«История одного монастыря»

Саввино-Сторожевский монастырь

Точка отсчета

 В Рождественском соборе обители начинается Божественная Литургия. Сейчас 7.45 утра Предыдущие час и 45 минут братия читала длинный список обязательных молитв, предписанных монастырским уставом. Подъем состоялся в полшестого – это сразу заметно: привыкшие вставать ни свет ни заря монахи к этому времени свежи и бодры (впрочем, настоящим монахам подобает быть таковыми 24 часа в сутки), а пришедшие к службе миряне только раскачиваются. Рождественский собор, как никакой другой, в монастыре пропитан древностью – величием и мощью Святой Руси. И хотя этот собор, заложенный в 1398 году (с него, с даты его основания и ведется летопись монастыря), появился на свет в темное для нашей истории время – период еще достаточно крепкого татаро-монгольского ига – в нем царит дух свободы. К этому времени уже вошло в русские хроники благословение игуменом Радонежским Сергием князя Дмитрия Донского на ратный подвиг против иноземных захватчиков, сам святой князь уже одержал свою эпохальную победу, Русь воспрянула от более чем полуторавекового гнета мощнейшей на тот момент империи. Небольшой деревянный храм Рождества Пресвятой Богородицы, уже через несколько лет как перестроенный в белокаменный собор, как бы символизировал переход Руси из шаткого, ненадежного состояния зависимой территории в стадию суверенного государственного бытия.

Литургия идет достаточно быстро (по моим ощущениям). Все-таки костяк прихода – простые светские люди, которым и на работу, и по делам, да и вообще некогда, поэтому длительность службы «нормальная», олимпийские рекорды тут не ставят. Монастырь в своей истории вообще всегда был тесно связан с миром – ему, наверное, так и не удалось сделаться местом буквального иночества, одиночества, глубокого уединения. Его основатель – преподобный Савва, один из первых учеников Сергия Радонежского – пришел в Звенигородскую вотчину не самовольно, а по просьбе местного князя Юрия Дмитриевича. Воевода хотел, чтобы и в его пределах воссиял свет ангельского жития – утвержденный в добродетелях монах Савва как раз подходил для этого душеспасительного начинания. Дальше не так чтобы – «князь дал денег, монах построил монастырь». Нет, инок Савва поселяется в верховьях реки Сторожи. В диких условиях продолжает свой подвиг. Борется все с теми же искушениями, жарой и стужей. Пребывает в полном одиночестве. О нем расходится слава – и вот он уже принимает паломников и кандидатов в ученики. Назидает, наставляет, просвещает. «Светит» здешнему миру. Словом, как бы «доказывает» местности, что он имеет право взять ее название для своего имени – и действительно, этот монах вошел в церковную историю как «Савва Сторожевский». Только после такого «приручения» Звенигородской земли местный князь дает средства для строительства того самого первоначального храма.

Дальше следует довольно сложная симфония монашеской общины и княжеской власти. Князь Юрий Дмитриевич, конечно, опекал обитель – но при этом стремился превратить ее в свой «придворный» монастырь. Трудно оценить, насколько такая судьба устраивала настоятеля и насельников. Но эта «близость к власти» будет характерна для обители и все последующие годы.

Келья царя

Особо полюбил здешний край тишайший Алексей Михайлович – при нем монастырь де-факто становится царской резиденцией, находится в ведении личной канцелярии главы государства, приказа Тайных дел. В силу этого обстоятельства или по совокупности причин (количество земель, владений, приписных монастырей – таковых было 19, в целом влиянию на духовно-нравственную жизнь русского народа), при царе Алексее Михайловиче за Саввинской обителью закрепили статус «Лавры». Это звание монастырь преподобного Саввы получает раньше своего «родительского дома» - монастыря преподобного Сергия Радонежского.

Алексей Михайлович превратил обитель в «комнатный государев монастырь». Как известно, царь вошел в историю с титулом «Тишайший» - это именно титул латиноязычного происхождения, указывавший на особое благоденствие, тишину во время правления того или иного монарха. Титул не всегда, естественно, отражал личные особенности характера носителя этого звания. Однако в случае с Алексеем Михайловичем – человеком добродушным и мягким, относительно ведомым и пассивным – титул себя оправдывал. Хотя... у царя случались вспышки сильного гнева – известно как он «пресек» амбициозные планы патриарха Никона по захвату монаршего престола. Дело закончилось лишением первосвятителя сана и заточением в Кирилло-Белоезерский монастырь.

