоров, колонию перевели в другое место, а Данилов монастырь первым передали Церкви в 1983 году. Потом наш Покровский монастырь еще несколько раз хотели открывать. В 1992 году по благословению Святейшего Патриарха Алексия II была зарегистрирована община сестер милосердия, но вскоре она прекратила свое существование, хотя был зарегистрирован устав, было приходское собрание. Но что-то не получилось, и думаю, что было слишком много арендаторов, которые не хотели освобождать территорию и помещения. Поэтому вопрос об открытии Покровского монастыря откладывался.

В 1993 г. Святейший Алексий II обратился к мэру г. Москвы Ю. М. Лужкову с вопросом об открытии Покровского женского монастыря и передаче всех зданий. Правительство Москвы поддержало решение Патриарха и в 1994 г. 24 ноября было принято решение Священного Синода об открытии здесь женской обители. На тот момент в Москве уже было открыто 4 мужских и 3 женских монастыря, поэтому Святейший Патриарх Алексий II решил возродить Покровский монастырь как женскую обитель.

Вас назначили настоятельницей Покровского монастыря немного позже, 22 февраля 1995 года. Как Вы восприняли это назначение? Слышали ли раньше об этой обители? Знали ли, куда едете?

Нет, я не знала, куда еду и в какой монастырь. Резолюция была, что меня переводят на послушание в Московскую Патриархию. Про Покровский монастырь я никогда не слышала и не знала, где он находится. Я была насельницей Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского женского монастыря, когда прислали резолюцию. До этого я несколько лет несла послушание в Московской Патриархии, сначала при Патриархе Пимене, потом при Патриархе Алексии II, который знал меня и какие ответственные послушания я несла.

Он еще раньше не хотел отпускать меня из Патриархии в Дивеево, но я все-таки отпросилась туда, так как очень любила преподобного Серафима Саровского и очень хотела просто пожить в монастыре, нести послушания, как и все. В 1994 году, еще до открытия Покровского монастыря, Святейший Патриарх Алексий II приезжал в Дивеево, и уже тогда он предложил мне стать игуменией одного из московских монастырей. Но я очень просила, чтобы меня оставили в Дивеевской обители, у батюшки Серафима.

И вроде бы Патриарх тогда согласился, я успокоилась, что ничего такого не будет, понадеялась, что мою кандидатуру теперь не будут рассматривать. Но в феврале 1995 года меня вызвали в Москву, вручив указ о моем назначении в Покровский монастырь.

Матушка Игумения, скажите, пожалуйста, как Вы помните, с какими чувствами Вы приступили к возрождению обители? Ведь, судя по архивным фотографиям, на которых запечатлены храмы без крестов и другие здания монастыря, здесь была полная разруха, как и в большинстве церквей в то время. Не боялись ли Вы браться за восстановление монастыря – одна, практически без поддержки властей, только по благословению священноначалия?

Конечно, поначалу я была в растерянности – с чего начинать, как оформлять документы, где жить, кого просить о помощи, где искать сестер?.. Помню, сказала о своих сомнениях Святейшему Патриарху Алексию II, когда он вручил мне указ о назначении и дал почитать проект устава монастыря, сказал: «Подойдешь ко мне в 17.00». Я стала читать устав, но вообще ничего не понимала. В назначенное время подошла к Патриарху, вся в слезах, говорю: «Ваше Святейшество, простите меня, мне кажется, Ваш выбор неправильный, я недостойна быть игуменией. Что угодно – любое послушание в Патриархии, как раньше, но только не игуменией. Я же не справлюсь! Пока не поздно, поставьте кого-нибудь другого!» – и всё плачу… Патриарх так мудро на меня посмотрел и говорит: «Дай мне устав. Документы пускай юристы смотрят, а ты главное монастырем управляй и открой его. Ты же была в Патриархии экономом, у тебя практика большая, сейчас вон вместо тебя 5 человек, и то не справляются». Вызвал отца Владимира Дивакова, поручил ему помочь разобраться с документами и отвести к юристам.

