Лучше всем миром молиться о своей стране

Епископ Воскресенский Савва

Епископ Воскресенский Савва

— С чего началось возрождение обители?

— Архимандрит Алексий, будущий архиепископ Костромской и Галичский в 1991 году отслужил здесь первую Божественную литургию… Началось все с молитвы в холодном Преображенском соборе. Тогда и келий никаких не было. Терпели холод после зимы, но, тем не менее, возрождали. Благодаря трудам Владыки, здесь многое приведено в надлежащий вид, созданы условия для проживания братии. Память о владыке Алексии хранится в сердцах прихожан, он здесь всегда желанный гость. Могу заверить, что все духовные чада за 20 с лишним лет прониклись к нему любовью, уважением, всегда получали необходимый совет и благословение. Конечно, мне, молодому наместнику, сложно снискать такой авторитет и уважение, какие имел владыка Алексий, но, тем не менее, стараемся продолжать его дело.

— Обитель в мегаполисе отличается от монастыря, который находится в глубинке?

— Ничем не отличаются обитель в мегаполисе и обитель, которая находится на периферии. Разница лишь только в стенах. Везде те же проблемы, везде пустыня человеческих душ и поиск Царствия Божия… Многие москвичи даже не знают ничего о Новоспасском монастыре, никогда здесь не были. Но не то страшно, что не знают, а то, что и не хотят знать.

— Не превращается ли жизнь монастырская в приходскую?

— Я считаю, что монах должен служить Богу и людям молитвой и участием в судьбе каждого человека. Будь то прихожанин, паломник монастыря, инок или наместник. Можно закрыться в келье и там погибнуть от духовного безобразия. А можно, помогая людям, спасти свою душу. Главный Евангельский завет — о любви к Богу и людям распространяется не только на прихожан, не только на мирских людей, но и на монашествующих в первую очередь. Никто не освобожден от исполнения этих двух заповедей. Конечно, если человек хочет уединения, он может уйти, например, на подворье… Но надо понимать, что и те монастыри, которые находятся за пределами города Москвы, тоже занимаются пастырским окормлением. Для чего тогда монастырь нужен? Чтобы закрыться и Богу молиться?! Но когда люди нуждаются в духовном окормлении, мы не имеем права закрываться от них. Это было бы преступлением с нашей стороны. Наоборот, делаем все возможное, чтобы монастырь стал местом миссионерским, просветительским. Конечно, у монашествующего человека особый режим дня, но ведь у нас есть и прихожане, которые могут организовать миссионерскую и просветительскую деятельность.

— Последние двадцать лет мы наблюдаем возрождение монастырей, монашеской жизни. 90-е годы были отмечены большим притоком монашествующих в разные обители. А как сейчас?

— Одним из признаков сугубой благодати Божией является наличие Поместной Церкви, монашествующих и монастырей. И наоборот, отсутствие монашествующих — явный признак, что-то не так в духовном плане. Если говорить о Русской Православной Церкви, у нас достаточно и монастырей, и монашествующих. Но, как говорится, «кадры требуют обновления». По сравнению с 90-ми здесь, в Новоспасском монастыре, тенденция активного вхождения в братию немного ослабла. Может быть, люди стали более осознанно подходить к принятию монашества? А может быть недостаточно наших трудов. Много может быть причин. Что-то и в государстве происходит, что влияет на духовное настроение народа Божия, который спешит на митинги, собирается тысячами на площадях… Лучше всем миром молиться Богу о своей стране, искать Царствия Божия и правды Его.


Друзья, нам нужна ваша поддержка и помощь для поддержания и развития работы ресурса. Любая, даже небольшая сумма, нам очень поможет.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