Тишайший царь – самый известный благодетель Саввино-Сторожевского монастыря. В обители существует предание, согласно которому царь как-то охотился в здешних лесах. Свита рассеялась для отыскания логовища медведя – монарх остался один. В этот момент на него и вышел медведь. Алексей Михайлович посчитал свою участь решенной и готовился смиренно принять смерть. Неожиданно явился некий старец, и зверь скрылся из виду. Царь спросил имя незнакомца – тот ответил, что зовут его Саввой, и он инок Сторожевского монастыря. Алексей Михайлович тут же отправился на поиски своего заступника в указанную обитель, но настоятель объяснил, что инока с подобным именем у них нет. Однако, увидев образ Преподобного, царь, понял, кому он обязан жизнью. Это событие послужило поводом к обретению честных мощей святого Саввы.


Церковь воинствующая

После окончания Литургии появилась возможность побеседовать с наместником монастыря архимандритом Саввой (Фатеевым).

- Отец Савва, расскажите о своем монашеском пути. Как Вы оказались в Саввино -Сторожевском монастыре?

- В 1994-1997 годах я учился в московской духовной семинарии. И по окончании семинарии меня благословил старец, чтобы я поехал на Север, в Тотьму. В монастыре Феодосия Тотемского я находился три месяца. Вынужден сказать, что восстановление продвигалось медленно – тамошний владыка Максимилиан «осторожничал»: быстро руки ни на кого не возлагал. Поэтому рук не хватало. Примерно в декабре 1997 года я попал в монастырь преподобного Саввы – здесь требовались помощники, обитель готовилась к 600-летию со дня основания. Меня сразу постригли, нарекли имя в честь святого Саввы Сторожевского. И вскоре Святейший Патриарх совершил мое рукоположение.

Обитель нуждалась в срочной реконструкции – за те 2 года, что монастырь находился в церковном пользовании (передача состоялась в 1995 году), сделано было очень мало. Службы велись по музейному распорядку. Если повсеместно всенощная начиналась где-то в 5 часов вечера, то у нас – в 2. Потому что в 5 – музей уже закрывался. Монахов не было. Был один трудник – даже не трудник, а просто охранник. Ситуация была плачевная – она не устраивала ни церковное начальство, ни самого тогдашнего наместника отца Иеронима. Директор музея иронизировал: «Ну какое вам празднование! Две бабушки придут, мощи принесут – вот и все ваше торжество!»
Надо ли говорить, какова была реакция музейной администрации, когда они стали свидетелями масштабных торжеств по случаю 600-летия со дня основания монастыря. Предстоятель Церкви, сонм архипастырей, сотни и сотни паломников...

- Отношения Церкви и музейного сообщества многим кажутся весьма натянутыми, скажем так, прохладными... Вы согласны? Расскажите о вашей истории отношений. И что на сегодня – межи проведены?

- Если внимательно разбираться в документах, то в этих отношениях все яснее, чем кажется. Что касается конкретно нас, то на нашей стороне закон – точнее, распоряжение министерства культуры РФ и министерства имущественных отношений от 15 мая 2011 года о передачи монастырского комплекса собственно монастырю (есть еще ряд документов). Все шло медленно. В начале нам передали только второй этаж малого братского корпуса – монахам надо было где-то жить. На первом этаже долгое время хранились запасники музея. Затем вернули 5-ярусный иконостас на свое место – в Рождественский храм. Хотя естественно, что сам ярус по-прежнему остается экспонатом музея. Трапезные палаты нам передали «вынужденно» - там прорвало трубы. Директор не мог своими силами навести порядок, поэтому предоставил палаты нам. Хотя имущественные границы до конца еще не проведены – отношения нуждаются в окончательном урегулировании...

- Сколько человек сейчас составляют братию монастыря?

