Тысячи имен, возвращенных из небытия

Иеромонах Даниил (Сычёв)

Иеромонах Даниил (Сычёв), старший священник Спасо-Богородицкого Одигитриевского женского монастыря Вяземской епархии Смоленской митрополии, участвовал почти во всех захоронениях на мемориале «Богородицкое поле», где с 2004 года было погребено более двух тысяч останков воинов. А чуть раньше, с 90-х годов прошлого века, он вместе с поисковиками, казаками и добровольными помощниками стал устанавливать поклонные кресты на местах кровопролитных боев, у братских могил, на кладбищах. За три десятилетия ими было установлено более 250 поклонных крестов. Тема войны – для пастыря особая тема. Оба его деда погибли в Великую Отечественную. Каков был путь будущего духовника женской обители к монашеству, как на его глазах и с его участием рождался первый в мире монастырь в память о той самой страшной, самой кровопролитной войне – об этом и многом другом рассказал отец Даниил порталу «Монастырский вестник».

Избрав монашество, ты должен «сидеть в своем окопе до конца»

Батюшка, в Вашей биографии написано, что в 1990 году по благословению митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла (ныне Святейшего Патриарха Московского и всея Руси) Вы поступили в возрождаемый Свято-Троицкий Болдинский монастырь, где выполняли различные послушания. Затем приняли монашество. Можете рассказать о благословении будущего Предстоятеля нашей Церкви, а также о своем выборе монашеского жития?

Вспомнить сегодня в деталях все беседы, происходившие 30 лет назад, конечно, сложно, но общая канва тех памятных встреч сохранилась. С владыкой Кириллом, архиепископом Смоленским и Вяземским, я впервые встретился в 1988 году, когда Русская Православная Церковь отмечала знаменательный юбилей своей истории и жизни – 1000-летие Крещения Руси. В тот год это событие стало главным и для Смоленской епархии. Праздничные мероприятия здесь начались в городе Сычевке, прошли в Рославле, Гагарине, Вязьме и завершились в Смоленске. В Вязьме, 7 августа 1988 года, в день Успения праведной Анны, матери Пресвятой Богородицы, Высокопреосвященный Кирилл совершил Божественную литургию в Свято-Троицком соборе – единственном действующем в то время храме в самом городе и районе. Сослужили ему игумен Пантелеимон (Кутовой; ныне – митрополит Красноярский) и духовенство епархии. Тогда впервые, после многих лет гонений и преследований Церкви, ее клириков и прихожан, мы прошли крестным ходом по городу, сопровождаемые архиерейским хором. Столько народа шло! С 1986 по1990 год я был прихожанином Свято-Троицкого собора, где окормлялся у настоятеля – игумена Пантелеимона. Он много мне помог в изучении славянского языка, богослужебной практики и в нахождении правильного пути в духовной жизни. По его благословению я готовил в собор информационные стенды к празднованию 1000-летия Крещения Руси и 750-летию города Вязьмы, с текстами, рисунками и фотографиями. По его благословению я участвовал в праздничной службе, посвященной 1000-летию Крещения Руси, нес хоругвь на крестном ходу. По окончании праздничных мероприятий я подошел взять благословение у владыки Кирилла, и у нас состоялся краткий разговор. В 1988 году он, правящий архиерей, проводил собрание по избранию новых членов приходского совета собора, и меня по рекомендации игумена Пантелеимона включили в состав двадцатки.

Прошло время. В середине 1990 года мне наконец-то удалось преодолеть все обстоятельства, мешавшие оставить мир, и уйти в Церковь. В конце августа митрополит Кирилл благословил меня переехать из Вязьмы в село Болдино Дорогобужского района, где планировалось начать возрождение Свято-Троицкого Болдинского монастыря, основанного в XVI веке преподобным Герасимом. А за несколько месяцев до этого я по Старой Смоленской дороге ходил туда пешком. В пятницу после работы собрал рюкзак и утром в субботу вышел из Вязьмы. В обед воскресного дня, пройдя расстояние в 80 километров, добрался до бывшего монастыря. Пробыл там немного, сходил на озеро, осмотрел руины и потом прошагал еще 14 километров до поселка Верхне-Днепровский, откуда поехал в Вязьму, поскольку в понедельник надо было успеть на работу. Наверное, тогда у меня и появилось желание всё оставить и переехать в Дорогобужский район.

Чтобы по примеру наших предков-богомольцев пройти столько пешком, вероятно, помимо энтузиазма, требуется и приличная физическая подготовка?

