Потрудиться всегда пригодится!

Свято-Введенский Толгский женский монастырь

Труд в монастыре во славу Божию приносит душе огромную пользу. Еще преподобный Серафим Саровский говорил: «паче послушания, как послушание Церкви! И если токмо тряпочкою притереть пол в доме Господнем, превыше всякого другого дела поставится у Бога... И где же возрадуемся духом, сердцем и всем помышлением нашим, как не в Ней, где Сам Владыка Господь наш с нами всегда соприсутствует».

Многие российские монастыри приглашают к себе трудников. Активно приглашает их и Свято-Введенская Толгская обитель. С двумя из трудниц, что сердцем прилепились к Толге и нынче не представляют, как можно было жить без нее, не стремиться сюда в свободное время, мне удалось побеседовать во время перерыва между их послушаниями.

 трапезник Юлия ШемякинаЮлия Шемякина родом из города Брянска. Она отчетливо помнит 28 февраля прошлого года, когда, испытывая одновременно страх и волнение, приехала в ярославский монастырь, о котором прежде ничего не слыхала, ничего не знала о его великих святынях, поскольку жила, по ее признанию, сугубо светской жизнью. Яркой, как ей казалось, интересной, однако далекой от Бога.

– Приехала я сюда затравленным, убитым, раздавленным человеком после развода и всяческих неприятностей. Мне батюшка посоветовал провести какое-то время в монастыре, чтобы полечить душу, помолиться, потрудиться, – словом, прийти в себя. Назвал несколько женских обителей. Я залезла в Интернет и увидела фотографии с красивыми видами Толгского монастыря: пруд, кедровник, храмы. Решила: еду туда! И знаете, ни разу об этом не пожалела. Толга действительно очень красивая, хлебосольная, яркая. А главное – это святыни, которые есть в монастыре: чудотворная икона Божией Матери Толгская, мощи святителя Игнатия (Брянчанинова). Здесь мне, невежественной в духовных вопросах, все постепенно открывалось, и теперь я твердо могу сказать, что мое воцерковление произошло именно в Толгской обители.

В первый свой приезд, получив послушание трапезника, Юля трудилась в монастыре четыре месяца. Потом уехала домой, но, спустя время, снова вернулась. Потому что, сказала она, почувствовала какую-то недосказанность. Хотя раны уже не надо было залечивать – они удивительно быстро затянулись, и в душе воцарились мир и спокойствие, но хотелось глубже постичь духовный мир. И она поняла, что это воля Божия. Приняла ее с радостью. А с послушанием трапезника, Юля, что называется, сроднилась. Сейчас работает с группами паломников: кто-то приезжает на один день и обедает здесь, другие останавливаются в монастырской гостинице на ночь, так что их надо накормить ужином и на следующий день после службы в храме – обедом. И не только вкусно накормить, но и создать такую атмосферу, чтобы паломники почувствовали: в монастыре им рады.

– Своим небольшим опытом мне все же хочется поделиться с другими людьми, которые задумываются: а не отправиться ли им в какой-то из российских монастырей и потрудиться во славу Божию, – продолжила моя собеседница. – В любой ситуации – не только когда тяжело, трудно, что-то случилось, но и когда все хорошо – очень здорово приехать и поработать в обители. Здесь нет каких-то непосильных послушаний. Признаться, я за всю свою жизнь не видела такую замечательную организацию труда: все четко, точно, ничего лишнего. Можно сравнить с хорошо отлаженным механизмом. С часами, идущими секунда в секунду...

Назову еще одно важное обстоятельство для многих современных людей – тут великолепные условия жизни. В номере – удобная кровать с чистейшим бельем, душ, туалет. Есть комната приема пищи с холодильником, СВЧ-печкой, чайником, стиральная машинка, сушилка, нитки-иголки, медицинская аптечка со всем необходимым. То есть что бы ни случилось, ты совершенно защищен. Даже тапочки, полотенце, мыло, шампунь – тебе и это выдадут. Человек может приехать налегке и быть обеспечен всем необходимым. А главное – здесь жизнь настоящая! Ты слышишь от матушки-игумении Варвары, от благочинной монахини Николаи и других сестер искренние слова, обращенные к тебе, и для тебя они настоящий кислород. Наверное, это многие чувствуют, потому и стремятся в свой выходной или во время отпуска приехать сюда. Приезжает, например, известный успешный московский юрист, и какое ему удовольствие зимой расчистить дорожки от снега! Приезжают в обитель люди с материальным достатком и малоимущие – всем находится место, работа.