- Сейчас у нас 40 человек братии, из них - 32 постриженика (вместе с иноками). Хотя в последнее время тенденция идет к тому, чтобы не включать трудников и послушников в число братии, мы все же причисляем их к братии. Процесс наполнения обители шел и идет равномерно. Да, люди приходят – но много и тех, кто уходит. Существует своеобразная «текучка» кадров. Но это характерно для большинства монастырей. Основная причина такой убыли «кандидатов в монахи» - непонимание истинной цели прихода в монастырь. Преследуют какие-то свои цели, далекие от монашеских. Не определились с жизненной дорогой – в итоге получается «шаталова пустынь»...

- Отче, на Ваш взгляд, какое главное отличие монастыря от многочисленных «собратьев»?

- Я думаю, что это сельское хозяйства. В том смысле, что монахи у нас не занимаются им – никаких полевых работ, засевки – уборки. Тут три причины. Во-первых, мы находимся в такой местности (относительная близость к Москве, рядом выезд на «дорогостоящее» Рублево-Успенское шоссе – прим. ред.), что о крупных земельных наделах, способных стать основой нашего хозяйства – речи просто не идет. Во-вторых, Слава Богу, есть благодетели, помогающие справляться с финансовыми трудностями. Ну и в-третьих – хотя это, наверное, центральная причина – монахи главным образом должны заниматься трудом молитвенным. Вот у нас, так получается, основное занятие – молитва. Естественно, есть послушания по храмам. Ну и у каждого – что-то свое, связанное с различными гранями монастырской жизни.
Еще бы я отметил нашу автономность – в смысле ЖКХ. Судите сами - собственные скважина, газовая котельная, дизельная электростанция..

- Отец Савва, одной из проблем современной церковной жизни являются слабые межмонастырские отношения. Как у вас обстоят дела в этой сфере? И если брать шире – что с внешними связями? Как вы взаимодействуете с миром, с обществом?

- Начну со второй части. Наиболее активной социальная жизнь была в период 2007-2008 годах. В это время был организован Попечительский совет монастыря – во главе со Святейшим Патриархом Алексием II и сопредседателем – тогдашним главой Государственной Думы – Борисом Грызловым. Торжества тогда были приурочены к 600-летию преставления преподобного Саввы. Ну а в целом, если говорить кратко, у нас плодотворные активные связи с Даниловским монастырем, Новоиерусалимским, Александро-Невской лаврой, храмами Звенигорода. Костяк нынешней братии Иосифо-Волоцкого монастыря сформирован из наших насельников – отсюда, естественно, крепкая дружба.

Если брать общественные проекты – то это, в первую очередь, детский реабилитационный центр. В нем ежегодно находится порядка 30 детишек, попавших в сложную жизненную ситуацию. Двое из выпускников поступили в духовную семинарию. Стараемся следить за их судьбой после выпуска – по мере сил помогаем.
И еще один крупный проект – всероссийский конкурс детских рисунков «Святые заступники Руси». На данный момент он превратился в мощную, достаточно известную организацию с тысячами участников по всей стране.

- Отче, монастырь издревле – это еще и форпост, сторожевая крепость, пограничный дозор... Приходится «держать оборону»?

- Мы находимся на территории областного природоохранного заповедника – тут строить ничего нельзя. Однако из-за высокой стоимости здешней земли, соответствующего контингента проживающих людей каждый раз появляются желающие построить какой-нибудь отель или развлекательный центр рядом с обителью. Недавно вот отбили охотников разместить прямо под нашей стеной вертолетную площадку. Какая молитва, какое внимание себе под шум пропеллеров?! Еле отбились от этих бизнесменов. Еще под одной стеной, но уже на частной территории - закон там строить разрешает, хотели соорудить гостиницу. Однако вместе с государственными службами мы опять же «боем» отстояли историческую панораму обители. Это был тот случай, когда формальный закон не был продуман – в нем явно не хватало здравого смысла...

- Монастырь часто выступает «героем» художественного и кинематографического искусства...

- Да, это так. В наших окрестностях снимался эпизод фильма «Солярис» А.Тарковского – домик у пруда в начальных сценах. Собственно, все «длинные» кадры пруда, зарослей – все у нас. Эпизоды фильма «Бег» А.Алова и В.Наумова. Живописцы особенно полюбили монастырь в конце XIX – начале XX веков – это картины С.Жуковского, Л. Каменева...Да и сейчас мы периодически переживаем наплывы людей с мольбертами. Недавно телесериал снимали...