Раньше такие походы (на два-три дня, а то и на неделю) я совершал несколько раз в году. Потом эта мирская подготовка пригодилась, особенно в Болдино, когда приходилось в любую погоду ходить в Дорогобуж и Верхне-Днепровский туда и обратно – в администрацию, разные организации и к людям, помогавшим обители. Вообще пешие походы мне нравились еще со школы. Во время школьных каникул и позже – студенческих – на Кубани, в Предгорье Кавказа, откуда я родом, я с блокнотом, планшетом или этюдником обошел все окрестные хутора, станицы, речки и горные склоны вокруг поселка Мостовской и станицы Переправной. Но больше ездил и ходил по городам и селам Центральной России. Предпринимал такое своеобразное паломничество. Помню, после второго курса пединститута, где я учился на художественно-графическом факультете, почти за две с половиной недели, каждый день рисуя, я прошел от Сергиева Посада (тогда Загорска), до Борисоглебского и Ростова Великого. Потом были Ярославль, Вологда, Кириллов, Ферапонтово, Кострома, Переславль-Залесский, Суздаль, Владимир и многие другие известные города и места.

Но давайте вернемся на Смоленщину…

Осенью 1990 года владыка Кирилл рукоположил для будущей обители первого священника, иеромонаха Иоанна (Чернякова), приехавшего из Калининграда, и мы стали совершать регулярное богослужение в Тихоновской часовне, позже перестроенной под храм усилиями настоятеля – игумена Антония (Мезенцева) – на средства Сафоновского и Дорогобужского приходов. Тогда же меня пригласили в Смоленск, в Епархиальное управление, где впервые состоялась продолжительная беседа с правящим архиереем. В тот день он определил для меня цель дальнейшего служения и задачи, которые предстояло решить. Будущий Патриарх за почти двадцать лет, которые я его знал по Смоленской епархии, всегда проявлял по отношению ко мне мудрость, внимательность, был доброжелателен и участлив… В 1990-1993 годах я выполнял в монастыре разные послушания, в основном по хозяйственной части, как эконом. В январе 1991 года Священный Синод Русской Православной Церкви благословил открыть Свято-Троицкий Герасимо-Болдинский (современное название) мужской монастырь. В мае 1993 года произошло значимое событие – монастырь посетил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. По окончании молебна вместе с игуменом и насельниками я получил благословение Святейшего и до сих пор бережно храню и пользуюсь его подарком – репринтным изданием книги Ивана Дмитриевского «Историческое, догматическое и таинственное изъяснение на Божественную литургию».

Если говорить о выборе монашества, то понятно, что за один день такие решения не принимаются. Они вызревают постепенно. Как-то утром я проснулся и понял, что всё –для меня наступило то время, когда остается только следовать словам Евангелия: «…аще кто хочет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и последует Ми» (Лк. 9, 23). Пришло четкое осознание, что единственным местом, где можно спастись, была и есть Церковь. На работе написал заявление, через две недели уволился и вот оно – Болдино! Сегодня, спустя три десятилетия, вижу: выбор был сделан правильно.

В сентябре 1991 года, по благословению митрополита Кирилла, игумен Антоний (ныне архимандрит) постриг меня в рясофор, с сохранением моего мирского имени Александр – в честь святого благоверного князя Александра Невского. 20 апреля 1993 года, по благословению митрополита Кирилла, игумен Антоний постриг меня в мантию, с наречением имени в честь преподобного Даниила Переславского, учителя преподобного Герасима Болдинского, восстановившего и основавшего три монастыря на Смоленщине и один на Калужской земле. С тех пор у меня сложилась духовная связь с Переславлем-Залесским и его обителями.

Еще одна встреча в Смоленской епархии с митрополитом Кириллом состоялась в декабре 1991 года перед моим рукоположением. В праздник Рождества Христова, 7 января 1992 года, в Смоленском Успенском соборе владыка Кирилл рукоположил меня в сан иеродиакона и 19 января, в день Крещения Господня, в сан иеромонаха. Сейчас, неся послушание в Церкви вот уже 30 лет, ты понимаешь, что каждый крест тяжел – и монашеский, данный при постриге, и священнический, врученный при рукоположении, и каждый наградной крест всё тяжелее и тяжелее. Но надо терпеть и смиряться, выполнять на своем месте данное мне делание. Как говорил старец Троице-Сергиевой лавры схиархимандрит Михаил (Балаев), бывший духовником настоятельницы нашей обители игумении Ангелины (Нестеровой), «сидеть в своем окопе до конца».