Еще мы говорили с Юлей Шемякиной о духовной пище, от которой зависит духовное состояние христианина. Трудничество в монастыре дарит огромную возможность каждый день ходить на службы, а в минуты отдыха читать душеполезную литературу. Кстати, о литературе. Она есть буквально в каждом номере монастырской гостиницы. На русском и церковнославянском. Юля достала мобильный телефон и стала показывать сфотографированные ею обложки книг, которые она здесь прочитала; она почувствовала, как они просветили душу и благодаря им вера для нее стала живой... Это «Беседы на Евангелие от Марка» святителя Василия Кинешемского, «Божьи люди» митрополита Вениамина (Федченкова), «Птицы небесные» Валерия Лялина, роман сербской писательницы Лиляны Хабьянович-Джурович «Запись души», а также все произведения из «Зеленой серии надежды», выпущенные Издательством московского Сретенского монастыря.

игумения Варвара (Третьяк)Юля помнит рассказ настоятельницы обители игумении Варвары (Третьяк), что, когда возникает в уме какой-то духовной вопрос, матушка открывает книгу святителя Игнатия (Брянчанинова) и сразу видит ответ. Так вот вскоре на собственном примере трудница из Брянска убедилась, что Господь настолько внимателен к исканиям людей, что не медлит с ответом: посылает его через людей или через книги. У нее, например, только-только забрезжит какой-то вопрос, как кто-то из сестер приносит именно ту книгу, читая которую Юля находит ответ. Каждый раз это вызывает радость, окрыляет. А об одном маленьком чуде, с ней произошедшем, она рассказывала, словно сама себе удивляясь. Ну никак она не собиралась читать что-либо на церковнославянском языке! Сразу решила: это не для меня, мне это не дано! Что было дальше? Ей дали послушание читать Псалтирь, благословив взять с собой на череду русский текст. И через две череды она забыла принести его с собой, так что волей-неволей пришлось читать на церковнославянском. Но теперь Юлия Шемякина даже не представляет, что могла из-за своей косности, что ли, лишиться этой красоты и глубины, присущей возвышенному над мирской суетой языку богослужения и богообщения.

С другой «бывалой» трудницей, приезжающей на Толгу из Вологодской области то на полгода, то на все лето, мы встретились на месте ее основного послушания – в монастырской сторожке. Само послушание именуется так: привратник. Любовь Романовна Савина, или просто Люба, как называют ее с большой теплотой сестры, убеждена, что ее сюда привели Матерь Божия и святитель Игнатий (Брянчанинов), уроженец Вологодской губернии, то есть, по сути, земляк. Пенсионерка Любовь Романовна любит святые места, и какое-то короткое время была на послушании в Шамордине, в Воскресенском Горицком монастыре на Вологодчине. Ездила как паломница и в Почаев на целый месяц, затем неделю пробыла в Киево-Печерской лавре. Везде было замечательно, благодатно, но Толгская обитель стала для нее поистине родной, потому что возраст – скоро семьдесят лет исполнится! – ближе к преклонному, а здесь и послушание дается по силам, и (Любовь Романовна повторила слова Юлии) условия для жизни замечательные. Днем она в сторожке дежурит, открывая ворота машинам с продуктами, монастырским машинам, приезжающему на праздники Владыке. На ночь заступает дежурить кто-то из насельниц обители. Раньше привратники вручную открывали ворота, теперь – Любовь Романовна с удовольствием показала – нажимает она на кнопочку, и ворота открываются.

Савина Любовь Романовна– Что бы я дома делала? – улыбается моя собеседница. – Сидела бы у телевизора как приклеенная... А здесь и тружусь, и молюсь – в келии и храме. Много в духовной литературе пишут о силе материнской молитвы. Может, молитвенница я слабая, но Господь мне такое утешение на старости лет послал! Мой сын, получивший высшее техническое образование, вообще был далек от веры, Церковь не признавал, а теперь он исповедуется и причащается! Недавно окончил Вологодское православное духовное училище – регентское отделение. И все это – по молитвам к Матери Божией и святителю Игнатию (Брянчанинову), призвавших меня сюда. Сама молюсь, и когда сессия у сына начиналась, сестер просила за него помолиться. Сестры здесь внимательные, отзывчивые – что пожилые, что молодые, – словом, настоящая монастырская семья, которую сумела создать и сплотить матушка-игумения Варвара. Молодежь ее иногда между собой называет мамой, да так оно и есть. Настоящая мать для нас всех!

Тему трудничества мы продолжили с монахиней Смарагдой (Зыковой), которая пришла в монастырь давно, в начале 90-х годов прошлого века, и обитель на ее глазах и с ее участием поднималась из руин.

– Матушка Варвара часто нам говорит: «Помните, что Ангел-хранитель записывает каждый ваш шаг!» То же самое можно сказать и труднику, – заметила мать Смарагда. – Человек приехал потрудиться в святое место, и это сокровище, что он приобрел здесь, сразу идет на Небо. Когда же будет проходить мытарства, Ангел-хранитель напомнит: «А вот он (или она) был тогда-то и тогда-то в монастыре, трудился во славу Божию!» Матерь Божия по молитвам к Ней и мирские дела устраивает. Был такой случай: одна девушка-москвичка долго не могла выйти замуж (она сама мне об этом рассказывала) и вот приехала в монастырь поработать, хоть какую-то лепточку внести. Весь отпуск здесь пробыла, затем вернулась в Москву, где в конце недели встретила парня, за которого вышла замуж. И уже на следующий год она приехала сюда с ним и ребенком, чтобы поблагодарить Матерь Божию за такую милость. Подобных случаев – множество. А главное – люди тут преображаются. Они чувствуют благодать святого места. Знаете, несколько лет подряд к нам приезжала группа подростков из одной Воскресной школы в Иванове, и так им у нас нравилось, что даже уезжать не хотели!

Что делают трудники, паломники? Какие у них бывают послушания? В пору сенокоса помогают ворошить сено. Трудятся на огороде. Собирают травы для знаменитого «Толгского чая», закладывают их в пакетики, в баночки. Сухарики сушат, воду разливают по бутылкам. Ближе к концу лета делают заготовки на зиму: чистят кабачки, лук, чеснок. Осенью картофель или свеклу перебирают. Работы всем хватит, и работа, как уже было сказано, по силам.

Обитель– Сколько людей рассказывало, что едут они отсюда домой с чувством благословения Матери Божией! – продолжила монахиня Смарагда и улыбнулась. – У нас даже местные бабушки из ближайших сел целыми отрядами собираются и приходят помогать: например, делают закрутки на зиму.

Остается добавить, что сведения о проживании в обители для трудников, паломников (и контакты) можно найти на официальном сайте Свято-Введенского Толгского монастыря. Также на сайте есть подробное описание, как добраться в монастырь, расположенный недалеко от Ярославля, есть и расписание богослужений в монастырских храмах.

 

Автор: Нина СТАВИЦКАЯ

Фотограф: Владимир ХОДАКОВ


Материалы по теме

Новости

Публикации

Свято-Введенский Толгский женский монастырь
Игумения Вера (Ровчан)
Свято-Введенский Толгский женский монастырь
Свято-Введенский Толгский женский монастырь
Свято-Введенский Толгский женский монастырь
Свято-Введенский Толгский женский монастырь
Игумения Вера (Ровчан)
Свято-Введенский Толгский женский монастырь
Свято-Введенский Толгский женский монастырь
Свято-Введенский Толгский женский монастырь

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Воспоминания Л. В. Пьянковой
Схиигумен Митрофан (Мякинин)
Игумения София (Силина)
Монастырский журнал «Дивеевская обитель»
Варвара Каширина
Воспоминания Л. В. Пьянковой
Схиигумен Митрофан (Мякинин)
Игумения София (Силина)
Монастырский журнал «Дивеевская обитель»
Варвара Каширина