После беседы отец Савва бережно передает нас в руки иеродиакона Афанасия – он и познакомит нас с остальными гранями монастырской жизни.

Писать надо для детей

У монастыря развитое книжное издательство, которое базируется на подворье в центре Москвы, на Тверской. На территории самой обители – один из магазинов.

Валентина, продавец книжной лавки:

- Одна из самых популярных книг в нашем магазине – путеводитель по Саввино-Сторожевскому монастырю. Также активно раскупается история нашей обители. Краткое житие преподобного Саввы. Акафист ему. Ну словом, святой покровитель монастыря – он же основной центр притяжения для паломников, поэтому вся литература с ним связанная, раскупается в первую очередь.

- Какие еще книги пользуются спросом?
- Как это ни покажется удивительным, но весьма популярны «тяжелые» тома по отечественной и церковной истории – солидные мужчины покупают их не менее часто, чем седовласые бабушки сборник молитв. Ну «любимцы» читателей – вселенский учитель Иоанн Златоуст, святители Игнатий (Брянчанинов), Феофан Затворник, праведный Иоанн Кронштадтский...

Поясняет иеромонах Серафим, насельник монастыря:

- У нас представлен широкий выбор книг – для самых разных людей: новоначальных и преподавателей семинарий, не очень богатых и финансово состоятельных. Книги должны быть разные.

Мне хотелось бы особо отметить детскую религиозную литературу – это одно из приоритетных направлений нашего издательства. Это наша особая цель – донести Божественную Весть до детской души, до самых маленьких читателей. Для этого издаются и адаптированное Евангелие с красочными иллюстрациями, и рассказы о жизни преподобного Саввы – «Свет мой – чудотворец Савва», и много других книг – над их разработкой постоянно трудятся специалисты издательства. Книжки для детей – вообще отдельный специфический жанр, высокое искусство. А православные детские книги – это еще сложнее... Тут требуется другой язык, другое оформление. Задача трудная, но мы стараемся.

Хлеб насущный

Пекарня – особая гордость Саввино-Сторожевского монастыря. Как и в любой обители, здешние насельники и прихожане считают его лучшим из того, что они пробовали. Такой понятный «патриотизм». Выведать секретные технологии мы попытались у главного технолога, которая представилась просто - Лали:

- Наш главный рецепт – готовить с любовью и молитвой. Вкус хлеба действительно отличается от привычного нам, магазинного. Говорю вам как специалист в этой области, много лет проработавший на хлебозаводе. Не знаю, сильны ли наши молитвы – сотрудниц цеха – но вот священники молятся, и это ощущается. Да и наш небесный заступник молится – преподобный Савва. Если говорить про собственно сами рецептуры, то стараемся готовить бездрожжевой хлеб. Не буду пугать вас особой зловредностью дрожжей – если честно, эта тема во многом искусственно раздута – однако хлебная продукция без дрожжей получается действительно вкуснее и легче усваивается организмом. Свидетельство тому – отклики наших покупателей.

- Сейчас модно говорить о брендах. У вас какая продукция подходит под это определение?

- Я думаю, что черный бездрожжевой хлеб – простой на самом деле хлеб, привычный «кирпич». Мы его делаем на основе хмельной закваски – все натурально. Но никакая коммерческая фирма не будет его готовить – процесс трудоемкий и довольно длительный – на изготовление такого хлеба уйдет часов 6. С точки зрения современной экономики – слишком долго, а значит убыточно. Мы за прибылью никогда не гнались – и не собираемся. Это не самоцель. Людей накормить здоровой пищей – это да. Ну и кроме того, мы выпекаем так называемый «Библейский хлеб» - он изготовлен по рецепту, указанному в самом священном Писании. Все те ингредиенты, какие там перечислены, использованы и у нас. Попробуйте – очень вкусно!

- Вы по каким критериям людей берете на работу?

- У меня, конечно, язык не поворачивается назвать наше занятие «работой». Искренне говорю, что это все воспринимается как труд во славу Божию. Тут по-другому и нельзя. У нас «цех» - это такое сестричество. Большая дружная семья. Новый человек либо вливается в коллектив, либо нет. Хочу отметить, что вера человека имеет значение при приеме на работу – предпочтение отдается людям православным. Хотя никакого фанатизма по этому вопросу у нас нет.

