«…в душе моей укрепляется надежда»

Памяти схимитрополита Ювеналия (Тарасова)

13 января 2019 года исполняется 6 лет с того дня, когда отошел ко Господу схимитрополит Ювеналий (Тарасов). Начиная с середины 70-х годов владыка-подвижник возглавлял епископские кафедры в Воронеже, Иркутске и затем более 20 лет возрождал Православие на древней Курской земле. При нем здесь были открыты монастыри (4 мужских, 3 женских,), храмы (более 200), а в 300 общеообразовательных школах был введен курс «Основы православной культуры». Как прошел свой земной путь человек, чья жизнь вместила в себя и эпоху гонений на Церковь, и расцвет после атеистического мракобесия? Какие уроки мы можем извлечь, знакомясь с личностью старца-исповедника, который жил в непрестанных трудах и молитвах и не уставал повторять: «Господь нас без нас переменить не сможет»?


Невзгоды и допросы не сломили его

Много тяжелых моментов пришлось пережить будущему архипастырю за 83 с небольшим года жизни. Об одном из них, особенно страшном, владыка вспоминал и в разговорах со священнослужителями, которых рукополагал, и в беседах со студентами. (С молодежью он часто встречался, а в начале 2000-х на протяжении трех лет каждые две недели проводил «архиерейские вторники» в Курском государственном университете во время учебного года, собирая большую аудиторию и отвечая на многочисленные вопросы будущих педагогов). Вспоминал он о том событии в своей жизни в историческом контексте. Ему хотелось, чтобы собеседники из первых уст услышали, до какого неистовства доходила безбожная власть, воспринимая Церковь как врага, потому что та имела особое влияние на души и сознание людей в России. Например, его, молодого священника Спиридона Тарасова, арестовали и посадили в тюрьму, где целый месяц изо дня в день, по 12 часов подряд, следователи, сменяя друг друга, допрашивали его. Требовали отречения от сана и, разумеется, от веры. Причем это было не в кровавом 37-м году, а в период так называемой «хрущевской оттепели», ознаменовавшейся закрытием православных приходов и монастырей, репрессиями против духовенства. «В те дни мне казалось, что я сойду с ума», – говорил владыка, мысленно возвращаясь к допросам в тюремных застенках.

В его роду не было священников. Предки – крестьяне и казаки. Отец – проходчик шахты. В 1937 году отца арестовали и расстреляли как врага народа. Мама осталась с пятью детьми. Пятнадцатилетние близнецы Спиридон и Вениамин за год до окончания Великой Отечественной войны пошли работать в шахту и параллельно учились в школе рабочей молодежи. Не одну горькую утрату пережил Спиридон в те годы. На войне отдали жизнь за победу над врагом два старших брата, в шахте трагически погиб брат-близнец. А сколько еще испытаний было уготовано ему, и он их вынес, не сломался, потому что Господь давал силы!


К Церкви владыка прилепился с детства: с восьми лет стал пономарить на хуторе у бабушки, в сельском храме. Собирался в будущем стать медиком, но по благословению настоятеля храма, у которого был после войны келейником, поехал учиться в Саратовскую духовную семинарию. По окончании вернулся домой, в город Шахты Ростовской области. Рукополагал его во диакона, а через два дня во пресвитера митрополит Ростовский Вениамин (Федченков). Сегодня имя одного из самых высокообразованных архипастырей той эпохи, талантливого духовного писателя, остро чувствовавшего время, у многих из нас ассоциируется с подвигом веры. Но множество скорбей он перенес на той же Ростовской кафедре из-за доносов, козней недоброжелателей, стремящихся парализовать его деятельность, называвших его «врангелевским отребьем». Однако владыка Вениамин знал, зачем и почему он вернулся из эмиграции в свое страдающее Отечество. И проявлял удивительную твердость. Как написано в одной исследовательской работе, он «твердой рукой наводил порядок и отстаивал епархиальную жизнь от врагов внешних и внутренних». Такая же твердость в отстаивании христианских ценностей, неустрашимость перед всякого рода запугиваниями отличала и молодого батюшку, принявшего от митрополита Вениамина священническую хиротонию. При этом глубокие раны отцу Спиридону наносились не только врагами Церкви. В какой-то момент супруга поняла, что нет сил у нее нести крест матушки – неподъемно. И ушла, оставив отцу Спиридону детей. Он сам растил сына и дочь, воспитывал их, и те осуществили его юношескую мечту – избрали медицину. А протоиерей Спиридон Тарасов, приближаясь к сорокалетнему рубежу, осознал, что дальнейший его путь по жизни – монашеский. В постриге он получил имя Ювеналий, в честь святителя Иувеналия (Ювеналия), Патриарха Иерусалимского. Позже, в схиме – в честь священномученика Иувеналия (Ювеналия) (Масловского), архиепископа Рязанского и Шацкого, прошедшего сталинские лагеря и расстрелянного осенью 1937 года.


