О возрождении Алексеевской обители

Игумения Ксения (Чернега)

23 декабря 2013 года в домовом храме Патриаршей резиденции в Даниловом монастыре Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил монашеский постриг инокини Ксении (Чернеги), руководителя Юридической службы Московской Патриархии. Матушка Ксения пострижена в монашество с именем в честь святой блаженной Ксении Петербургской. Решением Священного Синода от 16 июля 2013 г. (журнал № 91) инокиня Ксения была назначена игуменией возрожденного Алексеевского ставропигиального женского монастыря г.Москвы. Поздравляем Матушку Ксению с принятием пострига и предлагаем ознакомиться с интервью, опубликованном на сайте Алексеевского монастыря.

– Матушка Ксения, поздравляю Вас с долгожданным возобновлением монашеской жизни Алексеевской обители и с назначением игуменией этого древнейшего в Москве женского монастыря. Алексеевский монастырь был основан в 1358 году, у него богатая история. Какие из традиций видятся Вам наиболее ценными и какие Вы хотели бы возродить?

– Подробного описания традиций Алексеевского монастыря не сохранилось. Но, судя по свидетельствам родственников насельниц Алексеевской обители и иных лиц, знакомых с ними, сестры нашего монастыря горячо любили свою обитель.

После ее закрытия в 1924 году они поселились в домах неподалеку и, поддерживая друг друга, продолжали монашескую жизнь, храня верность избранному ими «тесному пути». Многие из них были арестованы. Помню, когда в 90-е годы мы получили из Государственного архива протоколы допросов наших сестер, я с трепетом и благоговением «расшифровывала», по просьбе Е.В. Путинцевой (бессменного секретаря нашего духовника о. Артемия), один такой протокол. Меня тогда занимал один вопрос: как бы вела себя в те годы я? Ведь столько людей тогда либо отошли от веры, либо тщательно скрывали ее, опасаясь арестов и истязаний. Читая ксерокопии протоколов, я удивлялась мужеству наших сестер. Что укрепляло их в исповедничестве? Что помогало преодолеть естественный в таких обстоятельствах страх и открыто свидетельствовать на допросах о своей вере и убеждениях?

Прошло несколько лет и три насельницы Алексеевского монастыря – преподобномученицы Анна, Матрона и Евфросиния – были прославлены в лике новомучениц. При этом Анна (Макандина), расстрелянная в Бутово, была канонизирована ранее всех прочих московских монахинь, пострадавших в годы лихолетья.

Лично меня, мое внимание особенно привлекают страшные годы разгона и закрытия монастыря. Думаю, что именно тогда здесь, в Красном селе, воспламенился тот невидимый огонь, который коснулся и наших сердец – огонь святой молитвы. Те сестры, которые после закрытия обители ютились неподалеку от нее в холодных домишках, а затем, после арестов и допросов, попали в казематы и лагеря, – эти сестры вымолили у Бога будущее обители. Искры невидимого огня живут теперь в наших сердцах. И нужно возгревать в себе молитвенный дух, который, как думаю, отличал насельниц древнейшей женской обители Москвы все годы ее существования, но особенно проявил себя в дни страшных испытаний в начале ХХ века.

– Кто еще из святых особо покровительствует Алексеевскому монастырю и чью помощь Вы ощущаете в нелегком деле возрождения обители? Может быть, были какие-то случаи, свидетельствующие об этом покровительстве, которые особо запомнились?

– Мне думается, что последняя Царская семья. Царствующий дом Романовых всегда покровительствовал нашей обители. Государь Алексей Михайлович, прозванный в народе Тишайшим, особенно привечал наш монастырь: часто молился здесь, делал богатые вклады. Кстати, бывшая супруга «особенного друга» Царя – Патриарха Никона была насельницей Алексеевской обители.

Храм Всех Святых, в котором мы взращены и воспитаны, был возведен в память чудесного избавления Царской семьи от гибели во время крушения поезда.

Наследник престола цесаревич Алексий носил дорогое для нашей обители имя. Поэтому домовый храм, устроенный приходом в келейном корпусе монастыря, был назван Алексеевским – в честь царственного отрока-страстотерпца.

Помню, как в год прославления последней Царской семьи, я, тогда аспирантка юридического вуза, уехав на каникулы в глухую смоленскую деревушку, читала и перечитывала книгу Соколова «Убийство Царской семьи». Возможно, именно тогда я осознала трагедию цареубийства. Во мне появилась и с годами окрепла уверенность, что все страдания и неустройства, которые терпит сегодня русский народ, – следствие предательства и убийства Божьего Помазанника. Любовь к последнему Царю, глубокое сочувствие к нему, сопереживание его непонятному многим подвигу – вот те чувства, которые все эти годы я храню в себе.

Александровский дворец в Царском селе и Ганина яма – любимые места паломничества.

И надо сказать, что в своем нелегком юридическом послушании, когда приходится отстаивать интересы Церкви, я ощущаю невидимую помощь Царственных мучеников. Их фотографии находятся в моем рабочем кабинете. Пример Царской семьи помогает мне спокойно переносить наветы и клевету, неизбежные, как кажется, для любого преданного Церкви человека.

Сложно передать те чувства, которые я испытала 16 июля в день открытия обители. Решение Синода было принято после полудня. А вечером в храмах, на всенощной, вся Россия молилась последнему Царю. Это удивительно, но факт: решение об открытии Алексеевского монастыря было принято накануне дня памяти Царственных новомучеников.

– Обитель сейчас находится среди шума столичной жизни – Третье транспортное кольцо, «АШАН», железная дорога, недалеко Площадь трех вокзалов. С одной стороны, это, видимо, создает трудности для монашеской жизни. А с другой – накладывает дополнительную ответственность. Обитель должна светить миру, среди которого она находится. В связи с этим два вопроса: как стяжать молитвенный и мирный дух среди суеты и шума столицы; и что бы Вы сказали людям, впервые переступающим порог храма в обители?

– Думаю, что эти вопросы лучше задать духовнику нашей обители – протоиерею Артемию Владимирову. В нем молитвенный дух сочетается с удивительной открытостью, доступностью людям. Более двадцати лет Батюшка пребывает в Красном селе «среди суеты и шума» и при этом не заражен суетностью, раздражительностью, усталостью от людей.

На регулярных встречах с сестрами он делится богатством своего духовного и жизненного опыта. Быть рядом с таким батюшкой – большое счастье. Он умеет дарить людям ощущение праздника даже в самые тяжелые и скорбные дни.

Поэтому для нас, согретых и оживленных теплом пастырской любви и заботы, «Ашан» и Третье кольцо не представляют большой угрозы...

 

Беседовала Татьяна Радынова


Материалы по теме

Публикации

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Участники круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства»
Участники круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства»
Блаженнейший Митрополит Онуфрий
Участники круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства»
Участники круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства»
Блаженнейший Митрополит Онуфрий