Курятник отца Афанасия

Отец-наместник пояснил нам, что братия монастыря «не злоупотребляет» сельхозработами – такой цели, как большое хозяйство, даже не стоит. Однако наш проводник - отец Афанасий - не без гордости показывает нам свое детище – миниатюрную животноводческую фермочку. Расположена она недалеко от пекарни. Узнать ее точное местоположение легко – лай собак, сторожащих монастырское добро, слышен издалека.

Первым делом отец Афанасий – он же руководитель паломнической службы монастыря – ведет нас в клетку с перепелками. Считать поштучно мы их не стали – но как-то понятно сразу, что на внутренние нужды обители хватает точно.

- 200- 250 яиц в день дают нам две эти клеточки – невозмутимо поясняет отец Афанасий.- Для доведения яйца до состояния цыпленка есть инкубатор. Словом, все свое, полный технологический цикл.

Отдельным кадром выхватываем племенных уток – именно они удостоились чести быть продолжателями своего рода. Крякают они действительно солидно.

Заходим в добротно сколоченный сарайчик – разноголосица мешает разобрать кто есть кто. Кажется, тут есть петухи со своими наседками – ярко-оранжевая куртка фотографа вывела их из себя. Они воинственно кудахтают. Прямо там, в сарае, прошу отца Афанасия рассказать о себе – он дальновидно предлагает сделать это на улице.

- В монастыре я с 2007 года. Полтора года был трудником, потом постригли в монахи и рукоположили в сан иеродиакона. Родился в Астрахани. Там закончил школу и сельхозтехникум. В 22 года переехал в Казахстан – мои родственники по материнской линии оттуда. Там я пришел к Богу, крестился. Стал иподиаконом архиепископа Уральского и Гурьевского Антония. Затем решился все-таки перебраться в Россию, в город Иваново. Год отучился в тамошней семинарии. Однако, съездив в Троице-Сергиеву Лавру, получил от старца Наума наставление ехать сюда – в обитель преподобного Саввы. В этом году окончил московскую духовную семинарию – обучение там я начал заново, с первого курса.

Свой рассказ отец Афанасий ведет на фоне нескольких теплиц. Все это хозяйство – его инициатива и его послушание. Он уверен, что «производственные мощности» все равно будут расширяться. Но и тем, что есть на сегодня, – пока все довольны.

Случайно расковыряли

Троицкий собор существенно добавляет эклектики ансамблю Сторожевского монастыря. При этом, как ни парадоксально, смотрится органично. Его парадный фасад с колоннами – «Казанская трапезная» - совершенно нетипичен для храмовой архитектуры. Собственно, эта трапезная – изначально и не храм вовсе, а поздняя пристройка к нему, совершенная на средства династии Шереметевых-Голицыных. 13 членов этой фамилии покоятся сейчас в родовой усыпальнице прямо под «трапезной» . Сам же храм в своих первозданных границах XVII века весьма маленький – он занимал площадь прямоугольника непосредственно перед алтарем.

Церковь была построена специально для первой супруги царя Алексея Михайловича – Марии Милославской. Супруг запретил женщинам появляться на территории обители, но «первая леди», естественно, исключалась из этого правила - она свободно здесь останавливалась, жила и молилась вместе со своими служанками. Только вот насельники этого не видели – даже от своих палат до «своего» храма царица шла по незримым для монахов коридорам.

В храме сейчас находится самая древняя икона преподобного Саввы Сторожевского – XVII века. Этот образ – список с еще более древней, той, которую по преданию, написал настоятель обители игумен Дионисий 25 лет спустя кончины самого святого (1-ая половина XV века).

Когда в наше время Троицкий собор передали монастырю, его внутренние стены были покрыты сплошным толстым слоем штукатурки. Один из монахов начал расчищать одну из стен. Расковыряв небольшой кусочек, он вдруг явно увидел чье-то лицо – страшно неприятное. Быстро расчистив область вокруг лица, монах понял, что это – бес. Демон из «Страшного Суда», традиционно изображаемого на противоположной от алтаря стене. С этого персонажа и началась тотальная расчистка всего интерьера собора...