«Строгий-строгий подвижник…»

Так характеризуется схимитрополит Ювеналий в буклете «Золотухино. Обитель двух схимников», выпущенном Золотухинским женским монастырем во имя преподобного Алексия, человека Божия Курской епархии. Сестры обители свидетельствуют: уйдя на покой, старенький, обремененный болезнями схимник изо дня в день, из года в год созидал их обитель – в память о своем убиенном отце, Алексее Спиридоновиче Тарасове, и миллионах невинных жертв политических репрессий. Видя, как владыка-труженик на инвалидной колясочке с моторчиком «наматывал километр за километром», как он руководил ходом строительства, сестры тоже самоотверженно трудились. Здесь хочется сказать, что любовь к усопшему может выражаться в разных формах. У верующих людей на первом месте стоит молитвенная память. Постоянный уход за могилой, облагораживание холмика, под которым покоится дорогой человек – тоже знак неохладевающей любви. Как и организация душевных вечеров памяти, съемки документальных фильмов о каких-то удивительных личностях. Сюда же добавлю и вышеназванный буклет, сделанный с огромной любовью к схимитрополиту Ювеналию и схимонахини Антонии (Сухих), которую владыка пригласил руководить духовной жизнью сестер обители, возводившейся практически на пустом месте. Какие выразительные фотографии иллюстрируют проникновенный текст, повествующий о становлении монастыря! А вслед за строкой, где сообщается, что владыка был строгий-строгий подвижник, идет в какой-то степени «контрастирующее» продолжение. Матушку, тоже передвигавшуюся в инвалидной коляске, сестры вспоминают, как добрую-добрую, с конфетками в кармане (раздавала их сестрам в утешение), с лаской и любовью. «А взгляд у обоих детский, радостный, – читаем дальше. – Разные по характеру, но единые в своем служении Богу и людям». Еще один штрих к портрету владыки на покое: «Митрополит-схимник то обгонит ее (матушку Антонию – ред.), то отстанет, оглядывая хозяйским взглядом новые постройки. Только он знал, сколько гусей, куриц и всякой птицы в хозяйстве. Никому сосчитать не удавалось, а он, казалось, лично с каждым цыпленком был знаком».

Владыка, строгий в вере, всегда без обиняков, напрямую высказывался по основополагающим вопросам, кто бы перед ним ни был. Интересен и показателен в этом плане сборник, выдержавший три издания: «Схимитрополит Иувеналий (Тарасов), "Проблемы современного православного воспитания (доклады, выступления, размышления) "». В нем содержатся важные запоминающиеся вещи. Например, в секулярном мире часто звучит, прямо скажем, лукавый вопрос: «Можно ли верить в Бога, не посещая Церковь?» Не секрет, что немалому числу людей просто-таки удобно, очень комфортно считать себя «верующими в душе», а в храм приходить в лучшем случае дважды в год – на Рождество и Пасху. Вопрос в этом ключе прозвучал во время проведения традиционного «архиерейского вторника» в Курском государственном университете. «Можно, но это уже будет не река полноводная, а озеро загнивающее, покрытое зеленью и зарослью», – ответил архипастырь студенту. Нередко его ответы были прямолинейными, жесткими. Потому что он понимал, каковы реальные угрозы крупномасштабной духовной войны, разворачивающейся против России и Православия. И сражался за людские души. Особо кровопролитное сражение шло за души детей. Принимая активное участие в ежегодных Международных Рождественских образовательных чтениях, Курский архиерей в своих докладах четко расставлял акценты: называл причины кризиса в системе российского образования и обосновывал пути выхода из него. Он в пух и прах разбивал нелепые аргументы тех, кто пытался препятствовать введению в наших школах нового учебного предмета – «Основы православной культуры». Среди последних были также директора школ. Они заявляли, мол, мы – страна многоконфессиональная, и хотя в их школах нет учеников-мусульман, но, по словам одного из директоров, в другой деревне живет несколько семей турок-месхитинцев, что обязательно надо это учитывать. Процитирую контраргумент владыки: «Невольно хочется спросить: ну если вам ваши собственные дети не нужны, неужели вас волнуют дети турок-месхитинцев, которые, я уверен, посещают этот урок, если он преподается в селе, где живут эти семьи…Уроки православной культуры не предусматривают миссионерских целей, но знать культуру новой Родины, равно как и русский язык, им просто необходимо. А если задуматься, сколько директоров на этом основании, даже, может быть, и живого мусульманина не видевшие, запрещают у себя в школах православную культуру, то становится страшно от мысли: "Кто руководит школами?"»

В одном интервью причиной непринятия некоторыми руководителями нового факультативного предмета он назвал трусость. «Трусость до потери родительского инстинкта, – убежденно сказал владыка корреспонденту и продолжил: – Ведь даже животное защищает своих детенышей, любая птица, даже совсем маленькая, защищает своих птенцов. А мы бросили своих детей на произвол торговцев наркотиками, растлителей, похитителей, изуверских сект. И при этом мы боимся не того, что наши дети гибнут, а того, что какой-то продажный журналист или правозащитник обвинит нас в нарушении прав человека, национализме и вообще непонятно в чем. И этот грех трусости лежит сегодня на всех нас». Теперь представим: какую поистине колоссальную работу нужно было проделать, какие душевные и физические силы затратить, чтобы на Рождественских чтениях в 2004 году (за семь месяцев до ухода на покой по состоянию здоровья) сообщить, что на Курской земле произошла кардинальная смена в настроении управленческого корпуса образовательных учреждений. Сегодня это общеизвестный факт: Курская епархия стала в этом вопросе первопроходцем. Вслед за ней факультативный курс «Основ православной культуры» начал вводиться в общеобразовательных школах на просторах российской земли. А владыка, уйдя на покой и созидая новый монастырь, по словам его настоятельницы игумении Елисаветы (Семеновой), сразу определил в нем место для детской воскресной школы. На начальном этапе строительства. И в конце буклета «Золотухино. Обитель двух схимников» рядом с фотографиями ребятишек приводятся его полные оптимизма слова: «..И вот, когда сегодня я знаю, что тысячи курских детей молятся о спасении своих душ, душ родных, близких, когда я читаю детские молитвенные прошения, в душе моей укрепляется надежда. Я знаю, Господь не оставил и не оставит страну нашу по молитвам этих детей. Он умягчит ожесточившиеся сердца миллионов взрослых, и они разрешат детям приходить к Господу и Спасителю своему Иисусу Христу, они не будут отлучать детей от Матери их Небесной – Пресвятой Богородицы. Они позволят им узнать о небесных покровителях и защитниках – святых нашей Церкви…»


Тихий монастырь и его именитые гости

Благословляя остаться в обители еще одну сестру, затем еще и еще – вторую, третью, четвертую (сейчас здесь подвизается более 50 насельниц), матушка Антония говорила: «У нас самый тихий монастырь». Владыка сам определял новоначальных на послушание – отправлял потрудиться на огороде или на коровнике. И сегодня, по словам настоятельницы монастыря матушки Елисаветы, монастырь по-прежнему тихий. Паломники не так часто его посещают – не то, что древний мужской монастырь Коренная пустынь, который тоже находится в Золотухинском районе, только чуть ближе к Курску. Там всегда бывает много народа, а уж на праздники – и подавно. Но тишина имеет большие плюсы для более уединенного жительства монашествующих. Это в обители преподобного Алексия ценят. И все же она не была обделена вниманием людей, которые, привлеченные незаурядной личностью архипастыря, старались навестить его здесь, в тиши, в отдалении. Приезжал Георгий Полтавченко, являвшийся в то время полномочным представителем Президента Российской Федерации в Центральном федеральном округе. Был здесь и губернатор Белгородской области Евгений Савченко, чья помощь в осуществлении сокровенной мечты митрополита-схимника – построить монастырь в честь памяти убиенного отца и миллионов невинных жертв политических репрессий – огромна. Народный артист РСФСР, популярный кинорежиссер Никита Михалков – духовный сын владыки – тоже бывал в «самом тихом монастыре». Кстати, это он озвучивал закадровый текст в документальном фильме «Архипастырь», посвященном жизни и служению схимитрополита Ювеналия. И в своем видеопослании участникам дня памяти владыки в Курске в 2014 году он сказал, пожалуй, то, что прочувствовали, испытали на себе и многие из людей, хорошо знакомых с владыкой: «Схимитрополит был одним из самых трогательных, искренних и добрых пастырей, которых мне приходилось встречать в жизни. Когда я с ним разговаривал, возникало ощущение, что он знает и насквозь видит тебя. И робость, которую ты испытываешь, как человек греховный, исчезала, когда ты видел, что взгляд его полон нежности, любви и понимания. Это удивительное качество. И вместе с тем в каких-то моментах он был абсолютно принципиален, и никакими силами невозможно было от него добиться того, чего он не хотел, и понимал, что это неправильно».

Из духовных лиц приезжали повидаться с маститым архиереем схиархимандрит Илий (Ноздрин), протоиерей Артемий Владимиров. А весной 2007 года Золотухинский монастырь принимал дорогого гостя из-за океана – Первоиерарха Русской Православной Церкви Заграницей митрополита Нью-Йоркского и Восточно-Американского Лавра. 17 мая тот вместе с Патриархом Московским и всея Руси Алексием II подписал Акт о каноническом общении, увенчавший исцеление почти девяностолетнего разъединения в Русской Православной Церкви. А на пятый день после этого великого исторического события владыка Лавр совершил паломничество в Курскую Коренную пустынь, где в свое время была явлена Курская Коренная икона Божией Матери «Знамение» (теперь она – главная святыня РПЦЗ, хранящаяся в Синодальном Знаменском соборе Зарубежной церкви в Нью-Йорке). Затем по приглашению схимитрополита Ювеналия Первоиерарх РПЦЗ заехал к духовному собрату в новосозданную обитель. Уже после смерти владыки Лавра в 2009 году ее посетил митрополит Нью-Йоркский и Восточно-Американский Иларион, ставший Первоиерархом Русской Православной Церкви Заграницей.


***

Похоронили владыку Ювеналия, скончавшегося через полгода после схиигумении Антонии, в ограде Знаменского кафедрального собора в Курске. На его могиле установлен величественный крест из бронзы, а надгробие сделано из гранита. По сообщениям СМИ, из нескольких предложенных вариантов, при жизни сделанных уроженцем Курской области скульптором Вячеславом Клыковым (с которым владыку объединяла единодушная, братская дружба), митрополит Курский и Рыльский Герман выбрал этот. В самом монастыре духовные чада митрополита-схимника поставили ему памятник – рядом с могилкой старицы, куда сестры часто приходят со скорбями и бедами. Ездят они и в Курск – на могилу основателя своей обители. А еще, как поведала игумения Елисавета (Семенова) порталу «Монастырский вестник» в интервью «Обитель двух схимников», сестры ходят в келью, где архиерей-схимник жил, когда монастырь, его детище, строился. Читают в келье акафисты – Господу Иисусу Христу, Матери Божией, преподобному Алексию, человеку Божию, другим святым. В зависимости от того, какой церковный праздник в этот день. И потом действительно идет благодатная помощь. «Мы спасли нашу веру с тем, чтобы вера наша спасла и уберегла многострадальный русский народ», – говорил схимитрополит Ювеналий. Он видел, и мы это видим: спасенная вера помогает России выстоять во времена, отмеченные глубоким драматизмом.


Подготовила: Нина Ставицкая

Фото представлены из архива монастыря

Материалы по теме

Публикации

Памяти схимитрополита Ювеналия (Тарасова)
Курская Коренная Рождества Пресвятой Богородицы мужская пустынь
Игумения Елисавета (Семенова)
Игумения Сусанна (Барыкина)
Памяти схимитрополита Ювеналия (Тарасова)
Курская Коренная Рождества Пресвятой Богородицы мужская пустынь
Игумения Елисавета (Семенова)
Игумения Сусанна (Барыкина)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий
Митрополит Китирский Серафим
Вечер памяти архимандрита Кирилла (Павлова)
Архимандрит Мартирий (Островых)
Монахиня Евфимия (Аксаментова)
Митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий
Митрополит Китирский Серафим
Вечер памяти архимандрита Кирилла (Павлова)
Архимандрит Мартирий (Островых)
Монахиня Евфимия (Аксаментова)