Смоленская земля стала родной для отца Даниила

Отец Даниил, Вы из рода кубанских казаков, живших на Ставрополье, в Предгорье Кавказа, но с детства знали, что оба Ваших деда – по отцовской и материнской линии – пропали без вести в годы Великой Отечественной войны –предположительно на Смоленщине. Как Вы попали в этот край?

Родился я 10 августа 1960 года, в день празднования Смоленской иконы Божией Матери, в поселке Курджиново Урупского района, где проживали и работали мои родители Михаил Дмитриевич и Раиса Васильевна. А все родственники и их корни с середины XIX века находились в Переправной и Мостовском в Предгорье Кавказа – сейчас эти станица и поселок в Краснодарском крае. Недалеко от Курджиново есть станица Зеленчукская, в окрестностях которой находилась Свято-Александро-Афонская мужская пустынь с древними храмами – еще аланского, христианского периода существования Кавказа. Здесь же в долине реки Большой Зеленчук явлен на скале Лик Христа, известный не только в России, но и далеко за ее пределами. Удивительное место!

Мой отец поступил учиться в Бакинский индустриальный техникум и, окончив его, попросил направление на Смоленщину, в те места, где погиб его отец – Дмитрий Гаврилович Сычёв. Таким образом наша семья оказалась в Вязьме. Здесь я окончил среднюю школу, потом работал несколько лет после службы в армии. Не буду рассказывать о трудностях поиска места гибели деда, скажу только, что в начале 2000 года отец показал мне справку из архива и последнее письмо деда с фронта, на котором сохранился номер полевой почты. Я сделал запрос в Подольский архив. В ответ получил справку, в которой сообщалось, что 3 сентября 1942 года Дмитрий Гаврилович Сычёв, красноармеец 1314 полка 17 стрелковой дивизии 43 армии, пропал без вести (погиб) у деревни Уполозы Темкинского района Смоленской области. Его останки в 1956 году с сельского кладбища, вместе с другими воинами, перенесены в братскую могилу в деревне Васильевское Темкинского района. В то же время там был установлен памятник воину. В память о казаках Кубани, погибших за Отечество на Смоленской земле, мы в 2002 году вместе с нашими помощниками с прихода установили у могилы металлический крест. Имя воина Димитрия внесли на гранитную стену, устроенную за памятником. Затем в 2008 году с поисковиками из Великого Новгорода установили два больших деревянных поклонных креста на кладбище в Уполозах и в Васильевском. Мой отец приезжал со своей сестрой с Кубани на место гибели и захоронения их отца. Вместе помолились о его упокоении… Второй мой дед, Василий Митрофанович Попович, пропал без вести не на Смоленщине, как предполагалось ранее, а в горах Кавказа во время Краснодарской наступательной операции, сражаясь в рядах 217 горно-стрелкового полка.

Их останки стали мощами в незримом антиминсе…

Отче, теперь обратимся к истории – точнее к предыстории Спасо-Богородицкого Одигитриевского женского монастыря. Вы помните свое знакомство с матушкой Ангелиной, ставшей настоятельницей обители? И сразу ли поверили в то, что здесь, в этом уголке земли, появится столь уникальный монастырь?

Наше знакомство с матушкой Ангелиной произошло в Вязьме осенью 1993 года в Иоанно-Предтечевом мужском монастыре, где я по благословению митрополита Кирилла подвизался после Болдино. При монастыре – по благословению священноначалия, по инициативе настоятеля, игумена Аркадия (Недосекова) – был создан Центр духовного просвещения, которым будущая наша игумения руководила. Проводилась систематическая работа со школьниками и их родителями. Для этих занятий снимались видеофильмы, готовились информационные листки по церковным праздникам и житиям Смоленских святых. Совершались экскурсии в Смоленск и в соседние епархии по возрождаемым монастырям и храмам. В это же время она, тогда еще просто Валентина Федоровна, привезла в обитель первый компьютер системы IBM, монитор, принтер, на которых набирались и печатались материалы для занятий и статьи о жизни и истории обители. Также при Центре была видеокамера, благодаря чему сохранились записи с посещением Предтечева монастыря в 1993 году Святейшим Патриархом всея Руси Алексием II; записи с богослужениями, совершаемыми митрополитом Кириллом и другими событиями, значимыми для обители. В 1996 году владыка Кирилл назначил меня настоятелем прихода Казанского храма села Хмелита Вяземского района, находившегося на территории и на балансе музея-заповедника А.С. Грибоедова «Хмелита». Матушку Ангелину (в ту пору она была уже инокиней Анной, названной в честь святой княгини Анны Кашинской) владыка назначил псаломщицей в этот храм. Чтобы наладить контакт с руководством музея, я устроился туда старшим научным сотрудником. А инокиня Анна была там заместителем директора музея по экологии. Такая вот совмещенная деятельность в храме и в музее помогла нам и в восстановлении прихода, и в понимании того богатого исторического пути, который прошла Вяземская земля.