Для больших праздников

Преображенский храм – самый вместительный. В дни особого многолюдства в обители богослужения проходят именно в нем. Украшающий храм красивейший иконостас – подарок администрации города Одинцово. Изготовлен школой Павла Бусолаева.

Здесь же находится очень любопытная икона – краткая биография святого Саввы. На ней изображены основные моменты его жития – от прихода к игумену Сергию Радонежскому до возвращения мощей преподобного Саввы в родную обитель.

На иконе указан и следующий эпизод – исцеление людей квасом, готовившемся в монастыре. Действительно, по молитвам святого квас становился целебным и чудотворным. Монахи по сей день делают знаменитый саввинский квас. Насколько он чудесен? Приезжайте – попробуйте сами.

Почти царь-колокол

Отец Афанасий решается подняться с нами на колокольню. По узкой спиральной лестнице и высоким ступенькам (звонарь просто обязан быть человеком весьма худым), мы поднимаемся на первый ярус.

- Колокол здесь был установлен в 1668 году. Его вес равнялся 35-ти тоннам . К сожалению, в 1941 году, во время эвакуации монастырского имущества колокол уронили и разбили. Нынешний отлит в 2003 году на Воронежском заводе. И если предшественник был самым звучным на Руси – говорят, его звон долетал до самой Москвы – то новый поначалу был немым. Представляете, он не издавал никаких звуков. Только с завода – и никакого звона. Приехали специалисты, сделали несколько надпилов – и колокол заработал.

На следующие ярусы мы поднялись, чтобы сделать «высотные» снимки. Отец Афанасий рассказал про те самые механические часы, что украшают звонницу. Они не менее достопримечательные, поскольку привезены царем Алексеем Михайловичем в качестве трофея из Голландии. Этот европейский хронометр – еще одна яркая отличительная черта монастыря, добавляющая его виду уникальную самобытность.

Не прощаемся

Царицынские палаты отец Афанасий нам не показывает – там сейчас Звенигородский историко-архитектурный и художественный музей, рассказывающий историю края от каменных орудий до наших дней. Правда, сотрудницы музея провели специально для нас небольшую экскурсию. Из того, что запомнилось, хочется отметить реконструкцию покоев царицы Марии Милославский – историки и художники попытались максимально точно воссоздать комнату супруги царя.
Еще в музее можно увидеть копию «ширинки» – нарядного платка, который во время выходов девицы держали в руках. Такой платок свидетельствовал о том, что его владелица уже является невестой некоего вельможи. Подобных копий практически нигде больше и нет.

После палат царицы тянется братский корпус – но заснять его жильцов и их кельи нам не удалось. В монастыре уважают право насельников на конфиденциальность – без их личного желания ни съемка, ни интервью невозможны.

Как и в любом ставропигиальном монастыре, в Саввино-Сторожевском особняком стоят Патриаршии покои. Хотя, естественно, в силу своей занятости первоиерарх бывает здесь не так часто.

Не особо часто пользуются и уютной примонастырской гостиницей. Ее управляющий Илья рассказал нам, что хотя поток паломников и просто приезжих довольно большой, но не всем требуется здесь ночевать, тем более – жить несколько дней. Поэтому свободные номера есть всегда. Подробную информацию о работе гостинице можно узнать на сайте монастыря.

...Саввино-Сторожевский монастырь уже давно лишился статуса «лавры». Государи не наведываются сюда ради богомолья. (Хотя дорога, по которой они добирались в монастырь, не перестала быть элитной – теперь она именуется «Рублевкой»). Но люди продолжают приезжать в обитель преподобного Саввы – смиренного монаха, совершенно не желавшего земной славы. Отказавшись от временного, он приобрел вечное. Встреча с его монастырем – это даже не встреча с «наглядной» историей, а знакомство с ним самим, с простым иноком по имени Савва, который смог стать «небесным человеком и земным ангелом».

Сергей Кириллов


Материалы по теме

Новости

Публикации

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Митрополит Вологодский и Кирилловский Игнатий
Игумения София (Силина)
Епископ Городецкий и Ветлужский Августин
Митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий
Участники круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства»
Митрополит Вологодский и Кирилловский Игнатий
Игумения София (Силина)
Епископ Городецкий и Ветлужский Августин
Митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий
Участники круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства»