Итоги монашеских трудов будет подводить Господь

Игумения Нектария (Седова)

4 апреля 2022 года исполняется тридцать лет с момента официального учреждения первой в Кузбассе обители – Свято-Серафимо-Покровского женского монастыря в городе Ленинске-Кузнецком. Сам город вырос из села Кольчугино при реке Иня. Земли, на которых он сейчас расположен, до революции являлись так называемыми Кабинетными землями Императора Николая II. После того, как в этой местности были найдены мощные пласты каменного угля, Государь распорядился создать общество по его добыче – началась промышленная разработка залежей, что послужило поводом к основанию города. В 2017 году в центре Ленинска-Кузнецкого был открыт памятник Царю-страстотерпцу, который освятил митрополит Кемеровский и Прокопьевский Аристарх. Возвращаясь к монастырю: он был образован на территории прихода храма, построенного в 80-е годы прошлого века недалеко от разрушенной в советское время деревянной Покровской церкви. О становлении обители ее настоятельница игумения Нектария (Седова) рассказала порталу «Монастырский вестник» в интервью «Господь являет Свою благодать там, где Ему угодно». А накануне юбилея – совсем небольшого по земным меркам, но настолько значимого для новосозданного монастыря и всего Кузбасса – мы продолжили нашу беседу с матушкой.

Как батюшка Серафим раздавал воду у водокачки

Матушка, когда Вы, по благословению священноначалия, приехали сюда из –под крылышка своей духовной матери – настоятельницы Свято- Никольского Черноостровского женского монастыря в Малоярославце игумении Николаи, каково было Ваше первое впечатление?


После порядка и идеальной чистоты, к которой мы были приучены в Малоярославце, всё здесь, в шахтерском городке, поначалу мне казалось невзрачным. И монастырский храм тоже показался совершенно чужим. Конечно, я понимала, что строили и благоукрашали его в конце 80-х годов прошлого века из того, что было под рукой... А вот архитектура храма понравилась – она напоминала образцы в древнерусском стиле. Но в 2009 году, когда я приехала в Кузбасс, было видно, что храму требуется ремонт. Правда, мы решили прежде отремонтировать один из сестринских корпусов: поменяли и утеплили крышу; разделили комнаты так, чтобы сестры (хотя бы монахини и инокини) могли жить по одной в келье и иметь возможность для уединенной молитвы. Потом взялись за сам храм. В верхнем храме заменили иконостас, оставив лишь две иконы из предыдущего. Протоиерей Сергий Плаксин, духовник обители, строивший наш храм в непростой период, предварявший особенно трудные для страны 90-е годы, познакомил меня с новокузнецким художником-иконописцем Леонидом Ключниковым. Леонид разработал проект резного дубового иконостаса и написал для него иконы. За образец резьбы было взято фото, присланное мне матушкой Николаей из Малоярославца. Это благословение оказалось очень удачным: Леонид, как человек творческий, изменил по своему вкусу образцы резьбы, и в 2011 году в Новокузнецке нам вырезали иконостас. Не всё получилось, как нам бы хотелось, но в целом, надеюсь, новый иконостас украсил храм. Также мы поменяли пол – был деревянный, покрашенный коричневой краской, а мы сделали гранитный. Затем пришла очередь нижнего храма, который напоминает древний катакомбный, поскольку в нем нет окон. В этом храме очень хорошо можно сосредоточиться при молитве. Мы стараемся в нем совершать свое иноческое правило.

А почему нижний храм назван в честь преподобного Серафима Саровского?

История интересная. Точнее, есть даже две истории, которые поведал наш отец Сергий. Передаю с батюшкиных слов: жил там раньше, на кольчугинских землях, Михаил Константинович Прялин, который дважды сидел за веру. Как-то во сне ему привиделся преподобный Серафим Саровский. Была большая очередь за водой, люди шли с бидончиками. Стоял в той очереди и Михаил Константинович. Наконец подходит он к водокачке, смотрит: а воду-то выдает батюшка Серафим! От неожиданности Михаил Константинович просто остолбенел, но всё же спросил в своем тонком сне – думается, сне Божием: «Батюшка, Вы здесь?» Услышал в ответ: «Я всегда здесь. Я здесь всегда воду раздаю!» Вода – освященная вода! – конечно, это образ благодати... Вторая история тоже примечательная: когда копали котлован под новый храм, нашли там иконочку батюшки Серафима, после чего стало понятно, что в честь него нужно освятить престол. К тому же в старом Покровском храме был престол во имя преподобного Серафима Саровского, так что получилась историческая преемственность... С таким воодушевлением люди трудились, такой всеобщий подъем был, что огромный котлован вырыли за три дня. А храм построили всего за год, постоянно чувствуя помощь преподобного Серафима Саровского, которого мы считаем ходатаем и молитвенником этих мест.

