Еще раз о повышении учености в монастырях

Недавно, при посещении Ново-Нямецкого монастыря в Кишиневской епархии, Святейший Патриарх Кирилл еще раз напомнил о том, что наше монашество постепенно вступает в новый период духовного развития. Время, когда земные заботы выживания и благоустройства вынужденно требовали всех сил, сменяется временем, когда нужно уделить больше внимания духовной жизни. А для этого необходимо соблюсти «три условия: ...нужно мыслить, читать и молиться». «Нельзя ...отказываться от чтения, нельзя отказываться от образования», – сказал Предстоятель Русской Церкви.

Тема «повышения учености» монастырских насельников обсуждается уже давно. В 2011 году Архиерейский Собор в Определении «О вопросах внутренней жизни и внешней деятельности Русской Православной Церкви» указал на желательность получения духовного образования всеми монашествующими (в возрасте до 40 лет). Излишне говорить, что выполнение этой задачи предполагает немалые трудности разного свойства. Умножившиеся ныне обители весьма отличаются друг от друга и по уровню материальной обеспеченности, и по удаленности от региональных центров. В связи с этим Учебный комитет Русской Православной Церкви и Синодальный отдел по монастырям и монашеству считают целесообразным сочетать разные формы образования. Можно развивать внутримонастырский учебный процесс (имеется в виду создание при обителях – там, где это возможно, образовательных центров), организовывать региональные образовательные курсы для насельников небольших и малообеспеченных монастырей, а также широко использовать методики заочного и дистанционного обучения. Что касается последнего, то в Московской, Санкт-Петербургской и Киевской духовных академиях, на Высших богословских курсах при МДА уже разрабатываются соответствующие учебные пособия, поставлен вопрос о создании общей электронной библиотеки духовной литературы.

Многое зависит от того, как относятся к данной проблеме управляющие епархиями. Святейший Патриарх, выступая на АрхиерейскомАрхиерейский собор 2013г. Патриарх Кирилл Соборе 2013 года, прямо рекомендовал правящим архиереям «позаботиться о том, чтобы каждый клирик и насельник руководимых ими обителей получил духовное образование». Патриарх также отметил отрадный факт, что уже в большом числе епархий стараются создавать для этого благоприятные условия. Труднее реализовать эту задачу в среде женского монашества, но и здесь можно назвать, например, открытые год назад при Новоспасском монастыре курсы для насельниц московских ставропигиальных и епархиальных обителей, нравственно-богословские курсы, организованные Нижегородской духовной семинарией для Дивеевских сестер.

Однако, как представляется, данный вопрос отнюдь не исчерпывается организационными мерами. И при рассмотрении его в другой плоскости выявляется много существенных проблем.

Нельзя закрыть глаза на то, что даже среди игуменов и игумений далеко не все, при честном и ревностном отношении к своему служению, испытывают доверие к богословской премудрости. Для кого-то все еще является неоспоримым тезис: «В монастырь уходят не для того, чтобы получать богословское образование, а для того, чтобы молиться, лучший богослов – тот, кто хорошо молится... В молитве и даются духовные знания, ибо Господь просвещает разум...»

Бесспорно: молитва – основание всякого блага и способствует достижению спасения и вечной жизни. Но как при совершении Таинства можно остаться без благодати, если твое духовное устроение к этой благодати не готово или ей противится, так и молитва, Игумения Феофила Лепешинскаясовершаемая в состоянии неведения, может оказаться бесплодной, не изменит к лучшему самого человека и уж тем более – тех, за кого он призван молиться... Все ли готовы это принять, все ли в состоянии трезво оценить дистанцию между собою и светочами монашества, избранными, кому, как прп. Силуану или старцу Паисию, дано было и без образования духом постигать сложнейшие богословские вопросы? В своей статье, опубликованной недавно на сайте Отдела по монастырям и монашеству игумения Феофила (Лепешинская) напомнила слова святителя Игнатия (Брянчанинова), «вслед за святыми отцами объявлявшего неведение великим начальным злом, от которого "зло рождается в полноте обилия, поскольку неведение удовлетворено своим ведением и делает зло, не понимая того"». «Богословская темнота порождает все беды наших обителей: сектантский дух, жестокость начальствующих, своеволие насельников, разного рода протестные движения, процветание всяческих суеверий и сонмы ложных авторитетов», − трудно не согласиться с этим заключением настоятельницы Богородице-Рождественской пустыни.

Игумен Киприан ЯщенкоКак же быть в таком случае? Богословие − живая вода Церкви. Но можно ли ею напоить насильно? Очевидно, неминуемо возрастает бремя ответственности архипастырей, которым придется мудро сочетать административные усилия по обеспечению образовательных нововведений с терпеливой просветительской работой (мать Феофила предлагает курсы для настоятелей, с целью их дальнейших продуктивных занятий с насельниками), – чтобы донести до всех монашествующих необходимость не только практического духовного знания, приобретаемого участием в богослужении, молитвой и общением с более опытными братиями и сестрами, но и «книжного» обучения. Поскольку именно оно приводит «сложившийся опыт в некоторую мировоззренческую систему, которая позволяет целостно смотреть на мир, различать искушения и распознавать переполняющие наш мир подмены, распространенные и в духовной среде. Иными словами... помогает не терять верную тропу», − по словам игумена Киприана (Ященко), заведующего педагогическим кабинетом МДА, проректора Высших богословских курсов.

Но, может быть, нужно вместе с тем прислушиваться к голосу настоятелей и настоятельниц, если они обоснованно считают, что кто-то из вверенных им насельников «не потянет» систематическое обучение. Тем, кто отечески или матерински взял на себя ответственность за душу человека должно быть виднее, полезно ли чаду пребывать в «двоечниках», или ему требуется индивидуальный подход...