Отец Владимир позвонил, чтобы меня принял советник префекта Центрального округа г. Москвы А. И. Музыкантского Косов Валерий Федорович, который в 1990-1998 гг. работал в Мэрии Москвы, был ответственным за все религиозные организации. Я его очень боялась, мне рассказывали, что это большой и грозный начальник. Но он отнесся ко мне по-отечески, сразу направил в Москомнаследие, договорился, чтобы приняли. Подсказывал, как и что нужно правильно сделать и оформить, с чего все начинать. В первую очередь нужно было сделать на всех арендаторов подробные справки – кто где сидит и какую площадь занимает, какой деятельностью занимается. Это было очень трудное время, никто не оказывал монастырю никакой финансовой помощи. Даже денег на то, чтобы ездить на метро по инстанциям и оплачивать оформление документов часто не хватало… Говорить об этом Патриарху и просить помощи я боялась.

Мой духовник, отец Поликарп, очень беспокоился и говорил, чтобы мы служили в монастыре молебны, но я боялась: ведь такие бандиты были на территории, что могли просто в живых нас не оставить!

Назначили меня в феврале, но фактически мы с первыми сестрами поселились в монастыре только 1 октября 1995 г., когда нам наконец выдали ключи от первого этажа Покровского храма. Не было ничего необходимого, спали на полу.

И в первую же ночь мне приснился сон, будто множество людей идут в левый придел Покровского храма (там сейчас покоятся мощи блаженной Матронушки), все в архиерейских и царских облачениях, и говорят хором: «Наконец-то! Открылось!». Видимо, кто здесь был похоронен, они мне и приснились. До революции на территории монастыря было обширное кладбище, где хоронили в том числе многих архиереев, священнослужителей и монашествующих московских монастырей, а также представителей грузинских царских фамилий. В те несколько месяцев после моего назначения настоятельницей, когда я еще жила в Патриархии, я бегала оформляла не только юридические документы, но и собирала исторические справки по монастырю, собирала архивные документы. Наизусть выучила, в честь каких святых были освящены приделы храмов, нашла списки и фото последних братий монастыря, записала их себе в помянник и каждый день им молилась.

Иногда приезжала на территорию монастыря, ходила, сравнивала с историческими фотографиями, что где находилось, как выглядели храмы. Так хотелось, чтобы обитель побыстрее открылась, чтобы возродились былая красота и благолепие – всё, как было исторически. Но нужно было пройти время испытаний, чтобы мы набрались терпения.

С Божией помощью, потихоньку, мы начали всё восстанавливать. Приехали помогать мои папа с братьями, делали иконостас, я по ночам шила облачение для престола, завесы для алтаря, и за 10 дней мы к освящению все приготовили. 13 октября 1995 г. уже освятили малым иерейским чином придел в честь преподобного Нила Столобенского (там сейчас покоятся мощи блаженной Матроны), отслужили всенощное бдение, а в сам день Покрова, 14 октября, была совершена Божественная литургия и первый крестный ход вокруг храма.

На душе в тот день была такая радость, что не передать! После этого сразу мы стали служить каждый день, выполняли Дивеевское правило: полунощницу, акафисты Спасителю, Матери Божией, а вечером: вечерние молитвы, чтение Апостола и Евангелия и шли крестным ходом вокруг всей территории с чтением 150 раз «Богородице Дево, радуйся…».

Жили мы в алтаре еще не освященных приделов – центрального и правого, а службы проходили в левом приделе храма. Сестры сами пели. Кухня располагалась в правом приделе. Конечно, тяжело приходилось. Не было самого необходимого, даже хлеба насущного, но радость была такая, что монастырь открыт, храмы возрождаются – не передать!

Территория монастыря была открыта, всегда на ней стояли машины арендаторов, бездомные люди жили рядом с Покровским храмом в вагончике, по ночам жгли костры.

Но Господь не оставил Своих чад. Сначала на восстановление монастыря собирали в метро. И так москвичи узнали, что монастырь восстанавливают, и начали помогать. В храме установили стекла вместо фанеры, стали выгребать хлам, ломать толстые стеклянные перегородки, на территории сгребали опавшие листья, мусор. Когда нам наконец передали Воскресенский храм, он был настолько захламлен и обезображен, что пришлось вывезти больше ста грузовиков с мусором. На 1,5 метра пол храма был засыпан и еще все перекрытия и перегородки. Очень большой вклад в восстановление монастыря внес бывший Префект ЦАО А.И. Музыкантский, который помог в освобождении от арендаторов, в выпуске постановлений о передаче территории и зданий монастырю.

Святейший Патриарх Алексий II очень переживал и всегда интересовался, как продвигается восстановление монастыря. Впервые Предстоятель посетил Покровскую обитель 13 октября 1996 года и отслужил молебен.

Незадолго до этого визита усилиями В.Ф. Косова было выпущено Постановление Правительства Москвы о передаче Церкви всего ансамбля Покровского монастыря. Это позволило в короткий срок, за 3 года, полностью освободить обитель от арендаторов (более 50 организаций). 13 октября Валерий Федорович также пригласил Т.Ф. Виноградову, начальника Управления недвижимости Департамента имущества г. Москвы, которая с тех пор уже много лет помогает обители. И буквально через 3 дня после визита Патриарха монастырю были переданы свидетельства о безвозмездном пользовании на здания.

За каждый метр помещений порой приходилось буквально воевать: у нас сидело около 50 арендаторов, они никак не хотели уходить, даже после постановления о передаче зданий монастырю. И угрожали, и что только не делали! Мы с сестрами ночами молились, читали разные акафисты, Неусыпаемую Псалтирь, чтобы Господь нам помог. Ездили молиться каждый день к св. Матроне на кладбище, и получали быструю помощь. Когда арендаторы уходили, нужно было сразу вовремя сделать акт о том, что арендатор ушел, описать помещение, указать, какая площадь, поехать в Москомнаследие, подписать акт и т. д… Потом мощность оформить, тепло и прочее, и прочее… – бесконечное хождение по организациям. Утром я уезжала, целый день ходила и обивала пороги различных инстанций, а к вечеру приезжала, машины тогда не было, и я ездила на метро. Очень нам помогал А.С. Матросов, который отвечал за согласование всех инженерных коммуникаций: Мосводоканал, Мосэнерго и т. п. Особенно помог при восстановлении колокольни, взорванной в 1926 году, на историческом месте, ведь нужно было убрать все городские коммуникации, которые проходили под колокольней.

К 1 мая 1998 года, когда мощи блаженной Матронушки должны были привезти в наш монастырь, последний арендатор освободил помещения. Вообще с арендаторами это было просто чудо: я вечером ложусь спать, а мне женский голос говорит: завтра иди к таким-то арендаторам и проси их освободить помещения. Так было почти каждый день, ведь мы с сестрами постоянно молились. Что удивительно, благодаря молитве арендаторы действительно уходили!

Так чудесным образом перед своим «приходом» к нам Матронушка очистила монастырь от мирских «жильцов», и нам осталось только восстановить всё порушенное.

Здесь, конечно, тоже нелегко пришлось: ведь перед проведением реставрационных работ нужно согласовать все проекты в городских инстанциях, получить разрешение на подключение к электрическим сетям, тепло- и водоснабжению, канализации и т. д. и т. п… Постоянно мне приходилось работать с горами бумаг, проводить бесконечные совещания, обивать пороги Москомнаследия, Мосгосэкспертизы и других структур… Слава Богу, почти везде находились люди, которые шли навстречу, помогали делом и советом, поэтому нам удалось всё восстановить сравнительно быстро. Хотя и сама стройка тоже постоянно требовала напряжения и внимания: проверять со специалистами, точно ли по проекту всё делается, правильно ли установили оборудование, проложили провода и так далее … Бывало, отстою утром литургию и бегу в кабинет – проводить очередное совещание, а потом все вместе со строителями идем проверять, что сделано. Потом еду куда-нибудь по инстанциям, и так каждый день…

Мобильных телефонов тогда еще не было, и нам очень помогло Министерство топливной энергетики, которое располагалось на 2 этаже Покровского храма. Они помогли нам провести два основных городских телефона, которые функционируют до сих пор.

Ну а с тех пор, как появились мобильные телефоны, мне приходится почти круглосуточно решать какие-то вопросы: звонят строители, инженеры гостиниц Покровская и Даниловская, реставраторы, художники, представители гос. структур, мои помощники, сестры с подворий спрашивают, что где надо, как что делать, и сразу стараемся решить вопрос (а если не получается по телефону, срочно еду на подворье и решаем на месте). Так незаметно дни и пролетают. Приходится контроль вести самой, тогда и мне спокойнее.

Неужели Вы сами за всем следите, лично?

Конечно, а как по-другому? Я еще с самого начала усвоила, что везде нужен контроль, иначе кто-то будет тянуть с выполнением работ, кто-то хитрить и делать всё по-своему… Часто приходится с этим сталкиваться. Хорошо, если на каком-то участке есть проверенный человек, ответственный за работу, но всё равно звонишь спрашиваешь. Но в целом, особенно перед сдачей какого-либо объекта, это каждый раз огромная работа по проверке всех деталей и подготовке к сдаче в эксплуатацию.

Мои помощники знают, что если надо делать что-то срочно, значит, нужно сразу бежать и всё делать быстро, докладывать четко, а в трудных случаях сразу самим предлагать решение проблем.

Да и со многими организациями уже давно работаем и уже понимаем друг друга с полуслова.

Так с Божией помощью мы отреставрировали Покровский храм – 1-й и 2-й этажи, Воскресенский храм, отстроили заново колокольню на историческом месте,

капитально отреставрировали настоятельский и сестринский корпуса, дом причта, возвели стены и башни.

Произвели благоустройство всей территории: вымостили гранитом дорожки, разбили клумбы и цветники, посадили новые деревья, сделали ограду у газонов и детскую площадку, поставили лавочки…

За оградой монастыря на историческом месте восстановили монастырскую гостиницу, часовню с молельным домом.

С Божией помощью возродили три монастырских подворья – в селе Марково при храме Казанской иконы Божией Матери,

в Троице-Лыкове при храме Успения Пресвятой Богородицы и построили

храм блаженной Матроны Московской на пересечении Варшавского шоссе и МКАД.

Матушка, скажите, а за какое время Вам удалось всё это сделать и привести обитель в такой благолепный, в буквальном смысле цветущий, вид? Как сейчас протекает жизнь монастыря? Сестры только молятся?

Монастырь полностью, вместе с гостиницей, и монастырские подворья в с. Марково и храм блаж. Матроны на МКАД мы восстановили к 20-летию возрождения обители (2015 год).

Сегодня монастырская жизнь течет своим чередом: каждый день совершаются службы, сестры трудятся на разных послушаниях, в основном принимают паломников. Самое главное, что через эти труды возрождаются души людей, которые в них участвуют: сестер, работников, всех паломников, которые во множестве приходят сегодня в монастырь. Сколько душ человеческих привела к вере блаженная Матрона Московская!

Чтобы в этом убедиться, достаточно почитать многочисленные истории о ее чудесной помощи в интернете, а можно просто приехать и поговорить с людьми, стоящими в очереди: большинство из них испытали силу молитв Матронушки на себе и с готовностью рассказывают своим близким о святой старице, приезжают в монастырь вновь и вновь. Нам же остается только по мере сил радушно принимать паломников и создавать условия, чтобы люди могли отдохнуть душой в обители, почерпнуть новые силы.

Матушка Игумения, ведь Вы являетесь не только настоятельницей Покровского монастыря, но и директором православной гимназии, и руководите двумя гостиницами. Даже сложно представить, как Вам удается всё совмещать, это же такая нагрузка и для Вас, и для сестер обители. Как Вы справляетесь?

Да, нагрузка большая, но мы каждый день начинаем с молитвы: стоим на полунощнице, акафистах, на Литургии. Это дает духовные силы и бодрость на весь день, ведь мы неоднократно просим помощи у Спасителя, Матери Божией и всех святых. И Господь слышит наши немощные молитвы, утешает и укрепляет. Все послушания мы несем по благословению священноначалия, во славу Господа и Его Святой Церкви, а значит, на это есть воля Божия.

Сестры трудятся на разных послушаниях – в храме, в трапезной, в канцелярии, в гостиницах принимают высокие делегации и простых паломников, на трех подворьях жизнь тоже полностью организована по монастырскому уставу.