Обитель в шахтерском городе полюбили. И рады, что она живет, развивается

Матушка, если в Ленинске-Кузнецком горожане так радостно встретили строительство дома Божия, значит, по логике вещей, они должны были полюбить и обитель, образованную на территории приходского храма?

Думаю, да. Действительно, многие рады, что в нашем небольшом городе появилась православная обитель, и люди всегда могут сюда приехать, прийти, просто помолчать или поплакать в храме. Вздохнуть о Небе, о нашем Отечестве Небесном. Любая чуткая душа тоскует о Боге и чувствует в храме Его присутствие... По воскресеньям у нас совершается молебен перед главной монастырской святыней – местночтимой чудотворной иконой Божией Матери Троеручица, которую подарил монастырю его строитель, его основатель отец Сергий Плаксин. В свою очередь батюшка получил эту икону в дар от одной рабы Божией из Новокузнецка, прятавшей ее у себя дома в советское время. Он посчитал, что святыня, написанная русскими монахами на Святой Горе Афон в 1878 году, должна принадлежать всем верующим, а не только его семье. Конечно, это очень дорогой, щедрый дар. У нашего батюшки – человека смиренного – широкая душа.

А чудесной помощи от святыни было очень много. По свидетельствам людей, это и рождение детей в семьях, где их подолгу ждали; и разные исцеления, начиная от болезней рук и ног и заканчивая онкологией. Или вот какой (скажем, своеобразный) случай произошел на одной православной выставке-ярмарке, куда сестра из нашего монастыря привезла масло от неугасимой лампадки, горящей перед Троеручицей. Посетили ярмарку 16-летний юноша с мамой. У юноши не росли ногтевые пластины, и никакие медицинские средства не помогали, даже прописанные профессорами. Юноша стеснялся этого «изъяна» – он поджимал пальцы, пряча их от посторонних глаз. Его мама, настроенная скептически, всё же взяла освященное масло у нашей сестры. Через несколько месяцев, когда эта сестра снова приехала туда, на православную выставку-ярмарку, в Калининград, женщина с сыном принесли ей огромный букет лилий в знак благодарности. Выяснилось, что у юноши отросли совершенно чистые и ровные ногтевые пластины. Для них это было чудом, свершившимся по милости Пресвятой Богородицы. Да и для нас тоже.

В обители ведь есть еще икона с Афона, перед которой совершаются молебны?

Уже в XXI веке на Афоне была написана другая наша святыня – икона Божией Матери «Всецарица» («Пантанасса»). Писали ее в греческом Ватопедском монастыре, где, как известно, хранится чудотворный первообраз «Всецарицы». Писалась икона по заказу московского благодетеля, больного раком. Работа длилась два года. Краски изготавливались на основе святой воды и вина. Монах-иконописец постоянно молился, при этом два года он хранил молчание. В 2012 году тот благодетель, заказавший, святой образ, передал его нашему монастырю. Выбор пал на Кузбасс, потому как регион находится в зоне наибольшего риска по заболеваниям онкологией. Молебен перед «Всецарицей» у нас совершается по средам, кроме Великого поста... Хотя наш монастырь на фоне российских обителей, корнями уходящих в далекое прошлое, совсем молодой, но в нем сегодня собрано столько святынь! И постоянно слышны молитвенные воздыхания перед ними. И у иконы преподобного Серафима Саровского с частицей его мощей, и у иконы преподобных Оптинских старцев с частицами их мощей, и у многих других икон –тоже с частицами мощей святых угодников Божиих.

Рабы неключимые...

Для монастыря тридцать лет – это немного. А для его насельниц – довольно большой отрезок времени. Матушка, можно ли уже подвести какие-то итоги монашеских трудов в Свято-Серафимо-Покровской обители?


Наверное, итоги монашеских трудов будет подводить Господь. И как Он посмотрит на нашу жизнь – неизвестно. Что-то мы делаем, конечно: молимся, пытаемся украсить дом Божий, как можем. Пытаемся помочь нуждающимся. Но мы и должны это делать. Рабы Божие, неключимые, как сказано в Евангелии: «Так и вы, когда исполните все повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать» (Лк. 17:10). По человеческим меркам, мне думается, важным итогом можно назвать то, что наш монастырь стал, наверное, «родоначальником» многих монахов и священников Кузбасса. И появились другие монастыри... Несколько лет назад в Ленинске-Кузнецком открылся Иверский мужской монастырь, который возглавил игумен Тихон (Белякин), – духовное чадо протоиерея Сергия Плаксина. Отец Тихон служил в нашей обители, потом его перевели строить храм в другой части города, где Церкви было передано здание старого детского садика. А спустя годы получился целый монастырь! Как сказал в одном из своих интервью его игумен, «монастырь состоялся». В Кемеровской епархии это первый мужской монастырь. Также одна из наших сестер, совсем молодая, монахиня Стефания (Марченко), стала настоятельницей Свято-Успенского женского монастыря в селе Елыкаево, что в двадцати километрах от Кемерово. (Чуть более трех лет назад состоялось возведение ее в сан игумении). Свято-Серафимо-Покровский монастырь поделился: по благословению правящего архиерея митрополита Аристарха несколько сестер с воспитанницами нашего приюта для девочек «Серафимушка» переехали в Елыкаево, где при монастыре уже был православный детский дом «Покров».


Грустно было с девочками расставаться?

Знаете, мы за них (а это дети-сироты) от всей души порадовались, поскольку в Елыкаево чистый воздух, живописная природа, сосны, тогда как Ленинск – шахтовый город, экология тут не очень хорошая. Когда еще не стоял вопрос о переезде приюта «Серафимушка», мы выкупили несколько частных домов с участками, чтобы расширить территорию монастыря и построить для девочек новый корпус. Теперь мы в нем разместили классы для воскресной школы. Прежде она находилась через две улицы от монастыря, и было очень трудно следить за порядком, охранять ее, отапливать то здание. Пришлось его продать. Сейчас появилась возможность заниматься в новом здании не только детям, но и взрослым. В декабре прошлого года по инициативе наших замечательных прихожан при монастыре был открыт Духовно-просветительский центр «Покров». В этом мы тоже берем пример с Малоярославца: при Свято-Никольском монастыре вот уже который год действует Духовно-просветительский центр «София», где ведется всесторонняя социальная и духовная работа с детьми и взрослыми. Причем каким-то чудесным образом всё происходит не в ущерб монашеству (молитве, самому укладу жизни сестер, их устроению)! Еще в нашей обители появился кризисный центр «Надежда». Его история такова: несколько женщин (алко- и наркозависимых) попросили у нас помощи. Сказали: «Погибаем, не знаем, как выбраться из этой ямы». Какое-то время они пожили у нас как паломницы. Потом мы всё же рискнули принять их, испросив благословения у владыки. Сейчас получают помощь четыре женщины, которые проживают под контролем одной из сестер в монастырском, отдельно стоящем доме. Наши подопечные присутствуют на богослужениях, участвуют в послушаниях. Клирики монастыря и я, игумения монастыря, беседуем с ними – иногда сразу со всеми вместе, иногда с каждой в отдельности. В зависимости от обстоятельств. Одновременно принять большое число таких женщин мы не можем, потому как боимся не справиться...


«По милости Божией Святая Гора спустилась к нам»

Матушка Нектария, за рамками предыдущего нашего интервью осталась тема, которая, чувствовалось, Вам особенно дорога. Я говорю о большом почитании в сибирской обители святогорцев. Но у Вас оно зародилось еще на Калужской земле, в Свято-Никольском монастыре Малоярославца, куда приезжали афониты?

Действительно, они приезжали к нам и проводили замечательные беседы с сестрами – о послушании, о монашеском житии, о молитве. Если только перечислять, кто у нас побывал в Малоярославце, то получится длинный-длинный список! Мы осознавали, что эти люди, наши современники, выросли в монашеской традиции, в непосредственном послушании: старец – послушник. Они впитали всю суть, соль монашества, тогда как мы пытались понять из книг: что же это такое? Конечно, Господь Святой Дух Сам наставляет всех, кто искренне ищет Бога и жизни по Евангелию. Но всё же увидеть святогорцев, у которых никогда не прерывалась монашеская традиция, было очень важно и очень нужно для нас. Тем более, что мы – женского пола, и никогда не смогли бы сами посетить Афон. Как сказал теперь уже покойный архиепископ Георгий Людиновский, викарий Калужской епархии, по милости Божией Святая Гора спустилась к нам…


Здесь, в Свято-Серафимо-Покровском монастыре, скорее, слились воедино любовь к Афону митрополита Аристарха и любовь, привезенная мною, грешной, из Малоярославца. Ее я унаследовала от матушки-игумении Николаи и поделилась ею с сестрами... Родной дядя нашего владыки – игумен Никон (Смирнов) – святогорец. Он много лет возглавлял Афонское подворье в Москве, а сейчас служит на Афоне. (К слову сказать, отец Никон – родной брат не так давно почившего митрополита Евлогия, которого митрополит Аристарх очень любил и почитал). Когда афониты приезжали в Кузбасс, владыка старался пригласить их не только к себе в кабинет, на беседу – он приглашал гостей посетить и Свято-Успенский женский монастырь, чтобы мы, монахини, могли пообщаться с ними. Сам владыка не раз посещал Афон и признавался, что два места на земле произвели на него неизгладимое впечатление: Святая Земля и Афон. Афон особенно нравился ему тем, что там уклад жизни сохранился во многом, как в древности.


На монашеской конференции «Древние монашеские традиции в условиях современности», проходившей в конце прошлого года на базе вашего монастыря, Вы выступили с докладом «Значение Иосифа Исихаста в современном монашестве». Что Вам хотелось донести до собравшихся, какие аспекты осветить?

В Малоярославце на занятиях мы вместе с Матушкой читали (а потом и здесь, в Кузбассе, с сестрами прочли) книгу протоиерея Иоанна Журавского «Тайны Царствия Божьего». И крепко запомнились его слова, что монашество без умного делания – как тело без души. Жизнь старца Иосифа полностью была посвящена умному деланию. Преподобный Иосиф Исихаст – это святой наших дней, который распял себя ради Христа. Ради Его заповедей. Он стяжал суровыми подвигами бесстрастие. Чистоту тела, мыслей, чистую молитву. Он мог держать ум в сердце по шесть часов. Вот мы, например, пытаемся стяжать внимательную молитву – хотя бы просто внимательную, не рассеянную, и сколько минут способны удерживать внимание? Думаю, пять-десять, не больше. Ум улетает, парит. А старец мог шесть часов держать ум в тисках сердца – такая у него была любовь к Богу, Божественная ревность! Он победил зло в своем сердце. Это вдохновляет, хотя, конечно, понимаешь, что это мера избранных, святых Божьих людей, но не наша мера. Нам же схиархимандрит Михаил (Балаев) из Троице-Сергиевой Лавры, старец нашей матушки-игумении Николаи, говорил: «Молитва – это покаяние. В молитве надо идти только через покаяние». Для нас, современных людей, пораженных гордостью «до мозга костей», это очень важно понимать, чтобы не впасть в прелесть... Добавлю ко всему: мы с сестрами читали много творений современных афонских старцев, но это не значит, что забыли о великом духовном наследии Русской Православной Церкви. Нет! С сердечным вниманием мы читаем труды святителей Игнатия (Брянчанинова), Феофана Затворника, святого праведного Иоанна Кронштадтского, Оптинских старцев, преподобного Силуана Афонского и других святых подвижников благочестия.


***

Первое интервью с игуменией Нектарией (напомню: оставившей учебу в Литинституте имени А.М. Горького в Москве, чтобы пойти по монашескому пути) заканчивалось ее стихотворением. Оно было посвящено родной обители, затерянной в Сибири. И есть там такие слова: «Обитель моя, с куполами небесными, Ты, будто маяк, будешь миру светить». Уже светит! Три десятилетия светит... Стихотворение «У распятья», написанное матушкой еще в Малоярославце, тоже полюбилось сестрам в Кузбассе.

У распятья в каплях воска
Ко Христу пролей две слёзки
Из глубин своей души:
«Боже, милостив мне буди,
Не причти меня к Иуде,
Пред Тобою согрешил»...

Здесь ты душу у канона,
Будто горницу Сиона
Перед Пасхой уготовь.
Что, поправ людей понятья,
Говорит тебе распятье?
Это – Вечная Любовь,
На Кресте раскинув руки
И предав Себя на муки,
Жертв не требует в ответ.

Это – Жертва на закланье,
И две слёзки покаянья
Ставит выше всяких жертв.


Беседовала Нина Ставицкая

Снимки взяты из архива монастыря и с сайта Кемеровской митрополии

Материалы по теме

Новости:

Публикации:

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Саввино-Сторожевский ставропигиальный мужской монастырь
Богородицкий Пятогорский женский монастырь
Марфо-Мариинская обитель милосердия
Суздальский Свято-Покровский женский монастырь
Андреевский ставропигиальный мужской монастырь
Череменецкий Иоанно-Богословский мужской монастырь
Пюхтицкий Успенский ставропигиальный женский монастырь в Эстонии
Казанская Амвросиевская женская пустынь
Тихвинский скит Спасо-Преображенского мужского монастыря города Пензы
Александро-Ошевенский мужской монастырь