К сожалению, в силу естественной смены поколений, сегодня уже ощутимой бедой в том числе и монастырей становится даже не недостаточность образования, а болезненный дух, в целом свойственный нынешнему обществу, – дух поверхностности, стремления к «легкому и приятному». Усилие воли, постоянство, не говоря уже об элементарных навыках к приобретению книжных знаний, − обо всем этом молодые люди узнают порой, только переступив порог монастыря. Многие игумены и игумении трезво осознают эту проблему и готовы с ней работать. Конечно, хотелось бы, чтобы и методики обучения, не потворствуя требованиям «века сего», тем не менее, были избавлены от схоластики и могли преподать богословские знания как самые живые и насущно необходимые – какими они и являются на деле.

В уже цитировавшемся интервью игумена Киприана (Ященко) проводится также мысль о том, что «для монашествующих нужна особая образовательная среда. И преподавателями здесь должны быть... те, кто имеет личный опыт монашеской жизни и непосредственно знает, что необходимо монахам». Учебные программы следует корректировать «с точки зрения духовных источников, углубления в отдельные предметы (патрологию, христианскую антропологию, изучение монашеских уставов и истории монашества, современных традиций Афона)».

Епископ Воскресенский Савва (Михеев)Возможен и более широкий подход к вопросу монашеского образования. О нем сказал, в частности, епископ Воскресенский Савва (Михеев), наместник Новоспасского ставропигиального монастыря в докладе на Рождественских чтениях 2013 г. Отнюдь не отказываясь от приоритета богословской грамотности, владыка так формулирует задачу: «Важно, чтобы поступившие в монастырь насельники разного уровня образованности после пострига получали, либо сохраняли возможности интеллектуального роста. Эти возможности могут быть реализованы по-разному в разных обителях, в зависимости от тех видов служения, которые в них существуют». По сути дела епископ Савва призывает придать образовательный характер всей деятельности монастыря, начиная с главной – богослужебной и молитвенной, включить затем в сферу «роста» и социальную работу (и при этом усвоение, например, основ психологии), и миссионерскую деятельность (установить формы «творческого обмена» знаниями с местными деятелями культуры, науки).

В докладе владыки заслуживают особого внимания ссылки на опыт предреволюционных лет, в частности на предсоборные дискуссии и Соборные документы 1917 – 1918 гг. (имеется в виду придание канонического статуса институту ученого монашества). Следует вспомнить в связи с этим, что в Определении Священного Собора 1917 г. «О монастырях и монашествующих» присутствовал специальный раздел «Образовательные учреждения для монашествующих» (см. Приложение).

...Духовная культура русского иночества легла в основание всего лучшего в отечественной истории. Монастыри были не просто очагами учености и просветителями народа, – без их труда не сформировалось бы национальное самосознание. Это стало возможным потому, что монашество не забывало о своем главном призвании, приравнивающем его к «зеркалам Божественной Мудрости» – ангелам. Прикладывать усилие, в том числе и интеллектуальное, чтобы стяжать благодать этой мудрости и нести в мир свет богомыслия и боговедения... – сегодня внешний мир, вероятно, счел бы такую задачу безумной – по слову апостола Павла. Но разве монах может жить, не ориентируясь на самую великую вершину?

Приложение

Из ОПРЕДЕЛЕНИЯ

Священного Собора Православной Российской Церкви 1917 г.

О МОНАСТЫРЯХ И МОНАШЕСТВУЮЩИХ:

VII. Образовательные учреждения для монашествующих

50. В целях просвещения монастырской братии надлежит:

1) при всех обителях еженедельно вести, при помощи сведущих лиц, религиозно-нравственные и богословские беседы для всех насельников;

2) в лаврах и больших монастырях учредить школы:

а) общеобразовательные для продолжения образования иноков и послушников и

б) особые для монахов и иеродиаконов, определенных к посвящению в иеродиаконы и иеромонахи;

3) в одном или нескольких монастырях каждой епархии, если окажется возможным по местным условиям, открывать общеобразовательные школы для иноков и послушников бедных и малых обителей, с тем, чтобы учащееся по окончании учения возвращались в свои монастыри; об организации таких школ и об изыскании средств на их содержание должна заботиться местная епархиальная власть;

4) для неграмотных и малограмотных монастырских насельников (и насельниц), соответственно их возрасту и способностями устраивать занятия по обучению начаткам веры, церковно-гражданской грамоте и церковному пению.

51. Каждый монастырь должен иметь свою постоянно пополняемую библиотеку из книг Священного Писания с толкованиями и пособиями, святоотеческих, духовно-нравственных, аскетических, церковно-исторических, сборников проповедей и других книг богословского и назидательного содержания. Монастырский библиотекарь, избираемый из лиц сведущих в богословской литературе, снабжает насельников монастыря книгами при руководстве духовников и старце их.

52. Для развития просветительной и миссионерской деятельности и для заведования монастырскими просветительными и миссионерскими учреждениями, с благословения епархиального архиерея, могут быть учреждены в монастырях особые Просветительные Советы, осуществляющее свои постановления по утверждении их настоятелем монастыря и по его указаниям.

Материалы по теме

Публикации

Митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий (Данилов)
Новоспасский ставропигиальный мужской монастырь
Архиепископ Феодор (Поздеевский)
Епископ Зосима (Давыдов)
Игумения Викторина (Перминова)
Митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий (Данилов)
Новоспасский ставропигиальный мужской монастырь
Архиепископ Феодор (Поздеевский)
Епископ Зосима (Давыдов)
Игумения Викторина (Перминова)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