С Божией помощью справляемся. Значит, на то есть воля и благословение Божии, чтобы возрождались не только монастыри и светили миру, но и другие церковные здания восстанавливались. И кому-то ведь нужно нести этот крест – возрождать порушенное в годы лихолетья, поэтому, пока есть силы, будем трудиться.

Матушка Игумения, Вы уже сказали о восстановлении обители, о послушаниях насельниц, а ведь кроме сестер у Вас на попечении еще и дети из монастырского приюта? И, может быть, расскажете поподробнее о монастырских подворьях и о дальнейших планах?

История создания приюта связана с блаженной Матронушкой. Незадолго до обретения мощей мне приснилась блаженная старица, как она ходит по монастырю, осматривает его, и потом говорит мне: «Всё у вас хорошо, только вот одного не хватает: здесь нет детей-сирот, а я их очень люблю». И я стала на колени и стала просить ее: «Матронушка, дорогая, да я открою приют, Вы только придите к нам!». Вскоре после этого в монастырь стали привозить первых воспитанниц, а я стала ездить по другим приютам, смотреть, как нужно юридически оформлять детский приют.

Так, по благословению Святейшего Патриарха Алексия II, при монастыре был открыт детский приют, зарегистрированный в 2004 г. Приютские дети – очень способные и старательные, они быстро учатся всему полезному: умеют шить, петь, готовить, сервировать стол, играть на музыкальных инструментах, а в школе проходят Закон Божий. Конечно, скажу, дети сложные, постоянно нужно с ними заниматься и обращаться с любовью и вниманием, но другого пути у меня нет. Так благословляет Господь.

Судьба у этих девочек незавидная: большинство из них оказались сиротами при живых родителях. Сейчас в нашем приюте тридцать воспитанниц. Дети учатся по программе общеобразовательной школы, в классах по пять-шесть человек, организован компьютерный кабинет, а на уроках труда им преподается швейное дело, вязание, домоводство. Помимо светского девочки получают духовное образование, участвуют в богослужениях, по силе несут различные монастырские послушания.

В 2010 году состоялся первый выпуск. Мы воспитываем не будущих монахинь, а обычных граждан своей Отчизны. Наши выпускницы сейчас учатся в вузах и получают самые разные профессии: детского врача, медсестры, экономиста, архитектора, ветеринара, учителя, эксперта продуктов, социального педагога и др.

Летом воспитанницы детского приюта отдыхают на монастырском подворье в Подмосковье. Хочется, чтобы дети были всесторонне развиты и имели представление не только о жизни в монастыре, но и о мире вообще, и годы, проведенные в стенах обители, стали им духовной и нравственной опорой на всю жизнь.

На подворье в селе Марково, где дети так любят бывать во время летних каникул, у нас восстановлен чудесный храм в честь Казанской иконы Божией Матери. Он очень красивый, издавна славился как венчальный и уже полюбился окрестным жителям и дачникам, которые часто приходят на службы. Приезжает и много молодежи: венчаются, крестят детей, молятся по праздникам. С каждым годом приход растет, всё новые и новые лица на богослужениях. Мы постарались создать семейную обстановку: построили трапезную, церковную лавку, сделали детскую площадку для самых маленьких.

После службы на престольные праздники организовываем угощение для всех прихожан – чай с булочкой, на Рождество и Пасху воспитанницы нашего приюта дают для прихожан концерты. А сестры несут послушания и в храме, и на подсобном хозяйстве: ухаживают за коровами, курами, цесарками, лошадьми. На полях, в огороде и в теплицах выращивают овощи, фрукты, ягоды, зелень. Есть у нас и пруды, где мы разводим карпов. Подворье в с. Марково – это как отдельный монастырь в глубинке, мы из Москвы приезжаем туда отдохнуть от городской суеты.

На подворье при храме Успения Пресвятой Богородицы в Троице-Лыкове свои особенности. На территории расположена православная гимназия, где учится около 100 ребят из многодетных, неполных и малообеспеченных семей. Они учатся по программе средней школы, а также изучают Закон Божий, церковное пение и другие предметы, согласно конфессиональному представлению Синодального отдела религиозного образования и катехизации.

Душа радуется, что дети войдут во взрослую жизнь, имея за плечами годы обучения в православной гимназии, и очень надеюсь, что это поможет им в дальнейшем правильно выбрать жизненный путь и стать примером подлинно христианской жизни для окружающих. Я всегда молюсь об этом.

Также по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла я являюсь и. о. генерального директора гостиницы «Даниловская». С августа 2018 года мы занимаемся ремонтом здания гостиницы. Постепенно, с Божией помощью, она преображается, и мы имеем возможность на достойном уровне принимать делегации, архиереев, священнослужителей, паломников и других гостей. Мы стараемся каждого принять с любовью, позаботиться обо всех гостях, так что многие отмечают домашнюю обстановку, которая присутствует у нас в гостинице.

В текущем году во исполнение решения Архиерейского Собора и Священного Синода в монастыре были открыты Курсы базовой подготовки в области богословия для монашествующих. Как Вы считаете, духовное образование необходимо для сестер?

Да, я думаю, что это очень полезно, в том числе и для меня самой. Конечно, мы, как и в любом монастыре, постоянно бываем в храме, на службе, слушаем священные тексты, читаем на трапезе и в кельях поучения святых отцов. Но важно знать и догматику, и историю Церкви, разбираться и в толковании Священного Писания, и в тонкостях уставного богослужения и церковно-славянского языка. Правда, в наших условиях непросто выбрать время для учебы, поэтому, наверное, мы открыли курсы только сейчас, после полного восстановления монастыря. Надо сказать, что сестры с интересом относятся к занятиям. Пока занятия по Священному Писанию Ветхого Завета проходят один раз в неделю, поскольку чаще нам сложно собрать вместе всех сестер и из монастыря, и с подворий.

Было бы хорошо, если бы на таких курсах еще преподавали главную монастырскую науку – послушание и отсечение своей воли. Но эту науку из наук можно постигнуть только на собственном опыте жизни в монастыре, а книги здесь – только подспорье. Я сама уже больше 30 лет изучаю эту науку, и всё равно постоянно приходится учиться: каждый день что-то меняется, видишь что-то новое в себе и в других. Пытаешься работать над собой, увещевать других, что-то получается, что-то нет, бывают и ошибки, и этим учимся жить, но это тоже опыт, который помогает нам осознать свои немощи. Наверное, до конца жизни будем учиться. И слава Богу, что мы живем в монастыре и имеем такую возможность, ведь монастырь – это институт отречения от своей воли и истинной монашеской жизни.

И в этом институте Вам и насельницам монастыря приходится не только самим каждый день учиться, но и принимать многочисленных паломников, ежедневно приходящих к мощам блаженной Матронушки. Расскажите, где Вы берете силы?

Чтобы принимать паломников, нужно прежде всего очень любить Господа, доверять Ему, ведь без воли Божией мы не были бы поставлены в такие условия, когда постоянно приходится общаться с народом. Надо любить народ, хотя все такие разные, со своими проблемами и скорбями приходят. Поэтому мы каждый день просим помощи у Царицы Небесной и у блаженной Матронушки Московской, к честным мощам которой приходят паломники.

Все условия у нас созданы: службы каждый день утром и вечером, трапезная, гостиница, на улице лавочки, открыт монастырь ежедневно с 7.00 до 20.00, в субботу и воскресенье с 6.00 до 20.00, летом последние паломники уходят уже после 22.00. Очень много молодежи приходит – и группы школьников, и спортсмены перед соревнованиями, и студенты перед экзаменами.

Стараемся по возможности всех с любовью принять, накормить, утешить. Это же так просто – только доброе слово скажешь, а человеку уже легче. Он успокаивается, понимает, что не один, что он может попросить помощи у Господа, у святых. И очень много тех, кто потом возвращается, чтобы поблагодарить Матронушку.

Дай Боже, чтобы вера православная в нашем народе укреплялась и давала сил в наше непростое время! А мы каждый день об этом молимся и просим молитв у всех, кто приходит к нам в обитель.

Материалы по теме

Новости

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