Какой интересный факт! Монашествующие ради благого дела становятся официальными сотрудниками государственного учреждения.

Да, было такое. А что касается замысла создания женской обители в память о воинах, сражавшихся на Вяземском ратном поле, то он появился еще в 1994 году. 10 августа, в день празднования Смоленской иконы Божией Матери, именуемой «Одигитрия», после Божественной литургии насельники Иоанно-Предтечева монастыря во главе с игуменом Аркадием приехали в село Богородицкое и на руинах Одигитриевского храма совершили молебен и литию о павших. В 1999 году по благословению митрополита Кирилла руины храма и прилегающую к нему территорию, около четырех гектаров земли, расчистили неравнодушные к истории Отечества люди. На праздник Введения Пресвятой Богородицы 4 декабря 1999 года владыка Кирилл посетил Богородицкое и осмотрел храм. В этот день он благословил начать работы по созданию женского монастыря, в котором сестры станут поминать воинов, отдавших свои жизни «за други своя». 24 июня 2000 года, в день проведения парада Победы на Красной площади в Москве в 1945 году, митрополит Кирилл отслужил в Одигитриевском храме молебен. В алтарной части храма был установлен трехметровый деревянный поклонный крест.

Но Одигитриевский храм и земля вокруг – это ведь особо охраняемая музейная территория, где монастырь вряд ли мог появиться?

Там, как видим, не мог. Однако матушка Ангелина – человек целеустремленный и умеет найти пути для выполнения благословения, данного ей священноначалием. Поэтому она стала упорно искать подходящее место для строительства монастыря. По Промыслу Божию благотворители купили большой участок земли на левом берегу речки Курьяновки, впоследствии переданный Смоленской епархии. И чудесным образом оказалось, что именно здесь 11-14 октября 1941 года произошел единственный удавшийся прорыв наших войск из немецкого окружения. Эти дни стали особо чтимыми в нашем монастыре. Мы верим, что среди павших было много праведников, они погибли мученической смертью, и их останки стали мощами в том незримом антиминсе, который распростерся по всему Вяземскому ратному полю…

Большую роль в создании новой обители под Вязьмой сыграла и известная поэтесса, основательница музея «История танка Т-34» на Дмитровском шоссе, Лариса Васильева. Она много раз приезжала в эти края, проявляя особый интерес к теме поминовения воинов и принимая самое активное участие в строительстве монастыря. Она же познакомила нас с главным благотворителем монастыря, руководителем Фонда великомученика Феодора Стратилата Игорем Алексеевичем Сазоновым. Сейчас собирается монастырская библиотека, которую планируется назвать во имя Ларисы Николаевны Васильевой, передавшей обители большое количество духовных, исторических и справочных книг.

Перезахоронены в братских могилах по православному обычаю

Батюшка, Вы тесно общаетесь с людьми, которые ищут останки воинов, павших в годы Великой Отечественной войны. Что ими движет?

Вся Смоленщина была обильно полита кровью в Великую Отечественную войну. Вяземский район особенно пострадал во время боев 1941-1943 годов. В мае 1990 года здесь прошла Всесоюзная Вахта памяти, и чуть позже на Смоленщине зародилось поисковое объединение «Долг», которым с тех пор неизменно руководит Нина Германовна Куликовских (с осени 2020 – член Совета Федерации от Смоленской области). Ответственная, волевая, активная, самоотверженная – она все эти годы посвятила организации поисковых работ на Смоленской земле. Ежегодно в разных районах проводятся «Вахты памяти». Благодаря Нине Германовне появилась традиция у временного мемориала с найденными останками устанавливать икону Божией Матери «Взыскание погибших», переносной аналой и вечером по окончании работ зажигать свечи. Если есть священник – служить литии. В 2012 году после встречи двух людей на территории будущего Спасо-Богородицкого Одигитриевского монастыря – директора Федеральной службы судебных приставов Артура Олеговича Парфенчикова (с 2017 года он губернатор Карелии) и Нины Германовны – при Смоленском управлении был создан поисковый отряд имени святого Феодора Стратилата. Должен сказать, что еще в июне 1994 года в нескольких сотнях метров от руин Одигитриевского храма на территории бывшего усадебного парка состоялось первое захоронение и впоследствии на этой могиле стали регулярно совершаться литии и панихиды. А осенью 2017 года епископ Сергий Вяземский и Гагаринский совершил Божественную литургию в Покровском храме Спасо-Богородицкого монастыря и по ее окончании в приделе мученика Иоанна Воина провел отпевание останков воинов, найденных поисковиками. На следующую осень, в 2018 году, владыка Сергий совершил отпевание останков воинов у стен монастырского храма.

В Вязьме наш монастырь сотрудничает с Центром патриотического воспитания и допризывной подготовки молодежи «Долг», руководимом Ириной Повиласовной Оленьчивой. При Центре работают поисковые отряды «Долг» и «ШтАрм». Создан прекрасный музей «Неизвестного солдата», посвященный истории военных событий 1941-1943 годов на территории Вязьмы и района, поисковой работе. В экспозиции музея есть раздел, в котором находятся металлические иконы, складни, кресты, найденные на полях сражений и подтверждающие, что на той войне, несмотря на годы гонений, было много православных, верующих людей. Особой святыней является оригинал молитвы, написанной матерью сыну на фронт – 90-й псалом «Живый в помощи Вышняго…». В запасниках музея хранится также написанная от руки молитва Божией Матери, лежавшая внутри гильзы крупнокалиберного патрона. Здесь стоит церковный панихидный стол и висит икона Божией Матери «Взыскание погибших».

А в основу Синодика Спасо-Богородицкого монастыря (сейчас в нем около 30 тысяч имен) легли списки имен воинов, переданные сестрам поисковиками, которые они вели с 1989 года. Среди людей в миру немного найдешь тех, кто в выходные или в праздничные дни, в свои каникулы или в отпуска едет в другие области для того, чтобы прийти в поле, лес, к болоту, где проходили бои. И потом сутки напролет в жару, в холод, под солнцем, под дождем перелопачивать сотни килограммов земли… Но они есть, такие люди, хорошо знающие историю, военное дело, умеющие работать со взрывоопасными предметами и искренне верящие в необходимость поиска останков воинов! Наградой для них являются сотни, тысячи возвращенных из небытия имен, и погребенные в братских могилах по православному обычаю останки защитников Родины.

***

В близящийся к завершению юбилейный год Великой Победы появилась новая песня «Что ты знаешь о войне?». В ней звучат такие слова: «И над миром встает цифра «семьдесят пять» – светлый символ Победы и правды». К теме войны и неимоверной цены за Победу над врагом мы обращались в двух интервью, данных настоятельницей обители поминовения воинов игуменией Ангелиной (Нестеровой):«Этот монастырь давно построен на Небесах. Ему только осталось спуститься на землю» и «Письма памяти находят своего адресата на Смоленской земле». Но тема поистине неисчерпаема! Взялся за ее продолжение старший священник монастыря под Вязьмой иеромонах Даниил, награжденный в 2020 году медалью Министерства обороны РФ «За заслуги в увековечивании памяти погибших защитников Отечества». Однако не всё из его воспоминаний вошло в эту публикацию, поэтому мы надеемся еще вернуться к проникновенному рассказу батюшки о целой плеяде людей, которым дорого наше Отечество – земное и Небесное. И для которых всегда была важна историческая правда.

Беседовала Нина Ставицкая
Снимки и рисунки представлены из личного архива отца Даниила и из архива монастыря

Материалы по теме

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Валаамский Спасо-Преображенский ставропигиальный мужской монастырь
Иосифо-Волоцкий ставропигиальный мужской монастырь
Покровский ставропигиальный женский монастырь у Покровской заставы г. Москвы
Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь
Мужской монастырь святых Царственных Страстотерпцев (в урочище Ганина Яма) г. Екатеринбург
Живоначальной Троицы Антониев Сийский мужской монастырь
Заиконоспасский ставропигиальный мужской монастырь
Крестовоздвиженский Иерусалимский ставропигиальный женский монастырь
Сретенский ставропигиальный мужской монастырь
Алексеевский ставропигиальный женский монастырь